Владимир Тукмаков: "Ноль за опоздание - глупейшее правило"

Время публикации: 27.03.2012 23:43 | Последнее обновление: 27.03.2012 23:43


Запись прямого эфира: 27.03.2012, 18.45

Е.СУРОВ: 18.43 московское время, мы продолжаем прямой эфир, это Chess-News, и снова с нами на связи Пловдив, чемпионат Европы. И Елена Климец сделала нам приятный сюрприз – привела к микрофону Владимира Тукмакова. Владимир Борисович, здравствуйте! Мы тут гадали: откажете вы даме или нет?

В.ТУКМАКОВ: Нет, даме я не в силах отказать. Добрый вечер.

Е.СУРОВ: Спасибо вам за это большое. Добрый вечер. Наверное, будет логично просто для начала вас спросить: какими судьбами вы в Пловдиве?

В.ТУКМАКОВ: Судьбами все теми же. Я, как бы это точнее сформулировать мою миссию, куратор азербайджанских шахматистов, что ли. В первую очередь, конечно, кандидатов в сборную, но за всеми остальными тоже присматриваю, благо их порядка десяти человек здесь.

Е.СУРОВ: Вопрос, который многие задают: что случилось с Шахрияром на этом чемпионате? Правда, мы должны пояснить, что уже к этой минуте, на момент 18.45, Шахрияр наконец-то одержал первую победу в турнире.

В.ТУКМАКОВ: И я надеюсь, что эта победа – и победа быстрая – послужит своеобразным водоразделом между первой частью турнира и второй. Вчера был выходной – естественный водораздел. Я не думаю, что у Шахрияра в его практике часто случались эпизоды, когда он  шесть партий подряд не выигрывал. Но, с другой стороны, шесть партий подряд он и не проигрывал. В жизни каждого шахматиста, даже самого талантливого, самого сильного, встречаются такие эпизоды, когда наступает некий ступор. И любой кандидат в мастера – я имею в виду противников – неожиданно начинает (это такое субъективное ощущение) играть как гроссмейстер. А потом эта пелена чудесным образом спадает, когда это ужасное состояние проходит, - и наступает следующее, куда более приятное: когда гроссмейстеры начинают играть как кандидаты в мастера. Так что я надеюсь, что сегодняшняя партия, сегодняшняя быстрая победа послужит, конечно, стимулом для удачного финиша Шахрияра.

Е.СУРОВ: А вам не кажется, что когда кандидаты в мастера начинают играть в силу гроссмейстера, это вообще какая-то общая тенденция последних лет? И со временем она только возрастает?

В.ТУКМАКОВ: Нет, я не думаю, что это общая тенденция. Действительно, случаются эпизоды в партиях и даже целые партии, когда отдельные шахматисты играют явно на порядок выше своих рейтингов. Но если создавать им проблемы на протяжении всей партии, а не ограничиваться только дебютом, то это случается реже. Я считаю, что в общем случае проблема кроется в самом шахматисте – а данном случае, в Шахрияре, - а не в том, что все его соперники вдруг неожиданно стали играть очень сильно. То есть всегда, в любой ситуации, надо искать причину в самом себе. Недостаточно энергии, недостаточно уверенности, не сложилась отдельная партия. Вот он, по-моему, в третьем туре, не выиграл партию с двумя лишними пешками. И вот как-то с этого момента, я думаю, в нем поселился какой-то элемент неуверенности и стреноживал его, если можно так выразиться.

Е.СУРОВ: Известно, что правильно провести выходной день – это большое искусство. А уж тем более в такой ситуации, наверное, особенно требовалось как-то правильно провести выходной день. Вы участвовали вчера в выходном дне Шахрияра?

В.ТУКМАКОВ: Нет, в выходном дне Шахрияра я не участвовал. И опять же, часто говорят, что шахматы – искусство, в частности, это искусство, которое проверяется результатом. Как бы ты правильно и замечательно ни провел выходной день, но если на следующий день ты проиграл, то, следовательно, все это искусство как бы дискредитировано. Продолжая эту нехитрую мысль, можно сказать, что раз Шахрияр выиграл – и быстро, значит, все вчера было сделано правильно.

Е.СУРОВ: Понятно. Кстати говоря, где-то за час до вашего выхода в эфир Лена Климец нам рассказывала о своих первых впечатлениях о Пловдиве - она прибыла накануне вечером, - о том, что она там видит, об игровом зале, о гостинице. И как-то так получилось, что у нее пока что не возникло ни одной проблемы. Поэтому я вам задаю вопрос как человеку, который с первого дня находится на чемпионате Европы: вы в бытовом плане всем довольны?

В.ТУКМАКОВ: Можно сказать, что в известном смысле это посещение Пловдива – мое дебютное. Хотя я в Пловдиве третий раз, причем, в отличие от многих участников, которые здесь были несколько лет назад на таком же индивидуальном чемпионате Европы, а потом уже на клубном чемпионате Европы в позапрошлом году, где я тоже был, - я впервые был в Пловдиве почти тридцать лет назад, в 83-м году на командном чемпионате Европы, где я играл за сборную СССР. А дебютным можно считать, потому что я впервые в новейшие времена являюсь – не знаю, как сформулировать точно свою роль – зрителем, в какой-то степени участником вот этого индивидуального чемпионата Европы. Хотя он проводится в какой раз? В одиннадцатый?

Е.СУРОВ: Двенадцатый, может быть. Но тут надо проверить информацию.

В.ТУКМАКОВ: Неважно. Во всяком случае, ясно, что их было проведено достаточно много. А я на нем присутствую впервые. И не играл ни разу, и в качестве тренера не присутствовал, и в качестве зрителя не присутствовал. Поэтому у меня есть какие-то определенные впечатления, может быть, не только и не столько от чемпионата Европы в Пловдиве, как вообще о формате этих чемпионатов.

Вот, например, игра здесь проводится в двух залах, где примерно поровну распределены участники. Естественно, что в первом зале играют те, кто имеет 50 процентов и выше. А уж во втором зале играют все остальные. Так вот, мне кажется, что, по большому счету, второй зал не нужен вообще. Потому что это все-таки не опен, пусть даже самый сильный, а это официальный чемпионат Европы – турнир, который собирает и должен собирать профессиональных европейских шахматистов. А здесь, наряду с безусловно сильной верхушкой – известно, что здесь порядка пятнадцати шахматистов имеют коэффициент выше 2700, а если брать текущий коэффициент, то, может быть, это число и зашкаливает за пятнадцать. Но наряду с этим – масса любителей. Мне кажется, что было бы уместнее, предположим, проводить по другой формуле. Скажем, имеют право играть шахматисты с коэффициентом 2600 и выше, ну и плюс представительства тех стран, у которых таких шахматистов нет. Таких стран достаточно много в Европе. Дать определенное количество мест и другим странам, чтобы это все-таки отвечало формату чемпионата Европы. Но, в то же время, не допускать шахматистов, которые приехали сюда просто для того, чтобы поставить галочку. Не знаю, может быть, дать какое-то определенное число мест талантливым юношам. Это тоже можно оговорить. Но делать это соревнование открытым для всех желающих – я считаю, что это в принципе неправильно.

Что касается организации, то, по-моему, здесь все нормально. Нормальная гостиница, нормальный зал для игры. Опять же, транслируются онлайн, по-моему, первые сорок семь партий, если я ничего не путаю. Во всяком случае, в таком духе.

Е.СУРОВ: Да, сорок семь, совершенно верно.

В.ТУКМАКОВ: Но в общем-то, в турнире такого ранга должны бы транслироваться все партии.

Е.СУРОВ: Но здесь вы противоречите самому себе. Кому же интересны партии…

В.ТУКМАКОВ: Я не противоречу самому себе. Я считаю, что это дополнительный аргумент в пользу той формулы, о которой я говорю, – что у организаторов нет и технической возможности показывать все партии. Не говоря уже о том, что большинство партий из второго зала, кроме родственников и поклонников данного шахматиста, абсолютно никому не интересны. Так вот, я и считаю, что число этих партий должно быть сокращено. Но при этом они должны все транслироваться.

Е.СУРОВ: Из всего, что вы сказали, я так понимаю, что наиболее приближенный к желаемой вами формуле турнир – это сейчас «Аэрофлот». Там, насколько я понимаю, транслируются все партии, и отбор какой-то происходит, от коэффициента выше 2550.

В.ТУКМАКОВ: Совершенно верно. Если говорить об  «Аэрофлоте», то это не весь турнир, а турнир «А» «Аэрофлота». То есть, опять же, в чемпионате Европы можно параллельно - если организаторы хотят привлечь еще большее число шахматистов, которые были бы как-то приобщены к этому официальному чемпионату Европы, - можно параллельно проводить опен. В те же сроки, в том же помещении. Если говорить о Пловдиве, то вот как раз во втором зале проводить этот турнир. Но это другой турнир, никакого отношения не имеющий к официальному чемпионату Европы.

Е.СУРОВ: Хорошо. А как вы относитесь к тому, что в турнире не только разыгрывается звание чемпиона Европы, но еще и фактически он является отборочным к… у меня выскочило из головы, куда отбираются шахматисты.

В.ТУКМАКОВ: К кубку мира.

Е.СУРОВ: К кубку мира, совершенно верно.

В.ТУКМАКОВ: Нормально отношусь. Опять же, если это правильный турнир и отборы проводятся к следующему турниру, более высокого ранга, то это совершенно нормально. Но а если вообще говорить, то, конечно, это совершенно глупейшее правило – ноль за опоздание, которое здесь вылилось просто в… Ну, такие большие турниры, да и вообще любые турниры, нельзя проводить с таким правилом. Это глупое правило.

Е.СУРОВ: А почему вы считаете его глупым? Объясните.

В.ТУКМАКОВ: Я его считаю глупым потому, что время от времени и во многих случаях, независимо от  участников, по каким-то объективным причинам, случаются вот такие инциденты, которые случились, скажем, в шестом туре. Когда шесть шахматистов одновременно получили нули. При том, что некоторые из этих шести  шахматистов занимали очень высокие позиции. И этот инцидент существенным образом повлиял на турнирную борьбу. То есть, конечно, старое правило, что можно опаздывать до часа - оно, конечно, архаично и не имеет смысла. Ну, не знаю. Ввести, скажем, 15-20 минут. Если бы было 15-минутное опоздание, то любому из этих ребят можно было бы позвонить, и они без труда бы за несколько минут добрались. Аргумент, что в других видах спорта неявка на старт одновременно означает дисквалификацию, здесь не работает. Потому что ни в одном виде спорта не дается на эту дисциплину определенное время каждому из участников. В общем, глупо сравнивать шахматы с любым другим видом спорта. То есть, конечно, надо принимать во внимание то, что сейчас цена времени совершенно иная, и сокращается время на обдумывание. Но какой-то зазор на вполне возможный человеческий фактор, я считаю, следует оставить. И даже в турнирах с приглашениями, то есть в больших турнирах. Тем более – в командных. Я считаю, что это категорически неприемлемо. И в таких больших турнирах, как этот, тоже категорически неприемлемо. Но даже и в небольших турнирах, где 12 человек, мало ли что случается. Почему надо вникать в каждое обстоятельство и вводить исключения из правил? Когда можно свести опоздание, возможно, до 10-15 минут. И все. То есть, с одной стороны, ограничение такое должно быть введено, а с другой, оно не должно быть глупым.

Е.СУРОВ: Тогда, конечно, не могу вас не спросить и о другом нововведении. Хотя «зеро толеранс» уже не нововведение, много где используется. Но в этом турнире впервые используется дресс-код.

В.ТУКМАКОВ: В принципе, мне кажется, что это полезное введение. Другое дело, что можно по-разному относиться к подробному описанию: какая пуговица может быть расстегнута, какая пуговица должна быть застегнута. Действительно, я согласен, что к мужской части шахмат это относится куда в большей степени, чем к женской. Особенно в летнее время общая картина мужских опенов часто бывает не очень привлекательной. Поэтому какие-то разумные меры, разумные ограничения, разумные правила необходимы. Но это все тоже должно оставаться в каких-то рамках здравого смысла.

Е.СУРОВ: Не выходить за рамки здравого смысла, совершенно верно.

В.ТУКМАКОВ: Да. Можно сколько угодно точно прописывать формат одежды. Но при этом попадаются какие-то ретивые судьи, которые стремятся букву закона выполнять очень щепетильно, и тогда… То есть у него свои представления об одежде. Но понятно, что когда человек является в шлепках, с мокрыми волосами, и такое впечатление, что он только что выскочил из бани и не успел одеться, такое неприемлемо. Опять же, определенные рамки необходимы. И то, что они введены – я считаю, что это нормально. Но закручивать гайки здесь совершенно не нужно.

Е.СУРОВ: А вы как наблюдатель, который там находится с первого дня, как-то ощутили присутствие этого правила? Что-то изменилось в общей картине?

В.ТУКМАКОВ: Общая картина если не благостная, то вполне приемлемая, с моей мужской точки зрения. Вполне возможно, что Лена даст свой женский взгляд на эту картину. Ну и, в общем-то, запахи вполне приемлемые. Опять же, на мой взгляд. Но надо сделать оговорку, что пока еще не лето. Хотя здесь и тепло, но это все-таки весна. Поэтому совсем уж раздеваться чревато, в том числе и для здоровья.

Е.СУРОВ: То есть совсем уж все прелести и изменения, связанные с этим правилом, мы сможем ощутить, например, на Олимпиаде.

В.ТУКМАКОВ: Да, на Олимпиаде в Стамбуле, где и народу будет побольше, и пожарче.

Е.СУРОВ: И последний вопрос к вам: вы, кроме как за азербайджанскими шахматистами, так вообще следите, скажем, за первыми десятью досками, более внимательно, чем за остальными? Кто вам из шахматистов больше импонирует пока что?

В.ТУКМАКОВ: Здесь даже трудно сказать. Трудно кого-то выделить, потому что действительно людей слишком много, лидирующая группа слишком велика. И выделять кого-то… Есть отдельные яркие партии, есть отдельные неожиданности. Честно говоря, я даже забыл фамилию этого грузинского шахматиста, который получил ноль. А перед этим он имел 4 из 5 и в перформанс едва ли не 2900. Это, конечно, обидно. Понятно, что это никоим образом на его перформанс не повлияет, возможно, там выполнение норм. Но все равно, когда человек играет, возможно, турнир жизни, и он обрывается на столь высокой ноте таким вот низменным образом, то это, я думаю, просто неправильно. Опять же, возвращаясь к этой, уже наболевшей, теме. А выделять кого-то трудно.

Е.СУРОВ: Понятно. Трудно и, может быть, еще рано.

В.ТУКМАКОВ: И рано.

Е.СУРОВ: Дождемся окончания турнира. Большое спасибо! Это был Владимир Тукмаков. Мы его не анонсировали специально, но он вот так неожиданно и любезно согласился выйти к нам в прямой эфир из Пловдива. И удачи вашим подопечным!

В.ТУКМАКОВ: Спасибо!


  


Смотрите также...

  • Главный тренер сборной Азербайджана Владимир Тукмаков, который в эти дни в Пловдиве наблюдает за ходом чемпионата Европы, поделился некоторыми впечатлениями в прямом эфире радио Chess-News. Беседа состоялась через несколько минут после первой победы в турнире Шахрияра Мамедъярова, и Тукмаков выразил надежду, что успех послужит своеобразным водоразделом между первой частью турнира и второй.

  • Разговор через десять минут после окончания матча Россия - Азербайджан (1-3)

    В.ТУКМАКОВ: Эмоции мои понятны, и эмоции ребят понятны.

    Е.СУРОВ: А вот какие эмоции? Закончился матч, и вы сразу наверняка все вместе были. Первые слова, первые эмоции какие?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Московское время 19.24, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. Последний тур чемпионата Европы еще продолжается, а у нас на прямой связи Алексей Дреев, который уже сыграл последнюю партию. Алексей, здравствуйте. Как вы сыграли, кстати? Трансляция задерживается.

    А.ДРЕЕВ: Привет, Жень. Выиграл я черными у Ковалева.

    Е.СУРОВ: А, вот теперь вижу. Ну что ж, поздравляю! Конечный результат какой?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Запись прямого эфира: 20.09.2014, 21.10.
    Длительность - 21 мин.

    Е.СУРОВ: Дамы и господа, сюрприз! В прямом эфире из Бильбао - главный тренер победителей клубного чемпионата Европы, команды SOCAR, Владимир Тукмаков. Владимир Борисович, добрый вечер!

    В.ТУКМАКОВ: Добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Ну что, семь вполне уверенных побед, некоторые из них просто с разгромами, причем над прямыми конкурентами. Что это было, скажите нам?

  • Е.СУРОВ: Мы на Баку-опен, Павел Смирнов выиграл этот турнир. Павел, что скажете? Неожиданность или ожидаемый результат?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться.