Шахматы как искусство

Время публикации: 07.06.2012 09:47 | Последнее обновление: 07.06.2012 16:25

Прошедший матч на первенство мира – первый в истории, позиционирующий шахматы как вид искусства. Насколько  это правомочно? Ведь наиболее общепринятая формулировка, что ШАХМАТЫ – это игра, сочетающая в себе элементы спорта, искусства и науки. Скорее всего, именно в таком порядке. Но если с присутствием спортивного элемента никто особенно спорить не собирается, несмотря на отсутсвие в шахматах атлетического начала, то научность шахмат позволю себе поставить под серьезное сомнение, в особенности в связи с обширнейшим применением компьютерных программ.

А как же быть с вопросом о наличии в шахматах элемента искусства?

Постараюсь ответить на этот вопрос. Несмотря на то, что это моя первая проба пера за пределами создания и редактирования деловой переписки и т.д., считаю, что обладаю достаточными качествами для освещения этой темы. Вот некоторые из них: жизненный опыт, музыкальное образование (школа им. Столярского в Одессе, консерватория в Горьком), а также многолетний шахматный опыт (помощь жене, Наве Старр, международному мастеру, восьмикратной чемпионке Канады, многократной участнице и призеру Олимпиад, женских чемпионатов мира).

После пресс-конференции с великими музыкантами, пианистом Николаем Луганским и виолончелистом Александром Князевым, являющимися также большими любителями шахмат, блестяще проведенной Марком Глуховским, я принял решение сравнить шахматы именно с классической музыкой. Эта тема наиболее раскрыта, известны имена многих великих музыкантов, которые были любителями шахмат, как, впрочем, и великих шахматистов, которые очень любят (любили) музыку.

Все это с оговорками применимо также и к литературе, и к изобразительному искусству, но только в музыке, как и в шахматах, есть элемент «исполнительства» - то есть наличие некоего процесса, действа, предполагающего обязательное наличие зрителя, присутствующего на концерте, либо слушающего музыку по радио, телевизору, в интернете, да и в записи, наконец. То же относится и к шахматам. В шахматах, как и в музыке, велик элемент эстетики – они могут приносить огромное наслаждение зрителям, причем каждому из них в меру их продвинутости. Для одних это может быть Пятая симфония Бетховена, в то время как для других - «Танец маленьких лебедей» Чайковского! Также в шахматах: одни получают удовольствие от Вечнозеленой партии Кизерицкого, другие - от партии Ботвинник – Капабланка из АВРО-турнира 1938 года.

Тогда в чем же состоят различия? Дело в том, что вопрос, является ли музыка искусством, не стоит, да и не стоял вообще никогда, поскольку музыка с небольшими оговорками и есть ОСНОВНОЙ вид искусства. Шахматы же, являясь прежде всего игрой, лишь содержат в себе элементы искусства. Но насколько эти элементы значительны, и достаточны ли они для того, чтобы серьезно обсуждать возможность позиционирования шахмат как вид искусства?

Ответ однозначен – их вполне достаточно! Из последующего материала станет понятно, почему это именно так.

И классическая музыка, и шахматы испытывают в настоящее время кризис. Основная масса классической музыки начинается с Баха (и Генделя, упомянутого мною чисто из уважения) и заканчивается на Прокофьеве и Шостаковиче (с оговорками, конечно). Проблема в том, что устройство и развитие человеческого мозга и уха не позволяет воспринимать и получать удовольствие от более сложной музыки, например, Шёнберг, Веберн - это описано у Дана Левитина (Daniel Levitin, a psychologist who studies the neuroscience of music at McGill University in Montreal, Quebec). И все, что сейчас продолжает совершенствоваться - это качество инструментов, качество записи и воспроизведения, концертные залы, менеджмент.

А как же исполнительское мастерство? Секрет состоит в том, что оно не совершенствуется. Дело в том, что поскольку вся классическая музыка уже давно существует, исполнительское мастерство достигло таких невиданных высот, что исполнение все большего количества произведений... «закрывается»!

Что я имею в виду? Поясню на примере шахмат. В свое время в 1974 году в финальном матче претендентов с Карповым Корчной применил вариант Дракона. В случае успеха этот дебют мог бы стать отличным добавлением к французской защите, которую становилось все труднее и труднее отстаивать. Вплоть до того, что Корчной решил не играть французскую в решающей, 32-й партии матча в Багио 1978 года... И вот Анатолий Карпов в первой же партии против Дракона применил эффективнейшую расстановку сил, практически «закрыв» вариант на многие годы.

Что происходит в музыке? Кто-нибудь задумывался, почему в последнее время никто не исполняет и не записывает Голдбергские Вариации Баха? Да потому что запись тридцатилетней давности великого канадского пианиста Глена Гулда это произведение «закрыла»! Вот только три года назад появилась запись известного русского пианиста Евгения Королева, в течение многих лет живущего в Германии, известнейшего исполнителя музыки Баха, сопоставимая по качеству с записью Гулда. А что касается Третьего фортепианного концерта Рахманинова - величайшего из всех концертов для рояля, - то его «закрыл»... да, сам Николай Луганский, собственной персоной!

Оставлю место для особенно пытливых, какие еще произведения в музыке и дебютные варианты в шахматах оказались «закрыты». Подскажу только, что великий Арт Тейтюм в конце тридцатых годов прошлого века «закрыл» исполнение джазовой музыки на рояле соло – любопытно, что в сороковых он сам стал жертвой своей неземной игры.

Обратите внимание, что если в музыке «закрываются» целые произведения, то в шахматах - не исполнение всей партии или даже дебюта, а только дебютный вариант. И то иногда находятся энтузиасты, которым удается реанимировать (пусть временно) вариант Дракона, как это сделал Геннадий Сосонко, начав применять на 12-ом ходу h5.

Еще одно исключительно важное соображение в защиту шахмат как искусства. Пианист, готовящийся к концерту, знает, какие произведения он будет играть, и каким образом. Невзирая на безусловно значительное присутсвие искусства в исполнении пианиста, следует отметить, что очень много информации известно до концерта и пианисту, и зрителям. Другое дело - шахматисты, готовящиеся к партии, скажем, матча на первенство мира. Несмотря на использование при подготовке «железного друга», и даже угадав с дебютным вариантом, вскоре партия начинает идти в неизвестном русле, и игроки должны начинать творить! Скажем, в 12-ой партии матча Гельфанд «поднял» ходы с4 и Са6! Подозреваю, что даже супергроссмейстеры не предвидели таких продолжений!        

Считаю, что применение компьютера в шахматах не такое уж страшное зло, как это представляется комментаторами и знатоками шахмат. Да, многие помнят разгром Адамса (1-5), но еще ни разу программа не выиграла убедительно у игроков первой пятерки! Другое дело, что они могут безошибочно играть 24 часа, 7 часов в сутки, чего человеку не дано...

И, наконец, об организаторах, менеджерах, администраторах. Полагаю, что их труд востребован как в музыке, так и в шахматах. Но если в музыке это налаженный бизнес, то в шахматах его состояние оставляет желать лучшего... Ведь опять же, если бы кому-то не удалось организовать, скажем, очередной конкурс Чайковского, то все равно Первый фортепианный концерт этого композитора навсегда будет в истории музыки, так же, как, впрочем, и Второй концерт Брамса, и т.д. А вот если бы организаторы не сумели провести турнир в Сан Себастьяне в 1911 году, то любители шахмат никогда бы не увидели концовки партии Бернштейн – Капабланка.


P.S. Все вышенаписанное - мое личное мнение.


  


Смотрите также...