Шахрияр Мамедъяров: "Шахматы - спорт, но и не совсем"

Время публикации: 29.03.2012 22:13 | Последнее обновление: 30.03.2012 00:58
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, и сейчас с нами Шахрияр Мамедъяров, который, к сожалению, только что написал заявление о том, что он выбывает из турнира. И поскольку за этот турнир много всяких событий с ним случилось, мы решили с ним все-таки побеседовать, перед тем, как он покинет состязание. Шахрияр, расскажи, как тебе удалось пережить все эти события? Сначала такое количество ничьих, в начале тура, потом это досадное поражение. В связи с чем оно все-таки случилось, в смысле, твое опоздание? И сегодняшняя партия.

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да, этот турнир у меня, скажем так, совсем не получился, ни в каком смысле. Просто в первом и третьем турах я белыми просто должен был обыграть соперника. Уменя были все шансы выиграть, а я не выиграл. И я тогда понял, что два раза подряд не выиграть белыми у соперника с рейтингом 2450, 2500 – то есть разница в 250 пунктов... И два раза большой перевес. Про третью партию я вообще не говорю – в совсем выигранной позиции я не выиграл. Там две лишних пешки были, и я даже в какой-то момент думал, что соперник хочет сдаться. А я в этой позиции сделал ничью. Потом я, скажем так, сломался – что вот так не выиграть партию. И после этого я понял, что мне тяжело будет. Затем я еще не выиграл у соперника 2300 в пятом туре. Все же люди играют в шахматы, все умеют. Если какие-то ошибки делаешь, они их сразу используют и делают ничью или там… Ну, все люди сейчас хорошо играют в шахматы. Тяжело выиграть.

А потом вроде бы я выиграл хорошую партию в седьмом туре, и в восьмом был готов, конечно, на очень серьезную борьбу, потому что это был единственный шанс – выиграть, чтобы продолжать борьбу на «+5». Но в тот день мой друг – он мне звонит каждый день, перед обедом или перед партией. В первые дни я будильник ставил перед партией. А в тот день будильник не поставил – друг мне каждый день звонил, и я думал, что он позвонит. А он не позвонил. А я совсем случайно проснулся и вижу, что уже совсем мало осталось до партии. Я вроде бы успел, но когда зашел в зал и увидел, что какой-то человек первый ход сделал, то уже понял, что опоздал секунд на десять. И я даже в зал не зашел, а арбитрам сказал, что все понятно – я  проиграл.

А сегодня я ноль получил... Позиция там ничейная была. Вернее, не то, чтобы ничейная, но совсем равная. Знаете, мне кажется, что заставлять себя играть – это тяжело, когда ты уже думаешь, что всё, ничья. Я играю в супертурнирах и думаю, что это нормально – то, что там есть софийские правила, есть законы, как надо одеваться – это все законы очень серьезные, и я к ним очень хорошо отношусь, потому что ты этим зарабатываешь деньги, тебе создают очень хорошие условия, и ты должен соблюдать режим. А здесь получается, что все шахматисты практически приезжают на свой счет, и ты играешь турнир, и у тебя все ужасно получается... И в какой-то момент ты понимаешь, что у тебя плохая позиция, и ты можешь проиграть, а у тебя есть шанс предложить ничью, потому что ты думаешь, что твой соперник согласится из-за твоего рейтинга. Допустим, он не может оценить позицию так, как ты, и может из-за этого согласится. И вот так и бывает, что предлагается ничья. У меня так часто раньше бывало, что я в проигранных позициях ничью предлагал и соперник соглашался. И это меня радовало, что я так много партий спасал. Здесь – то же самое: мне позиция не нравилась, я думал, что ничья, а получился ноль. Но я в принципе так и знал, что, наверное, будет ноль. Но все равно уже, у меня так ужасно все получилось, что я особо не обратил внимания.  

Е.КЛИМЕЦ: Но все-таки, если на эту ситуацию посмотреть с другой стороны. Попробуй поставить себя на место организаторов. К сожалению, есть правила – может быть, не самые лучшие, - но они прописаны в ФИДЕ, в правилах к этому соревнованию, и которые – хотят организаторы или не хотят,- но они вынуждены исполнять. Твое решение. Что ты предлагаешь? Какой ряд действий нужно сделать, чтобы вот эти конфликты в шахматах были исчерпаны?

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Софийские правила, которые создала Болгария, в этом турнире сделаны как обязательный пункт. А, например, когда играешь супертурнир, всем понятно, что… Например, спонсор деньги дает, и два супергроссмейстера могут сделать пять-десять ходов, согласиться на ничью и уйти. Это очень обидно. Потому что люди дают деньги, зал приходит болеть. А в нашем случае, например, многие партии вообще никого не интересовали. В том числе моей партии в онлайне нет, ничего нет, люди не смотрят вообще. Мне кажется… Я еще раз говорю: сорок ходов – это очень много. Мне кажется, что надо тридцать ходов сделать, а сорок – вообще очень много. Потому что сорок ходов -  это партия. Много партий заканчивается за сорок ходов. Я всегда был доволен софийскими правилами, но только в супертурнирах, на суперуровне. Потому что в супертурнире очень мало партий, всем нравится, когда видно борьбу. А здесь 180 пар, 300 с чем-то человек играет – это же очень много. Есть много партий, на которые вообще никто не обращает внимания. Им не хочется играть. Иногда такие ничьи делаются, что люди думают… Не знаю. Иногда просто заставляешь себя играть там, где не хочется, заставляешь себя делать ничьи. А люди иногда такие смешные повторения делают – они просто себя заставляют, что надо повторять позиции. Они соглашаются на ничью, а им говорят «сделай два-три хода». Это же не польза шахматам, это же не борьба. Уже начинается даже такое, когда во время партий соперники между собой договариваются, как сделать ничью. Это же уже вообще…

Е.КЛИМЕЦ: Кстати, что запрещено.

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Что запрещено, да. Во время партии этого нельзя. А люди предлагают, и кто-то согласен: сделаем пару ходов как-нибудь, потом повторим… Это же не очень хорошо. Для супертурнира это очень хорошо, я с большим удовольствием это понимаю и принимаю. Но в таком турнире, где играет много разных шахматистов, разных уровней, мне кажется, что тридцать ходов – это еще можно. Сорок – уже слишком много. И еще, мне кажется, что такие турниры… Например, завтра между собой будут играть те, у кого «+6», «+5». Как они будут? Мне кажется, что все эти вопросы… Ну и конечно, еще раз говорю, очень скучно, когда смотришь, когда люди пять-десять ходов делают. Я всегда был против этого, и сам никогда так не играл. Поэтому я считаю, что это правило хорошее. Но в какие-то моменты, мне кажется, что это тяжело.

Е.КЛИМЕЦ: Ты, кстати, как один из доводов привел то, что в супертурниры спонсоры вкладывают деньги. Но здесь же тоже в принципе неплохой призовой фонд?

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Нет, в супертурнирах же участники зарабатывают деньги. А здесь, мне кажется, все участники пока только тратят деньги. Из собственного кармана тратят, чтобы сюда приехать, прилететь на самолете, поселиться в гостинице… Если даже кому-то министерство помогает, все равно никто здесь деньги не зарабатывает. Ни у кого нет гарантий, что ты выиграешь деньги. А супертурнир – это совсем другое. Ты приезжаешь официально, тебе создают все условия... Еще раз говорю: для супертурниров мне очень нравятся софийские правила. А вот здесь – мне тяжело немножко понять.

Е.КЛИМЕЦ: А вот это правило опоздания, от которого ты пострадал – как ты считаешь, оно правильное? Просто бывают такие ситуации, когда оно не очень хорошо срабатывает. Или от него тоже стоило бы отказаться?

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Я вам скажу, что я первый раз в своей жизни опоздал на партию. Если мы все думаем, что шахматы – это спорт… Представим, что Лига чемпионов начинается в 23.45, а какой-то игрок опаздывает на матч. Так же не бывает. Как может футболист опоздать на матч? Или, там, чемпионат мира по карате – никто не может опаздывать. Шахматы – это тоже спорт. И с этой стороны – я вот немножко опоздал, но я даже не жаловался, ни одного слова не сказал. Потому что человек опоздал – и получил поражение.

Е.КЛИМЕЦ: И ты согласен с этим?

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Я с этим, конечно, согласен на профессиональном уровне. Но шахматы все-таки и спорт, и немножко такое, что… Мне кажется, что было бы здорово, если бы дали минут пятнадцать. Но есть и другая сторона. Например, журналистам разрешается делать официальные фотографии пять минут.

Е.КЛИМЕЦ: Пять-десять, не больше.

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Не больше, да. А если пятнадцать минут будет…

Е.КЛИМЕЦ: …то все будут опаздывать.

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да, многие будут опаздывать. Мне кажется, что опоздание - это… Шахматисты пока не привыкли к этому. Мы привыкли опаздывать на партии, приходить, когда хотим. Было время, когда человек опаздывал на 40-45 минут и все равно приходил и выигрывал партию. А 40-45 минут – это очень много. А так по этому вопросу я не знаю. Если профессионально смотреть, то это может быть нормально. Потому что в других видах спорта не разрешается опаздывать. Футболисты или, не знаю, любые спортсмены, должны вовремя приехать и вовремя выйти на матч. Такого нет, что «на десять секунд я опоздаю», «на двадцать секунд я опоздаю». С этой стороны я так скажу: если мы хотим профессиональный спорт, может, это и правильно. Но я еще раз говорю: было бы классно, если бы это было нестрого. Например, кто-то первый раз опоздал – предупреждение, а второй раз – уже… Случайно опоздать один раз все могут. Потому что мы пока не привыкли, что надо приходить вовремя на партию.

Е.КЛИМЕЦ: Кстати, насчет предупреждения. Мне тоже приходила в голову эта мысль: что, может, стоило бы точно так же, как невозможные ходы в партии – то есть поражение ставится только за третий невозможный ход. Так же и здесь: если бы была возможность пятнадцати минут опоздания. Но только, грубо говоря, если ты опоздал третий раз, тогда поражение.

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Я же говорю, что опоздать на партию все-таки… Я не помню, на каком Гран-при мы играли, но все участники договорились, что за опоздание в первый раз поражения не будет, а будет предупреждение. Любой человек может опоздать один раз – это случай. А вот уже во второй раз… За один раз всех можно простить и дать просто предупреждение. Например, в тот день было видно, что я опоздал на десять секунд. Я ж не хотел опоздать. Бежал на партию, но все равно не успел. Но из-за десяти секунд поражение – слишком большое наказание.

Е.КЛИМЕЦ: Ну что ж, получается, что турнир для тебя уже завершен. Завешен не самым лучшим образом. Как будешь теперь восстанавливаться морально?

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: У меня такие турниры были, в которых я играл очень плохо. Каждый четвертый год со мной так бывает. Я не считаю это трагедией. Если не брать в расчет софийские правила и опоздание, то я ни одну партию не проиграл. Играл, так скажем, с не самыми сильными соперниками. Турнир не получился, конечно, совсем. Буду смотреть свои партии, анализировать, что, как. И я из этого не сделаю никогда трагедии. Нормально это приму, буду продолжать заниматься. Просто в следующий раз, если буду играть на чемпионате Европы, отнесусь к этому более серьезно, так скажем.

Е.КЛИМЕЦ: Раз уж у нас появилась возможность с тобой пообщаться, не могу тебя не спросить как представителя шахматной верхушки: что ты думаешь по поводу появления новой компании «Агон», которая получила права на проведение будущих циклов чемпионата мира? Тебе кажется, это перспективно?

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: У них пока меняются планы, мы ничего пока не видели. Но если они сделают всё, что обещали, то будет классно. Сколько турниров, и все спонсируются – мне кажется, жаловаться не стоит. Например, я сам с рейтингом 2750 не могу играть в нормальных турнирах. Почему я играю, например, здесь в опене? Потому что турниров нет. А не играть турниры в таком возрасте пять-шесть месяцев – это вообще страшно. Из-за этого шахматисты с рейтингами 2720/30/40 играют в опенах. А если будет спонсор и будут такие турниры как Гран-При – конечно, это классно. Нам надо немножко подождать и посмотреть. Если всё это будет, то я буду очень доволен.

Е.КЛИМЕЦ: И последний вопрос, который тоже не могу не задать, поскольку событие приближается: матч на первенство мира. Твои прогнозы?

Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Играют два шахматиста, конечно, очень сильных. Если не ошибаюсь (думаю, что не ошибаюсь), Ананд – неудобный соперник для Гельфанда. Но Гельфанд очень сильно играет матчи. Отдельные турниры он играет по-другому, а матч – очень сильно. Я с ним играл в турнирах и играл матч в Казани – большая разница. Не знаю, как это получается, но человек может собраться и играть очень сильно. Так играть, что может обыграть любого соперника. Я думаю, что матч будет очень интересный. Не стоит недооценивать Гельфанда. Ананд тоже сейчас не лучшие времена переживает, несколько подряд турниров сыграл не очень удачно. Боюсь даже сказать, кто фаворит в матче. Но все-таки чуть выше я бы поставил Ананда – только из-за фактора неудобного соперника. Матч будет очень напряженным, продолжаться будет долго. Уверен, что мы увидим много интересного.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Е.НАЕР: …Я читал вчера про "тело Виши". Сложная тема.

    М.МАНАКОВА: Нет, но я же права?

    Е.НАЕР: Шучу, шучу. Но мне лучше попроще вопросы.

    М.МАНАКОВА: Кстати, вот Морозевич замечает такие вещи – кто больше расслаблен, кто ещё как-то. Он бы откликнулся на эту тему, мне кажется.

  • Запись с пресс-конференции.

    Корр: Вопрос к обоим игрокам. Как вы можете оценить свое выступление в этом турнире? Что удалось, что не удалось? Ваши комментарии по турниру в целом.

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е.СУРОВ: Московское время 14 часов ровно. У нас неожиданный выход в эфир: прямо из Пекина на связи Веселин Топалов собственной персоной. Веселин, приветствую.

    В.ТОПАЛОВ: Привет.

    Е.СУРОВ: Не думал я, что придется поздравлять по окончании этого турнира, но оказалось, что вы выиграли просто всю серию Гран-При. Это здорово, по-моему?

  • Встречаются Илюмжинов и Полсон.
    – О! Боже мой, Боже мой, кого я вижу, какой человек! Очень рад вас видеть.
    – И я очень рад.
    – И я очень рад вас видеть.
    – И я очень рад.
    – И я вас…
    – И я вас…
    – И я…
    – И я…
    – Очень рад.
    – Очень рад.
    – Вы надолго к нам?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, кубок губернатора Саратовской области, и с нами на связи Александр Моисеенко, который сегодня закончил свою партию вничью. Александр, дайте короткий комментарий по поводу сегодняшней партии и о турнире в целом.

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!