Анатолий Шведчиков: "И Ананд, и Гельфанд уже прошли свой потолок"

Время публикации: 09.04.2012 08:19 | Последнее обновление: 09.04.2012 14:54
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, и с нами Анатолий Шведчиков, который выиграл очередной этап Кубка «Останкино», и теперь уже мы можем поздравить его с тем, что он в составе команды «Останкино-1» вместе с Эльмирой Мирзоевой занимает первую позицию в этом Кубке. Поздравляем вас!

А.ШВЕДЧИКОВ: Спасибо, Елена! Все удачно сложилось, я очень доволен, очень рад, и вот это новое сравнительно соревнование получилось на удивление интересным. Как ни странно, в каждом из туров происходила, можно сказать, ожесточенная борьба. И победил, как говорят, сильнейший. Но по ходу турнира буквально все команды имели шансы на победу. И это начинание Эльмиры и Назима Мирзоевых следует только приветствовать. Очень энергичные люди! Безусловно, это соревнование может войти в календарь и на будущий год, мы будем иметь это в виду. И остается только поздравить организаторов. На мой взгляд, турнир удался.

Е.КЛИМЕЦ: Могу с вами согласиться как участница этого турнира. Хотелось бы уточнить: вы какое участие принимали в работе этого клуба? Или вы только в турнире сыграли?

А.ШВЕДЧИКОВ: Нет, я регулярно здесь читаю лекции как доцент нашей кафедры шахмат, тематические лекции по вопросам теории и особенно психологии, где я специалист, как ученик Крогиуса, так сказать. Поэтому собирается аудитория тех коренных шахматистов с привлечением актива, которые участвуют в работе клуба «Останкино». И, безусловно, эти встречи, по отзывам участников этих мероприятий, дают определенную пользу. Я их ориентирую по проблемам изучения теории, практики и так далее. В этом смысле организация этих мероприятий всегда была на высоте. Привлекали даже сильнейших шахматистов клуба, поэтому задачи, которые ставит руководство клуба в лице Мирзоевых, безусловно, были выполнены и будут продолжены. Мы уже сейчас запланировали – буквально пять минут назад мы договорились с Эльмирой, - продолжение этих занятий. То есть я исполняю роль еще и лектора, и тренера.

Е.КЛИМЕЦ: А ваши лекции посещают, в основном, взрослые люди?

А.ШВЕДЧИКОВ: Нет, было и несколько занятий с привлечением очень юных, молодых шахматистов. То есть мы занимаемся с широким кругом участников, в том числе и с молодежью. В частности, сегодня у нас тоже был, если вы видели, вундеркинд – семилетний парень, который уже подает надежды на уровне первого разряда. Я наблюдал за его игрой. Мы будем все больше привлекать таких одаренных детей для того, чтобы клуб имел, как говорится, подпитку из молодежи. Конечно же, это заслуга прежде всего энергичных организаторов, и, безусловно, эту инициативу следует только приветствовать.

Е.КЛИМЕЦ: Воспользовавшись возможностью, что мы сейчас с вами общаемся, невозможно не спросить о состоявшемся недавно чемпионате Европы среди ветеранов, который прошел в Словении. Хотелось бы услышать от вас ваши личные впечатления – о месте проведения, об организации, о том, что вам понравилось, а что нет.

А.ШВЕДЧИКОВ: Мы ведь буквально по пятам командного состязания европейских клубов, которое проходило в конце прошлого года. Я лично к тому же еще и до этого, в 2009 году отличился как раз на первенстве Европы среди ветеранов, после покойного Виталия Цешковского занял место, завоевал серебряную медаль. Это место проведения мне очень знакомо, безусловно, выбор удачный в том плане, что югославы – и словенцы в том числе – имеют богатые шахматные традиции, высокую шахматную культуру. И все вопросы, включая судейство, и особенно организации турнира были продуманы до мелочей. За что нужно сказать спасибо главному организатору, гроссмейстеру Георгу Мору и его помощникам. Никаких претензий ни по качеству судейства, ни по каким-то бытовым вопросам. Все было решено на высшем уровне. Ну а характер борьбы всегда был предопределен тем, в каком составе российская сборная выступает. В этом году нам удалось сохранить состав прошлого года, и это уже поставило серьезные задачи перед нашими противниками. И все, как мы и предполагали, закончилось для нас вполне удачно, благополучно. Но нюансов, конечно же, было много. В этом году на удивление в очень хорошей форме оказался Евгений Андреевич Васюков – председатель нашей ветеранской комиссии. И его результат, и особенно впечатляющая победа над Виктором Корчным, которая явно имела еще и психологический оттенок, и буквально окрылила нашего лидера. В итоге он показал блестящий результат, и все сложилось наилучшим образом. Я в какой-то момент там приболел, но показал достойный результат и однажды даже заменял Васюкова на первой доске, набрал 4 из 6. И все остальные участники нашей команды – Мишучков, Пушков и Черников – все выступили удачно, по «+2». То есть мы поддержали нашего лидера, и в итоге все закончилось так, как нам хотелось, как мы желали. Единственное, что можно отметить на будущее: команды постоянно усиливаются, относятся все более серьезно к таким мероприятиям, и, конечно же, нам надо, как говорится, держать порох сухим. Надо намечать какие-то новые варианты, новые составы и так далее. То есть конкуренция имеет тенденцию возрастать. Но об этом уже думает руководство нашей федерации, поэтому я думаю, что на будущее у нас есть хороший задел и предпосылки для того, чтобы поддержать эту великолепную традицию.

Е.КЛИМЕЦ: Известно, что ветеранские турниры все-таки имеют свои особенности, поскольку играют люди, скажем так, уже в возрасте. Вот вам, как человеку, который играет в шахматы всю жизнь, как кажется: чем отличаются ветеранские турниры в смысле игры? Это более аккуратная игра?

А.ШВЕДЧИКОВ: Безусловно, учитывая, что, по традиции, большинство участников этих европейских и мировых соревнований составляют немецко-говорящие страны: Швеция, Дания, Германия, Австрия, Швейцария и ряд других. Поэтому высокая немецкая шахматная культура накладывает отпечаток. Я, собственно говоря, тоже ученик немецкой школы – мы у гроссмейстера Крогиуса занимались долгое время. И поэтому мне особенно трудно играть против немецких и немецко-говорящих шахматистов. У них высокая шахматная культура, они играют в очень правильные шахматы. И, конечно же, недооценивать их ни в коем случае нельзя. Отдельные неудачи наших шахматистов всегда были связаны с тем, что мы как-то нарушали какие-то общие каноны, законы и так далее. Поэтому отпечаток немецкой шахматной школы всегда отчетливо прослеживается на всех ветеранских соревнований – и мира, и Европы. Но в этом году у нас был такой взлет, полет фантазии, особенно – еще раз подчеркну – нашего лидера Евгения Васюкова. И это, безусловно, предопределило наш общекомандный успех и создает предпосылки для дальнейшего развития нашего ветеранского движения, дальнейшего расширения календаря шахматистов-ветеранов – такие предложения-инициативы уже поступают с мест. А в дальнейшем мы хотим удерживать свои позиции как можно дольше.

Е.КЛИМЕЦ: Опять же, не могу не спросить, раз уж мы с вами общаемся: у вас есть такой интересный факт биографии, что вы довольно долго работали с шахматистами во Вьетнаме. Сейчас ведется какая-то работа или уже нет?

А.ШВЕДЧИКОВ: Сейчас я большей частью курирую наших вьетнамских и других шахматистов-аспирантов, которые обучаются в Российском государственном университете физической культуры и спорта, на кафедре игровых видов спорта – она уже не шахматная кафедра сейчас, к сожалению, в связи с реорганизацией. Но, тем не менее, многие вьетнамские шахматисты, которые регулярно участвуют в наших московских турнирах – в Open, в Aeroflot'е, - с ними поддерживается постоянный контакт, оказывается практическая помощь. В частности, мы даже привлекали для помощи гроссмейстера Бареева. И даже несколько дней Александр Халифман тоже помогал в работе с лидером наших вьетнамских шахмат – Ле Куанг Льемом. Надо сказать, что, конечно же, - я уже отмечал это в одном из интервью с Евгением Суровым – Ле Куанг Льем сейчас наш единственный семисотник в мировом рейтинге. И он – плод развития советской шахматной школы. Все, что было им впитано из моих лекций, - это все один к одному соответствует тому курсу, который я преподавал на кафедре шахмат.

Е.КЛИМЕЦ: То есть Ле Куанг Льем – ваш аспирант?

А.ШВЕДЧИКОВ: Нет. Он собирался сюда поступать, но, к сожалению, пока нет. У меня есть три других аспиранта, и даже заведующий кафедрой шахмат – из Ханоя. То есть обучаются уже очень состоявшиеся шахматисты, хотят углублять свои шахматные знания, особенно в области психологии, что весьма актуально для вьетнамских шахматистов. Но вот те основы, которые я заложил, они сейчас довольно творчески используются в работе другими вьетнамскими тренерами, которые регулярно посещали мои семинары во время моей работы во Вьетнаме. И это, конечно же, благотворно подействовало на общее развитие шахмат во Вьетнаме. Мы знаем, что вьетнамские шахматисты добивались уже довольно серьезных успехов – женская команда была шестой на командном чемпионате мира, а лучший результат мужской команды на Олимпиаде в Дрездене – девятое место. То есть это уже говорит о том, что те десять лет работы, которые я совмещал  - после института я ездил на полгода туда,- дали определенный толчок в развитии мастерства передовых вьетнамских шахматистов. Но это все, конечно же, опиралось на очень серьезную государственную поддержку. Так, можно отметить, что президентом федерации долгое время был член Политбюро Вьетнамской коммунистической партии товарищ Хью То. Он, в частности, меня и приглашал, это по его инициативе я приехал во Вьетнам с разрешения покойного ректора нашего института Кузина, и так далее. Это все имело определенную историю, все неслучайно, все было запланировано на уровне государственной поддержки, государственной политики. И, безусловно, шахматы и во время моего пребывания, и после стали ведущим видом спорта вообще среди вьетнамских спортсменов.

Е.КЛИМЕЦ: Даже так?

А.ШВЕДЧИКОВ: Тут, конечно, и их физическая конституция играет большую роль.

Е.КЛИМЕЦ: Наверное, сложно возразить, что по сравнению, скажем, с несколькими прошлыми годами, когда тот же Льем или Нгуен показывали просто фантастические результаты, сейчас какое-то ощущение, что о них стало меньше слышно, как-то меньше громких побед. Как вы думаете, с чем это связано? Ведь им, если я не ошибаюсь, и премию достаточно большую государственную дали?

А.ШВЕДЧИКОВ: Да, они получили гранты. В частности, Льем получил 150 тысяч долларов грант, и сейчас у него довольно серьезный график соревнований. Но надо сказать, что осечка Льема в последнем турнире в партии с Халифманом как-то психологически надломила. Потому что Халифман в дебюте рано предложил ничью, а Льем хотел бороться и отказался. И это так на него психологически подействовало… Кстати, это один из серьезнейших спортивных приемов – предложение ничьей в какой-то момент, и опытный Халифман, безусловно, этим очень неплохо воспользовался. То есть в какой-то равной позиции Льему пришлось играть на выигрыш, то есть насиловать какой-то логичный ход борьбы. И после этого поражения он психологически резко сдал. Хотя последние две партии ему удалось выиграть, но, тем не менее, его результат был не блестящим.

Е.КЛИМЕЦ: А вот психология в шахматах – она насколько важна в процентном соотношении?

А.ШВЕДЧИКОВ: Мой шахматный наставник гроссмейстер Крогиус считал, что в современных шахматах всегда на первом плане, даже при активном участии компьютерной подготовки, только борьба двух людей за доской, реальный баланс их сил, учет всех нюансов и особенностей, стереотипов мышления, черт характера. Все это относится к области психологии и всегда играет решающую роль. Несмотря на тот огромный объем теории, который сейчас открылся в связи с применением компьютеров, и так далее. Это мнение и мое, и моего наставника гроссмейстера Крогиуса, и мне кажется, с этим трудно поспорить.

Е.КЛИМЕЦ: А вот если смоделировать такую ситуацию. Я – шахматист, и мне нужно сыграть партию с шахматистом, который значительно превосходит меня по рейтингу. Естественно, я испытываю какой-то внутренний дискомфорт, потому что, скажем так, я его побаиваюсь. Что в такой ситуации нужно делать? Что вы порекомендуете как шахматный психолог?

А.ШВЕДЧИКОВ: Здесь нужно, конечно же, очень серьезно подойти к подготовке чисто дебютной. Все-таки, согласно новейшим достижениям и рекомендациям современных тренеров, включая великолепного знатока и блестящего тренера Марка Дворецкого, в современном уровне подготовки до 90 процентов составляет именно дебютная подготовка. В связи с, повторюсь, вмешательством компьютеров в процесс борьбы. И поэтому если, играя со значительно превосходящим противником, неудачно разыграть дебют, это уже полная гарантия дальнейших неудач и в середине партии, и в конце – как известно, нас превосходят сильные противники в основном в эндшпиле, и решающая часть борьбы начинается именно там. Поэтому значение дебютной подготовки возрастает многократно. Безусловно, прежде всего нужно настроиться на тяжелую борьбу в таких случаях и очень грамотно, очень творчески подойти к разыгрыванию дебюта. Если эта проблема будет решена, то всегда очень серьезные проблемы возникают перед фаворитом, перед сильнейшим шахматистом, и нередко это заканчивается в пользу более слабых, скажем так, партнеров по рейтингу и по общему уровню игры. Прежде всего – психология  и дебют. Это два краеугольных момента, которые нужно учитывать в борьбе с превосходящим партнером.

Е.КЛИМЕЦ: А если продолжить эту ситуацию? Допустим, последовал этим рекомендациям, из дебюта вышел неплохо, но, в конце концов, в борьбе все-таки проиграл. Упадок сил, «я слабый шахматист», «что делать дальше?». Как здесь себя восстанавливать? Как настроить на следующую партию?

А.ШВЕДЧИКОВ: Здесь, конечно же, все зависит от характера шахматиста. Скажем, такие, как Таль, Корчной, в частности, даже и Алехин, что неоднократно отмечалось историками шахмат – великолепные корифеи прошлого – всегда после поражения играли с удвоенной силой. То есть не падали духом, а только заряжались энергией. И здесь дело даже не в какой-то спортивной злости, а именно решают черты характера. В Институте мозга с участием покойного академика Натальи Бехтеревой было установлено, что черты характера закладываются в основном генетически на 90 процентов. И эти черты характера, в конечном итоге, и определяют способность к сопротивлению, способность к восстановлению и продолжению борьбы при прочих равных условиях. И, конечно же, все больший учет и возрастание физической и медико-биологической подготовки, в том числе. Я уж не говорю про читерство. Все эти компоненты подготовки равновелики и, безусловно, участвуют в выработке правильной стратегии на каждый конкретный поединок.

Е.КЛИМЕЦ: Вы сейчас немножко затронули тему того, что характер – это, возможно, будем верить, природное. И возьмем опять же такую ситуацию. Скажем, ребенку десять лет, он в принципе подающий надежды, то есть выбивается из сверстников, занимает высокие места – скажем, на чемпионате России. Но в то же время с ним случаются такие истории, что он, скажем, проиграл одну партию, не смог собраться, проиграл вторую, третью – и значит, завалил весь турнир. С точки зрения родителей, какие они должны сделать выводы? Есть ли у этого ребенка в будущем шансы на жесткую борьбу? Или стоит сворачиваться?

А.ШВЕДЧИКОВ: Безусловно, есть. Особенно в молодом возрасте это все, конечно же, преходяще. Но нужны очень правильные психологические установки для дальнейшего усовершенствования. И здесь помощь психолога переоценить невозможно. В таком случае у такого мягкохарактерного ребенка нужно воспитывать и тренировать силу воли, объяснять, где-то даже заставлять его делать какие-то неприятные для его понимания вещи. Меня, например, в детстве заставляли мыть полы, делать самую неприятную работу – то есть тренировать силу воли. Это моменты, которые тесно связаны с воспитанием нужных черт характера. Потому что – да, до 80-90 процентов черт характера закладываются генетически, все от родителей – это уже установлено, и никто генетику не отрицает. Но, тем не менее, те же 15-20 процентов, которые нам эволюция и природа оставляет на развитие, на продолжение наших родителей и на совершенствование тех же черт характера или стереотипов мышления – они подлежат тренировке. И, безусловно, именно они создают ту самую базу, которую можно будет в дальнейшем использовать для воспитания спортивных черт характера, упорства, настойчивости, которые, как мы все знаем, совершенно необходимы, особенно в спортивной борьбе.

Е.КЛИМЕЦ: Но, насколько я поняла, вы занимаетесь психологией взрослых шахматистов, состоявшихся?

А.ШВЕДЧИКОВ: Безусловно.

Е.КЛИМЕЦ: А можете раскрыть несколько тем лекций, которые вы читаете? О чем вы рассказываете на своих лекциях?

А.ШВЕДЧИКОВ: Прежде всего это касается воспитания основных черт характера, стереотипов мышления. И это все на фоне современных, более продвинутых методов подготовки, включая, как я уже упомянул, физическую, медико-биологическую. Все это закольцовано в определенный симбиоз, который, в конечном итоге, и дает любому шахматисту самое главное качество для борьбы – это уверенность в своих силах. И именно психологические аспекты этой подготовки как раз и определяют уровень шахматиста в итоге. Я всегда делаю упор именно на психологические аспекты, на воспитание личности, соответствующих черт характера. А воспитание личности в основном и определяется в спортивной борьбе наличием чисто психологических качеств. Тем не менее, случаются даже в юном возрасте проявления таких морально-волевых, бойцовских качеств. В частности, я наблюдал это на примере неоднократного чемпиона мира Анатолия Карпова, с которым удалось повстречаться еще 1965 году, когда он был совсем молодой, 15-летний шахматист. И уже тогда поражала его психологическая заряженность на борьбу. То есть он по стилю – игрок, во все виды игр, в том числе и в карты, и в поддавки. Он всегда стремился победить. И вот это качество – оно воспитывается. Где-то оно дано от природы, и если его развивать в дальнейшем, то оно приносит свои плоды. Есть такое понятие «синдром победителя», именно он дает как бы дополнительную энергию. Этот психологический феномен очень трудно объяснить, сформулировать. Тем не менее, он существует и привносит очень серьезную характеристику в процесс совершенствования, в процесс борьбы в реальной практической обстановке. Недаром существует такое мнение, что чемпионом мира надо родиться, воспитать это невозможно. И это расхожее мнение, безусловно, имеет под собой серьезную почву, отрицать это сейчас в буквально смысле уже невозможно. Это мнение многих чемпионов, включая Смыслова, Петросяна и Ботвинника.

Е.КЛИМЕЦ: И вы тоже согласны с этим мнением?

А.ШВЕДЧИКОВ: Да. С этим надо родиться. Вот именно симбиоз всех этих черт характера, заряженность на борьбу, все чисто психологические моменты – они всегда, и в наше время тоже, решают, главным образом, судьбу шахматиста, все его дальнейшие творческие достижения, и так далее.

Е.КЛИМЕЦ: Мы плавно подошли к теме чемпионатов мира. Сейчас как раз грядет матч на первенство мира. Ананд чемпионом мира стал – то есть, видимо, у него были заложены генетические предрасположенности к этому. А вот что вы можете сказать про Гельфанда, как о шахматисте и как о психологе?

А.ШВЕДЧИКОВ: Я очень хорошо знаком  в многолетней турнирной практике с его первым тренером, который, по сути, и сделал из него… Я имею в виду Алика Капенгута, который очень долгое время занимался с Борисом. И я должен сказать, что Капенгут заложил очень серьезную базу, которую в дальнейшем, конечно же, Гельфанд развивал творчески. Но вот таких серьезных психологических моментов борьбы здесь, конечно же… В очень равной напряженной борьбе были и серьезные достижения, и серьезные упущения в подготовке. То есть в психологическом плане, конечно, Гельфанду придется очень непросто, очень сложно в предстоящей борьбе. Это общее мнение многих авторитетов. Хотя они оба уже возрастные шахматисты – как принято считать, что в сорок лет уже как бы подводят определенную черту. На этом фоне можно отметить, что и наш Институт мозга, и Институт мозга в Америке пришли к определенному четкому выводу: что использование информации в нарастающем объеме после сорока лет уже прекращается. То есть мозг может поддерживать только тот уровень, который уже достигнут. Взять новые рубежи в силу чисто психологических и физиологических причин он уже не в состоянии. И этот вывод очень трудно оспорить, поэтому многие творческие специальности во многих отраслях культуры и науки прежде всего приходятся на молодых людей, в том числе и в шахматах. И конечно, общее мнение, что потолок этих шахматистов уже пройден, и единственная их задача сейчас – как можно дольше оставаться на определенном уровне, не снижать его. Хотя мы видим, даже по последнему году, что они оба – и Борис Гельфанд, и Вишванатан Ананд – довольно серьезно снизили уровень своей подготовки, уровень своих турнирных достижений. И общее мнение – что сейчас уже растет новая плеяда шахматистов, включая того же Карлсена, и из наших есть очень талантливые ребята, такие, как Непомнящий, и ряд других спортсменов, в частности, мой студент в институте физкультуры – я считаю, что он очень талантливый шахматист – Александр Грищук. Они уже идут на смену, уже новая волна шахматистов, которые способны бороться на самом высоком уровне. Поэтому матч будет иметь, конечно, чисто спортивное значение для обоих шахматистов. Безусловно, будет яркая борьба, отдельные эпизоды. Но, тем не менее, они уже слышат тяжелое дыхание их молодых соперников, которые уже наступают им на пятки в буквальном смысле этого слова.

Е.КЛИМЕЦ: И все-таки критики теории о том, что с возрастом шахматисты ослабевают, всегда приводят факты: а как же Виктор Корчной? А как же то, что у нас матч на первенство мира играют шахматисты, которым за сорок? Может быть, они все-таки как-то опровергают эту теорию? Или это, скорее, исключение, лишь подтверждающее правило?

А.ШВЕДЧИКОВ: Это, скорее, исключение, лишь подтверждающее правило. Потому что в современном развитии шахмат мы видим буквально лавинообразный взрыв и теоретических, и практических достижений ведущих шахматистов. Шахматы сейчас совершенно другие в 21-м веке, учитывая очень серьезное вмешательство компьютера в процессы и творчества, и игры. И я сам, грешен, слежу за всеми новейшими достижениями. И могу только подтвердить мысль о том, что сейчас можно рассматривать только как исключение из правил достижения возрастных шахматистов, включая Виктора Корчного, который сейчас, на последнем чемпионате Европы, выступил достаточно уверенно, блестяще, завоевал первое место, проиграв всего одну партию нашему лидеру Евгению Васюкову. Но рассчитывать на какие-то дальнейшие взрывы, подходы, безусловно, не стоит. Даже участие в Швейцарии наряду с Корчным старейшего участника, 90-летнего международного мастера Дюкштейна, который в свое время играл еще с Александром Алехиным. Он держался, показал 50-процентный результат. [UPD. Уточнение фактов про Дюкштейна см. в комментариях. CN]. Тем не менее, мы должны все это отнести только к воле случая и считать исключением из правил. Жизнь идет вперед, создает новые проблемы, ставит новые задачи. И все больше возрастным шахматистам уготована, скажем так, роль статистов. Я это ощущаю и на себе, хотя долгие годы удавалось поддерживать серьезный турнирный практический опыт. Но сейчас, в связи с большим объемом тренерской работы, форма снижается, и восстановить ее снова в серьезном возрасте представляется невозможным. С этим нужно только смириться.

Е.КЛИМЕЦ: Тем не менее, мы поздравляем вас с победой в составе команды сборной России и с еще одной, небольшой, но не менее приятной победой, - здесь, сегодня, в клубе «Останкино».

А.ШВЕДЧИКОВ: Большое спасибо!

Е.КЛИМЕЦ: И спасибо за обширное интересное интервью!


Фото Назима Мирзоева


  


Смотрите также...

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News. Закончил свою партию в девятом туре Теймур Раджабов, он сейчас находится рядом со мной, и мы зададим ему несколько вопросов. Вы уже рассказали на пресс-конференции о том, что в целом довольны выступлением, может, не все получилось, как в некоторых партиях. Но не будем повторяться, а спросим у вас следующее. Вы сейчас уже взрослый состоявшийся человек, состоявшийся шахматист. Но в свое время вы прошли путем шахматного вундеркинда.

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, мы по-прежнему… все еще, вернее, на «Аэрофлоте». Хотя, сегодня последний день, все закончилось уже, и рядом со мной (я Евгений Суров) наставник двукратного победителя «Аэрофлота», рекордсмена «Аэрофлота», может быть даже вечного рекордсмена, как мы здесь уже успели пошутить, Анатолий Шведчиков. Я вас приветствую.

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, и рядом со мной Павел Смирнов – победитель «Донского рапида – 2013». Сначала такой, наверное, традиционный вопрос. Понятно, что первое место – это отличный результат. А вот насколько ты доволен своей игрой на этом турнире?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте. Мы на матче Дмитрия Андрейкина и Яна Непомнящего, и рядом со мной Светлана Андрейкина. Я озвучу вопрос, который возник у многих наших читателей после того, как появился твит с фотографией твоего отца в 17-летнем возрасте, из чего мы сделали вывод, что у тебя шахматная семья. Расскажи немного о своей семье и о том, какое ты лично имеешь отношение к шахматам. Ты играешь или просто болеешь?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, кубок губернатора Саратовской области, и с нами на связи Александр Моисеенко, который сегодня закончил свою партию вничью. Александр, дайте короткий комментарий по поводу сегодняшней партии и о турнире в целом.

  • Е.КЛИМЕЦ: Это Chess-News, Суперфинал чемпионата России, и мы разговариваем с действующим чемпионом Европы - ни много, ни мало. Может быть, вы видели, Владимир, что сейчас на Chess-News идет голосование для любителей – кого бы они хотели видеть тренером будущей сборной. И вы идете в числе лидеров, поэтому не могу не задать вам вопрос: как бы вы отнеслись к такому предложению? Или вы раскроете секрет – может быть, оно уже поступало? И вообще, что вы по этому поводу думаете?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, только что завершился матч между чемпионами – Яном Непомнящим и Дмитрием Андрейкиным. К сожалению, не в пользу Яна завершилась классическая часть матча, с другой стороны, тебе удалось выиграть «быструю». Это, наверное, немножко сгладило твое собственное впечатление?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: Московское время 14 часов ровно. У нас неожиданный выход в эфир: прямо из Пекина на связи Веселин Топалов собственной персоной. Веселин, приветствую.

    В.ТОПАЛОВ: Привет.

    Е.СУРОВ: Не думал я, что придется поздравлять по окончании этого турнира, но оказалось, что вы выиграли просто всю серию Гран-При. Это здорово, по-моему?