Александр Грищук: "Спасибо Гельфанду, который дал мне израильские таблетки"

Время публикации: 12.07.2012 09:57 | Последнее обновление: 12.07.2012 15:08


Запись прямого эфира: 11.07.12, 13.00

Е.СУРОВ: 13.02 московское время, прямой эфир Chess-News, спасибо всем, кто настроился. Не буду долго тянуть кота за хвост: Александр Грищук, чемпион мира по блицу на связи, я надеюсь, мы его сейчас услышим. Александр, здравствуйте.

А.ГРИЩУК: Здравствуйте.

Е.СУРОВ: Примите поздравления. Вы уже дома или еще в Астане?

А.ГРИЩУК: Спасибо. Еще в Астане.

Е.СУРОВ: Вы знаете, я Сергею Карякину задавал вопрос, и вам его же задам, чуть переформулированный, с прицелом на блиц. Какими качествами должен обладать шахматист, чтобы быть хорошим блицором? Без каких качеств невозможно играть сильно в блиц?

А.ГРИЩУК: Главное качество, которое нужно, чтобы сильно играть в блиц – это сильно играть в шахматы. Это относится также и к классике, и к рапиду. То есть чтобы сильно играть в классику, нужно сильно играть в шахматы. Чтобы сильно играть в рапид, нужно сильно играть в шахматы. И в блиц – то же самое.

Е.СУРОВ: То есть вы не принимаете такого мнения, что человек может хорошо играть в классические шахматы и плохо в блиц?

А.ГРИЩУК: Я таких людей не вижу. Практика не поддерживает такую точку зрения.

Е.СУРОВ: Ну что же, то, что Александр Грищук сильный шахматист, - это и так было известно, ничего нового вы нам сейчас и не сказали. Вы уже второй раз выигрываете чемпионат мира по блицу, в первый раз это было в 2006-м, правильно?

А.ГРИЩУК: Правильно, да. Но тогда все-таки состав был значительно слабее, чем сейчас.

Е.СУРОВ: Значительно слабее?

А.ГРИЩУК: Значительно, конечно. Просто сравните состав. Сейчас гораздо сильнее.

Е.СУРОВ: Вот я просто сегодня утром открыл интернет, кое-что поискал и увидел такие имена в том турнире, как Ананд, Раджабов, Полгар... Ну, можно сейчас открыть; всех, наверное, нет смысла перечислять. Может быть, просто в этот раз более ровный состав?

А.ГРИЩУК: Нет, ну тогда вот были Ананд, Раджабов, Свидлер, Гельфанд, Полгар... По-моему, из самых топ-игроков больше никого и не было. Я, может быть, кого-то забыл – в этом случае извиняюсь перед тем, кого забыл, - но у меня такое ощущение, что сейчас несравненно сильнее состав. И плюс тогда все-таки слабых игроков было больше гораздо.

Е.СУРОВ: Плюс еще отметим, что в то время не очень широко чемпионат освещался. И, откровенно говоря, то, что вы были чемпионом по блицу, тогда не многие знали. По-моему, это был вообще первый чемпионат?

А.ГРИЩУК: Ну, первый был в 88-м или 89-м году, когда Таль выиграл. Но после большого перерыва – да, это был первый. И вообще интернет развивается. Тогда был только е3е5 из новостных сайтов, сейчас е3е5 и Chess-News.

Е.СУРОВ: И вам, судя по всему, в этот раз сложнее было играть, чем тогда?

А.ГРИЩУК: Вообще я хотел бы выразить огромную благодарность Борису Гельфанду, потому что я заболел еще после первого дня рапида. Довольно сильно заболел – температура и все дела. И он мне дал какие-то израильские таблетки. Как в «Матрице»: красные таблетки и синие. Я всех секретов не буду раскрывать, но, в общем, там нужно перед сном красную таблетку пить, а в течение дня несколько раз – синюю. Такое ощущение, что это какие-то таблетки с допингом, потому что при чудовищном совершенно физическом состоянии голова у меня довольно неплохо соображала. И вообще, этим, может быть, объясняются успехи Бориса в самых главных шахматных турнирах.

Е.СУРОВ: Смотрите, как много открывается. Вот не так давно стало известно о каком-то суперкомпьютерном центре, который помогал Гельфанду, теперь выясняется, что и какие-то необыкновенные таблетки.

А.ГРИЩУК: По крайней мере, я про свои ощущения рассказываю. У меня действительно необыкновенные были ощущения. Причем что за таблетки – неизвестно, потому что там только на иврите что-то написано на обороте. Поэтому я даже не знаю, ни как они называются, ничего. Борис просто мне сказал: «Верь мне, принимай».

Е.СУРОВ: Людям, которым это понадобится, узнают, как они называются. Потому что я думаю, что вы сейчас своими словами подали новую пищу для размышлений людям в ФИДЕ, которые занимаются допингом в шахматах.

А.ГРИЩУК: Ну, я ничего не утверждаю. Я просто говорю, что у меня таких ощущений еще не было.

Е.СУРОВ: Александр, в нашем предыдущем большом интервью на Chess-News, которое было уже довольно давно, после претендентских матчей в прошлом году, вы говорили о том, что для вас в идеале было бы перейти на шахматы Фишера. Чтобы все перешли на них и играли в шахматы Фишера. Вы по-прежнему придерживаетесь этой точки зрения?

А.ГРИЩУК: Фишер, рапид, блиц. Если сохранять длинный контроль – да, в идеале было бы играть в Фишера. Не обязательно в чистого Фишера, то есть все 960 позиций. Можно отобрать из них какое-то число, тут люди разных точек зрения придерживаются. Каспаров считает – десять позиций, Крамник, например, считает – пятьдесят. Мне кажется, и пятьдесят маловато, можно пару сотен позиций отобрать, которые будут гармонично выглядеть. По мне – это было бы идеально. Но было уже интервью на эту тему, поэтому я не хочу повторяться.

Е.СУРОВ: Да. Я просто вот о чем хочу спросить. Я так понимаю, что идея основная ваша в том, что вы хотите с первых ходов играть в шахматы, а не играть какие-то заученные варианты. В этом я прав?

А.ГРИЩУК: Ну да, потому что нагрузка на шахматистов при этом упадет. Когда люди готовятся к партиям по шесть часов каждый день, после этого еще повторяют варианты пару часов... Получается восемь часов подготовка, потом при случае шесть часов игра – это же четырнадцать часов в сутки получается. Тяжеловато. Я думаю, что мало кто с этим спорит.

Е.СУРОВ: Вот я и хочу вас спросить: с какими чувствами вы вообще готовитесь к турнирам, к партиям? Вы же не выглядите человеком, который отстает от дебютной теории. Вы прекрасно осведомлены, вы просто хорошо играете, один из лучших шахматистов. И вот вы, допустим, готовитесь и что делаете? Плюетесь? «Вот опять приходится изучать Грюнфельда, зачем мне это надо?»

А.ГРИЩУК: Примерно так.

Е.СУРОВ:...Или спокойно к этому относитесь?

А.ГРИЩУК: Конечно, это неприятно, но необходимо. Именно так. Без этого невозможно на равных бороться с сильнейшими. Люди говорят, что Карлсен сильно отстает в теории. Может быть, он действительно отстает по сравнению с кем-то, но то, что он якобы совсем не занимается – это полная ерунда.

Е.СУРОВ: Кстати, и в ваших интервью, если я не ошибаюсь, иногда проскальзывала такая мысль – что вы мало занимаетесь или что-то в этом роде. Нет?

А.ГРИЩУК: Ну, может, по сравнению с кем-то и мало. Но то, что Карлсен или я или кто-то еще совсем не занимаются – это, конечно, полная ерунда.

Е.СУРОВ: Понятно. В общем, для вас это производственная необходимость, но вы это делаете без особого удовольствия, да?

А.ГРИЩУК: Да. Я просто не понимаю, ради чего это делается, когда можно Фишера начать играть, и всё это отпадет.

Е.СУРОВ: Я вам честно признаюсь, Александр: за тот год, что прошел с момента того интервью, мое, если угодно, шахматное мировоззрение чуть-чуть поменялось, и я всё больше склоняюсь к той же точке зрения, что и вы. Это, правда, не имеет никакого значения сейчас для аудитории, поскольку герой интервью не я, а вы. Но я просто как собеседник вам сейчас говорю, что я вас больше стал понимать в этом вопросе.

Вчера в новостных лентах появились слова главного тренера сборной России Юрия Дохояна о том, какой будет состав на Олимпиаду. Вам известен точный состав?

А.ГРИЩУК: Ну, я прочитал, что пишут.

Е.СУРОВ: Только из того, что прочитали? Или вас официально приглашали в команду уже?

А.ГРИЩУК: Это как бы само собой разумеется, что я не откажусь. Просто достаточно меня уведомить, что я в команде. Приглашать нет необходимости, потому что ясно, что я соглашусь.

Е.СУРОВ: Да. То есть, вы не можете ни подтвердить, ни опровергнуть информацию не только по вашему имени, но и по остальным? Все ли правильно названы?

А.ГРИЩУК: Я не знаю. Там, по-моему, ссылка на РИА-Новости. Наверное, это правда.

Е.СУРОВ: Александр, в некоторых ваших интервью мы уже привыкли видеть ваши рассуждения на, скажем так, политические темы, общественные, околополитические. С вами можно на эту тему в очередной раз немного поговорить?

А.ГРИЩУК: Почему нет.

Е.СУРОВ: Дело в том, что с тех пор, как вы произнесли ту фразу, ставшую впоследствии знаменитой, мне не дает покоя вопрос, что вы имели в виду. Вы сказали: «На данный момент я оцениваю Сталина скорее положительно». Там ни до этого, ни после этого не ясно, что вы все-таки имеете в виду. Вы можете пояснить эту фразу?

А.ГРИЩУК: Я даже не знаю, что тут особо пояснять. Имеется в виду деятельность как правителя.

Е.СУРОВ: А конкретно? Все-таки в чем положительные стороны его деятельности?

А.ГРИЩУК: Мне кажется, это довольно очевидно. Все-таки промышленность поднялась, война выиграна была. Я не говорю, что всё было идеально и так далее. Я абсолютно не придерживаюсь такой точки зрения. Но положительного было много. Я думаю, что это никто не станет отрицать. Было много и плохого. Тут как бы вопрос, что для каждого человека важнее, что для него перевешивает.

Е.СУРОВ: А если не секрет: о тех положительных сторонах деятельности, которые вы называете очевидными, вы откуда узнали? Из каких источников? Вы же не жили в Советском Союзе, тем более во времена Сталина.

А.ГРИЩУК: В смысле, откуда я узнал, что война была выиграна? Думаю, что мне еще было года четыре максимум, может три, когда я узнал.

Е.СУРОВ: Нет, ну война выиграна... Это единственная положительная деятельность Сталина?

А.ГРИЩУК: Нет, я же сказал – промышленность.

Е.СУРОВ: А о промышленности вы где читали или слышали от кого-то?

А.ГРИЩУК: Знаю. Ну, тот разговор, который вы сейчас начинаете, можно вести часами или днями. Я предлагаю пока остановиться на этом.

Е.СУРОВ: Хорошо. Еще в том интервью вы после Сталина сразу перешли к Америке, а о России практически ничего не говорили. Вы сказали, что «у либеральной идеи два столпа: свобода слова и права человека». Я с этим согласен и добавил бы еще свободу выборов. Вы считаете, Россия сейчас насколько близка к этой либеральной идее?

А.ГРИЩУК: Я считаю, что никак не близка, точно так же, как практически ни одна страна в мире к этому не близка.

Е.СУРОВ: А какой строй для вас был бы тогда идеальным?

А.ГРИЩУК: Это очень сложный вопрос. Очень сложный. У меня нет ответа на него. Я могу критиковать то, что вижу, выражать свое мнение, но это не значит, что у меня есть какое-то представление об идеале, о том, как должно быть.

Е.СУРОВ: А конкретно к тому, что происходит сейчас в России, у вас критическое мышление?

А.ГРИЩУК: Критическое. Но я вообще хотел бы сказать, что с колебанием согласился на интервью сайту, у которого одно из главных направлений деятельности – поливание грязью моих коллег и моей страны. Я не знаю, почему именно к России всё сводится. Во всем мире очень много негативных процессов происходит.

Е.СУРОВ: Александр, а вы можете пояснить? Я так понимаю, речь идет о нашем сайте. Вы можете пояснить ваши слова и сказать насчет поливания коллег и страны и привести более конкретные примеры?

А.ГРИЩУК: Поливание коллег – статья про Гельфанда с Анандом, про бесчестье, еще про что-то. Про страну – тоже далеко за примерами ходить не нужно. Если вам это всерьез интересно, я могу ссылок накидать за пять-десять минут. Если порыться в материалах вашего сайта – их достаточно много. Но я хотел бы все-таки добавить: поскольку при всем при этом я вынужден признать, что Chess-News сейчас ведущий и самый посещаемый шахматный сайт на русском языке, то в итоге я согласился.

Е.СУРОВ: Спасибо. Поскольку про страну вы все-таки более абстрактно сказали, то про статью, поскольку она мне принадлежит, я бы хотел сказать, что я в этой статье высказывал свое личное мнение, и не стоит его принимать за «мнение сайта». Все авторские статьи на сайте – это не более чем мнение автора. Будь то моя статья или чья-то еще. Поэтому я с удовольствием опубликую на сайте, как главный редактор, мнения противоположные моему или чьему-то еще.

А.ГРИЩУК: Ну вот, собственно, если вы опубликуете это интервью, то как раз внесете лепту в этот процесс, так сказать.

Е.СУРОВ: Больше того, интервью уже звучит в прямом эфире, поэтому сомнений в том, что вы говорите то, что говорите, не может быть никаких. Хорошо, я вас понял и открываю вопросы на сайте, которые пришли. Пожалуй, сразу начну в продолжение темы. Вопрос от Всеволода: «Вы интересуетесь российской политикой?» Вы, наверное, ответили уже.

А.ГРИЩУК: Конечно, слежу, да.

Е.СУРОВ: «Вас звали поучаствовать в каких-либо акциях?»

А.ГРИЩУК: Нет, не звали, и мне сложно представить себе акцию, в которой я согласился бы участвовать.

Е.СУРОВ: А если выбрать, скажем так, между двумя крайностями: Болотная или Поклонная?

А.ГРИЩУК: Обе мне неприятны. Я вообще не вижу сейчас никакой политической силы в России, которая была бы мне симпатична.

Е.СУРОВ: Тогда последний вопрос задам на эту тему. Чувствую я, что не так уж приятно вам о политике говорить.

А.ГРИЩУК: Да нет, можно говорить. Но мне особо сказать нечего, потому что мне одинаково неприятны и нынешняя оппозиция, и наоборот. Это то же самое, как вы сказали насчет идеального устройства. Так и идеальная власть – я сейчас не вижу никого, кто мог бы ею стать.

Е.СУРОВ: А вот за последнее время, за последние десятилетия или вообще в истории – какую фигуру вы бы назвали, которая была бы для вас наиболее подходящей в качестве лидера государства? Не обязательно политика.

А.ГРИЩУК: Потому мне и симпатичен Сталин, что на фоне других он хорошо смотрится. По крайней мере, начиная с двадцатого века. Начиная с Николая II и заканчивая нынешними днями.

Е.СУРОВ: «Александр,поздравляю с блестящей победой! – читаю я вопрос от Алексея. - Как оцениваешь выступление Карлсена и Бологана?»

А.ГРИЩУК: Да, это я читал. Я открывал страницу с вопросами и более-менее знаю те, которые были, по крайней мере, минут пятнадцать назад. Тем не менее, я не успел посмотреть, как завершил турнир Бологан, поэтому не могу ничего сказать на этот счет. Единственное, что я знаю – что я 2-0 с ним сыграл. А что касается Карлсена – он фантастически финишировал. Главный арбитр перед каждым туром объявлял текущее положение – имена 7-8 лидировавших игроков. И Карлсен отставал от меня очка на три, может даже чуть больше. И потом – опа, я смотрю, перед последним туром одно очко осталось. Елки-палки... Ну что сказать: вначале он играл неудачно, а в конце – наоборот, выступил удачно.

Е.СУРОВ: А что касается текущего положения, то приму это на свой счет. Видимо, у нас делается что-то не так, потому что положение со вчерашнего дня висит у нас на самом-самом видном месте. Все игроки там. И указано, что Бологан на предпоследней строчке, 11 очков у него.

А.ГРИЩУК: Тогда я не понимаю смысл вопроса.

Е.СУРОВ: Может быть, просто Бологан является его любимым шахматистом.

А.ГРИЩУК: Или наоборот – нелюбимым, раз человек такой вопрос задает после того, как тот предпоследнее место занял.

Е.СУРОВ: Вопрос от Павла Потихи: «От души поздравляю Вас с блестящей победой! Скажите, пожалуйста, на каких шахматных книгах Вы достигли такого высокого уровня?»

А.ГРИЩУК: Спасибо, Павел. В  детстве любимой книжкой была «Путешествие в шахматное королевство» Авербаха и Бейлина. Она, к сожалению, сейчас почти не переиздается и ее очень трудно достать. А потом я очень много читал шахматных книг, естественно. Из того, что мне больше всего запомнилось – безусловно, по уровню выделяются книжки Каспарова. Чтобы написать хорошую шахматную книжку – я имею в виду не околошахматную, а именно чисто шахматную, - должно быть две вещи: человек должен быть очень сильным шахматистом (хорошо понимать шахматы, разбираться в них, играть сильно) и плюс нужно вложить время в написание книжки. Поэтому книги Каспарова стоят особняком: тут оба фактора в полной мере проявлены. Лучший игрок всех времен, и много сил вкладывал в написание этих книг. А кроме Каспарова еще мне очень понравились книжки Дорфмана «Мой метод в шахматах» и «Мой метод на практике». То есть названия слямжены у Нимцовича, естественно («Моя система» и «Моя система на практике»), но, конечно, уровень этих книг совершенно другой.

Е.СУРОВ:  «Какая, с вашей точки зрения, лучшая книга по миттельшпилю?» - спрашивает Павел.

А.ГРИЩУК: Я не знаю, что значит «книжка по миттельшпилю». Но опять-таки, книги Каспарова, особенно про его второй матч с Карповым. На мой взгляд, очевидно, что это лучший матч на первенство мира в истории шахмат. Совершенно грандиозный матч от и до. Почти все партии протекали в напряженной борьбе. Почти 24 напряженных миттельшпиля. И получались миттельшпили совершенно разного типа. Так что, замечательная книжка по изучению миттельшпилей.

Е.СУРОВ: Ну, а на вопрос «сколько часов в день вы уделяете шахматам?» вы, по-моему, чуть раньше ответили? Шесть-восемь вы сказали?

А.ГРИЩУК: Нет, так сложно сказать. В какие-то дни почти ноль, в какие-то – восемь. Нет четкого графика пока что. Но я думаю над этим. Попробую устаканить это всё дело и упорядочить занятия шахматами.

Е.СУРОВ: А вы считаете себя дисциплинированным человеком?

А.ГРИЩУК: Я могу быть дисциплинированным. Скажем так: я работоспособный, безусловно, но не трудолюбивый. То есть я могу работать, но не особо люблю, если честно. Но вообще в последнее время я как-то увлекся шахматами. Мне сейчас всё интересно, что связано с шахматами.

Е.СУРОВ: Больше, чем раньше?

А.ГРИЩУК: Когда-то Юрий Семин сказал о Дмитрие Булыкине (футболист такой российский): «Дмитрий – очень увлекающийся человек. В последнее время он увлекся футболом». Вот про меня можно так же сказать: в последнее время увлекся шахматами.

Е.СУРОВ: Вы считаете себя ленивым?

А.ГРИЩУК: Да, безусловно.

Е.СУРОВ: Лень – это признак ума. Бытует такое мнение.

А.ГРИЩУК: Да нет, лень – это признак лени, по-моему. Ничего хорошего в этом нет. Но уж как есть.

Е.СУРОВ: Александр, я вас благодарю за это интервью и еще раз поздравляю с хорошей игрой.

А.ГРИЩУК: Спасибо.


  


Комментарии

Присоединяюсь к мнению

Присоединяюсь к мнению Александра Грищука! Молодец!

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Мы на клубном чемпионате Европы, Павел Эльянов рядом со мной - теперь уже точно герой, по крайней мере, первых трех туров. Павел, поздравляю с очередной победой. Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что давно мы от вас не видели такой уверенной игры. Что с вами произошло на этом чемпионате?

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте». И рядом со мной Александр Халифман, известный шахматист, не буду перечислять ваши регалии, Александр.

    А.ХАЛИФМАН: Не надо.

  • Е.СУРОВ: Мы на Баку-опен, Павел Смирнов выиграл этот турнир. Павел, что скажете? Неожиданность или ожидаемый результат?

  •  

    Е.СУРОВ: Мы по-прежнему на Мемориале Таля, я Евгений Суров, вместе со мной Александр Грищук – сразу после партии с Владимиром Крамником. Судя по вашему виду, Александр, партия сложилась непросто для вас.

    А.ГРИЩУК: Нет, ну по моему виду – я просто больной, у меня температура, поэтому…