Хук слева. Хук справа. Брейк

Время публикации: 22.05.2012 13:33 | Последнее обновление: 23.05.2012 13:19

Начиная этот репортаж, ловлю себя на мысли, что события седьмого и восьмого туров оказались такими шокирующими, что воспоминания о первых шести партиях практически стерты из памяти.

День седьмой. Имени Пьера де Кубертена.

Первый игровой день после цветовой «пересменки» начинался так же, как и предыдущие шесть. Единственное отличие состояло в том, что после того, как матч посетил Каспаров, и «даже это» не помогло прорвать ничейную плотину, большинство присутствующих уже не тешили себя призрачными надеждами, а скорее смирились с «неизбежным»: ничья так ничья!

Людей собралось заметно больше – воскресенье, на капитанско-комментаторском мостике появился Петер Леко. Тезка Петр Свидлер продолжал мирно досматривать интернет-трансляцию по крикету,

 и ничто, казалось, не сможет нарушить мирного течения жизни «по-третьяковски».


Главные действующие лица на месте


Часы пущены. 1.d4

Увидев в первой партии Грюнфельда в исполнении Гельфанда, отдельные эксперты предположили, что и стартовый ход королевской пешкой в исполнении претендента не за горами. Вряд ли и Ананд исключает подобное развитие событий. Поэтому после того, как соперник двинул "от ферзя", в глазах индийца промелькнуло едва заметное облегчение.

Как мы уже подробно описывали в новостях, седьмая партия пошла по новому пути – 6.с5. В матчевых кулуарах все было спокойно до неожиданного 15… Фb8 от Виши. Тут народ заметно оживился. Небывалое доселе дело: можно сдвоить пешки у короля! Вот что значит развить у зрителей шахматный голод: любая позиция, где сохранились центральные пешки, да еще хоть чуточку асимметричная в этом смысле, кажется просто кладезем шансов на победу. Размечтавшись о тех временах, когда увидим в исполнении Гельфанда штурм неприятельского короля, вскоре вынуждены были принять холодный душ: 16. Сg3.

Сказать, что в воздухе повисло разочарование – ничего не сказать. Это походило на отчаяние: «Ну как же так?! Это же единственный шанс побороться за перевес! Как можно отказываться от таких возможностей?! Неужели опять ничья?». Слетав в мечтах в волшебную страну 16.Схf6 и вновь проникнувшись надеждами, что очковый счет будет открыт, сложно было вернуться к исходному смирению.

Впрочем, Гельфанд ничего этого не слышал и явно имел свои соображения на сей счет. Очень сложно дать объективную оценку отходу слона: если бы играли бездушные железяки, наверное, можно было бы сказать, что ход не сильнейший. Но играют-то люди. Сейчас, уже зная, чем закончилась партия, можно оправдать всё, что делал Гельфанд. Мы понятия не имеем, как сложилась бы партия после размена на f6. Может быть, всё закончилось бы яркой, искрометной атакой, «как мы любим», а может быть, очередной ничьей вввиду исчерпания ресурсов. А что случилось после 16. Сg3 – мы знаем. Виши потерял бдительность в позиции, где ему почти ничего не угрожало, и развалился буквально за несколько ходов. А Гельфанд победил и повел счете. И какая здесь может быть шахматная объективность? Чистая психология! Пьер де Кубертен может быть горд своим начинанием.

На пресс-конференции на Ананда больно было смотреть. Самообладание его покинуло: резкие, обрывочные ответы, часто начинающиеся еще до окончания вопроса, и вынуждающие замолчать, делали как никогда удачным сравнение с уязвленным тигром.

Гельфанд, в свою очередь, почти ничем не выдавал своей радости. Ох уж эта многолетняя дружба. Из-за нее даже такие важные победы не приносят (якобы) полноценного удовольствия!

Анатолий Карпов, ставший гостем матча в седьмой игровой день, оказался необычайно проницательным. Стоило только ему сказать, что Гельфанду лучше побеждать в основное время, как Борис перешел к активным действиям.

Ему ли не знать всех матчевых тонкостей! «Осторожная игра на короткой 12-пратиевой дистанции – это вполне жизнеспособная стратегия, которая может принести одному из участников успех. Другой вопрос, что такая стратегия обычно приходится не по вкусу болельщикам и журналистам. Но вы ведь понимаете, что лично для них сейчас главное – выиграть матч, остальное – второстепенно».


Все силы Израиля на помощь Гельфанду!


Президент австрийской федерации шахмат Курт Юнгвирз и экс-президент ЕШС Борис Кутин внимательно следят за ходом матча.


Дмитрий Плисецкий Анатолию Вайсеру: «Ну вот как это можно объяснить? Я – не понимаю».


Последние минуты седьмой партии.

Эли Швидлер Петеру Леко о том, чему не может поверить, глядя на экран своего ноутбука: «Новость о победе Гельфанда – в главной новости на сайте самой популярной израильской газеты! Над политикой. Над экономикой. Над  спортом».


День восьмой. Завершить или начать сначала.

После результативной партии в седьмом туре стало понятно, что цепная реакция запущена и больше соперники не намерены держать козыри в рукавах. Ананду нужно отыгрываться, Гельфанду – не позволять. А при случае и воспользоваться слишком отчаянной игрой соперника, чтобы «добить» - от второй безответной победы израильтянина чемпион мира едва ли оправился бы.

Ожидая увидеть собранного, злого в шахматном смысле Виши, зрители были слегка озадачены несоответствием реальности представлениям. По виду чемпиона мира, манере посадки и первым ходам все выдавало, что он пока так и не нашел свою точку опоры.

Гельфанд тоже не оставлял впечатления абсолютно уверенного в себе шахматиста, но все же выглядел как-то спокойнее.

Партия началась, и сразу стало ясно: претендент готов вступить в открытый бой. Ананд, взвесив все «за» и «против», поднял перчатку.

И снова можно со всех сторон смотреть и обсуждать, правильно ли было играть 8…Сf6, потом ... (здесь назовите любой ход черных, не пришедшийся вам по вкусу), но мы ведь прекрасно понимаем, что борьба в этой партии шла отнюдь не ограниченная 64-клеточным пространством. Гельфанд хотел попробовать закончить матч, воспользовавшись разобранным состоянием соперника.

Но, видимо, не учел свое собственное. «Перегорел» и странно - для шахматиста такого уровня - просчитался. Ананд же, вынужденный или броситься во все тяжкие, или бесплатно отдать инициативу, естественно, предпочел первое. Нужно отдать должное характеру чемпиона мира: он собрался и сделал всё для того, чтобы нейтрализовать активность противника. Другой вопрос, что в случае отхода коня вместо 14… Фf6 еще неизвестно, чем бы это всё закончилось, но опять же – это не имеет никакого значения. Ананд победил. Счет сравнялся. И всё начинается заново.


Привычное зрелище: Ананд размышляет за доской, Гельфанд – прогуливаясь по сцене.


Шахматы и искусство. Наглядно. Третьяковка подготовила отличные художественно-просветительские ролики, но как же они иногда не вовремя…


Валентина Гунина – бесперебойный источник отличного настроения.


Обитель НТВ+. Известна также как самое холодное место в Инженерном корпусе. К сожалению, выбора у телеканала не было, но находиться в этом помещении более получаса реально сложно (проверено коллегой Суровым в ходе одного из прямых радиоэфиров).


Ян Непомнящий: «Ананд или Гельфанд?.. Каспаров!»


«Когда планируете вступить в борьбу за корону?» - «Чем раньше, тем лучше!»


Через 5 минут после катастрофы. Гельфанд, привычно открыв первым делом бутылку с минеральной водой, пытается скрыть внутренние переживания. Почти получилось.


Во второй половине матча внимание к шахматам заметно возросло.


Знакомое извиняющееся выражение. Теперь на лице Ананда. Кстати, он, помня свое состояние днем раньше, решил свести страдания товарища по жизни и соперника за доской к минимуму, взяв большую часть вопросов на себя.


Петер Леко: «Что будет в матче дальше – мы можем только гадать!»


  


Смотрите также...

  • Четвертый и пятый туры Мемориала Таля продолжили традицию "ни партии без борьбы!". Шахматный зритель, наконец, подтянулся к месту действа в достаточном количестве (пусть и во многом из-за праздников). Дом Пашкова ожил. Игра с удвоенной энергией стала изобретать свои "вечнозеленые".

  • В третий выходной день поединка на первенство мира в Москве прошло сразу три шахматных мероприятия. Одно из них - матч между сборной блондинок и брюнеток. Годом ранее блондинки были буквально разгромлены, в этот раз - взяли не менее убедительный реванш.

  • Восьмой и предпоследний тур Мемориала Таля началася с уникального для нашего вида спорта события!

  • — Хотим Петра! И еще хриплый голос: — Хотим царем Ивана… На голос кинулись люди, и он затих, и громче закричали в толпе: «Петра, Петра!»

    Неимоверное количество болельщиков у Петра Свидлера. Последний тур, являвшийся для него лишь формальностью с точки зрения турнирного положения, и завершившийся первым на всей дистанции поражением, ничего не изменил.

  • В Московском Доме фотографии открылась тематическая шахматная выставка. На ней собрали лучшие фотоснимки, сделанные в двадцатом веке, а также шахматные комплекты, подаренные музею шахмат в этот период.

  • Дом Пашкова в последний раз в этом году принимает участников Мемориала Таля.


    "На войне - как на войне. Шансы еще есть".

  • Минувшим днем в Доме культуры ВВЦ был сыгран последний, заключительный тур обновленного первенства Москвы среди юношей и девушек в различных возрастных категориях. Обновление (можно еще сказать - эксперимент!) состоит в том, что организаторы, впервые за обозримую историю столичной федерации, собрали под одной крышей всех сильнейших юных шахматистов города.

  • Третья неделя матча подходит к концу, и мы уже настолько к нему привыкли, что сложно поверить, что буквально через день все оборвется и станет частью истории.

  • Интересно, сколько лет пройдет, прежде чем шахматные турниры начнут проводиться на земной орбите. Или… почему обязательно на земной? Может самая сильная «швейцарка» будет как раз на «Юпитер-опен». А самый престижный «круговик» частично на Венере и частично на Марсе. На смену существующему американскому «Мировому опену» придет «Межгалактический».

  • Начинаем прямой фоторепортаж с третьего тура Вейка. Напомню, что вся текущая информация появляется в новостях, а здесь можно увидеть то, о чем пишется там.