De mortus - veritas (О мертвых - правду)

Время публикации: 01.03.2012 10:54 | Последнее обновление: 01.03.2012 19:16

Не так давно прочитал на нашем сайте интересное интервью уважаемого гроссмейстера Юрия Львовича Авербаха, человека смелого и принципиального (одни контакты с идеологом НТС Островским-Романовым в 1952 и 1953 чего стоят!), данное известному шахматному журналисту Валерию Асрияну (автору замечательной книги о Владимире Макогонове). Всем известно, что в своих интервью Ю.Л. Авербах рассказывает о событиях малоизвестных или неизвестных вообще. Не чурается он и критики знаменитых шахматных персоналий, что делает его рассказы исключительно интересными. Интервью под названием "Юрий Авербах: Пример Петросяна воодушевил Армению" затрагивало многие аспекты шахматной жизни Тиграна Петросяна. Но уж какой-то однобокий образ создавался. Как человек деликатный и интеллигентный, Ю.Л. Авербах не мог или не захотел рассказать о некоторых эпизодах, которые, увы, происходили в жизни Тиграна Петросяна (или четы Петросян), а интервьюировавший его Валерий Асриян о таких эпизодах даже не заикался (боялся нарушить законы политкорректности?). Вот о некоторых из них я и хочу рассказать, для полноты картины.

В молодости Петросян был скромным и добрым юношей, но по мере того, как спортивные результаты росли и повышался социальный статус, в его характере стали проявляться такие черты, как грубость, неуважение и высокомерие (Рона Яковлевна, безусловно, внесла свою лепту). Долгие годы тренером Петросяна был выдающийся шахматист и теоретик, прекрасный тренер Исаак Ефремович Болеславский - "молчун", но человек твердых взглядов в отношении политической системы, существовавшей в его стране. Успехи Петросяна были тесно связаны с тренерской деятельностью Болеславского. Их сотрудничество продолжалось с 1959 по 1969. Турнир претендентов на Кюрасао, победные матчи против Ботвинника и Спасского в 1963 и 1966 годах соответственно - во всех этих успехах есть и огромная заслуга Болеславского. Вы бы мне не поверили, если бы я рассказал, как выгнали Исаака Ефремовича после поражения в матче со Спасским в 1969 году. Выдающегося шахматиста и тренера выгнали (выгнали буквально!) как последнего мальчишку. Ограничусь тем, что скажу: это была не просто грубость, это было самое настоящее хамство со стороны четы Петросян.

Порой Петросян был груб и нетактичен и с другими своими коллегами  по шахматному цеху (Эстрин, Мурей, Гуфельд, Бразильский ...). В своей книге "Евреи в истории шахмат" (Тель-Авив, 1997) бывший киевский журналист Вадим Теплицкий открыто написал: "Именно такие люди, как покойный экс-чемпион мира Т.Петросян оказывались "ускорителем", из-за которого честные и талантливые шахматисты-евреи (и не только евреи) буквально бежали из бывшего СССР..."

 А вот отрывок из замечательной, на мой взгляд, статьи Льва Харитона "Страсти под маской" (2005):

"В тот памятный для меня осенний вечер 1963 года, теперь уже как 42 года назад, Равинский и я сидели в той комнате ЦШК, которая тогда называлась «директорская» и анализировали одну из моих партий из четвертьфинала первенства Москвы. ... Неожиданно наш анализ прервался, когда открылась дверь и в комнату вошел Юрий Бразильский. Бразильский был в ту пору шахматным редактором московского издательства «Физкультура и спорт». Для меня, однако, гораздо более важным было то, что он был моим первым шахматным учителем. Сам же он когда-то учился шахматам у Равинского. Юрий Абрамович был замечательным человеком. Его преждевременная смерть в возрасте 46 лет летом 1975 года была тяжелейшим ударом, ужасной потерей для всех его многочисленных друзей ... Сейчас мало кто помнит, что именно по инициативе Юрия Абрамовича началась публикация большой серии книг «Выдающиеся шахматисты мира». Именно благодаря его настойчивости увидела свет книга Фишера «60 памятных партий»...

Обменявшись приветствиями мы, теперь уже втроем, продолжили анализ моей партии. Но несколько минут спустя в «директорской» появился новый гость. Тигран Петросян! Лишь за несколько месяцев до этого он стал чемпионом мира, выиграв матч у Ботвинника... Бразильский и Петросян были знакомы с 1946 года...

Наш анализ продолжался, как вдруг, добравшись до какой-то сложной позиции, Петросян саркастически спросил, произнеся, словно в воздух, такие слова: «Как бы сыграл в этой запутанной позиции опытный кандидат в мастера Бразильский?». В комнате на какой-то момент воцарилось молчание, я бы сказал, легкое замешательство. Бразильский ничем не выдал, что он обижен, лишь чуть покраснело его лицо – вот, пожалуй, и всё. Для меня, хотя я был и юн, слова Петросяна оказались каким-то шрамом, оставшимся во мне и по сей день...".

Прочитайте эту статью: там много хорошего написано о Петросяне, молодом Петросяне.

Нарушал Петросян и принципы спортивной этики. На турнире претендентов на Кюрасао Петросян, Геллер и Керес не сыграли ни одной серьезной партии между собой. Все их партии закончились вничью без борьбы. Джентльменское соглашение? Да, но ... до поры, до времени. Вот что написал в своей книге "Pal Benko: My Life, Games and Compositions" (Лос Анджелес, 2003) американский гроссмейстер Пал Бенко o своем поединке с Кересом, который имел огромную важность для последнего: "В этой наиважнейшей партии у меня было немного лучше, и партия была отложена. Чуть позже Петросян и Геллер скрытно пришли ко мне и предложили помощь, чтобы я победил их соотечественника! Мне стало противно. Сказав им, что при правильной игре будет ничья, я потребовал, чтобы они удалились...".

"Дружки" - так назвал Корчной Геллера и Петросяна. Как бы не так! Вскоре досталось от Петросяна и "экономисту с Дерибасовской", и дружба закончилась.

Об инциденте на матче Петросян-Корчной в Одессе, в 1974 году, написано много и в основном правдиво. Поэтому мне совершенно непонятны следующие слова Авербаха: "Дело в том, что в Одессе, где проходил матч Петросяна с Корчным, разразился скандал, спровоцированный соперником Тиграна. Корчной сознательно пошел на это, так как знал одну особенность характера Тиграна. Дружелюбный, доброжелательный человек, он не мог играть в полную силу, если был в плохих отношениях с противником и тот нарочито демонстрировал свою неприязнь к нему. Петросян начинал тогда нервничать, допускать грубые ошибки. Это и использовал Корчной, понимая, что в нормальной обстановке ему Петросяна не обыграть".

Помилуйте, Юрий Львович, ведь известно, что именно Петросян был инициатором этого конфликта. Именно Петросян начал эту "войну ног", когда стал раскачивать стол. И именно Петросян грубо отреагировал на замечание Корчного. А насчет того, что женатый тогда на армянке Корчной оскорбил национальные чувства армян, можно лишь сказать одно слово: "Неправда!". На матче присутствовали большие группы армянских болельшиков Петросяна, которые вели себя иногда откровенно грубо и вызывающе, оказывая психологическое давление на Корчного. И это в многонациональной, вольной Одессе, городе с многотысячным еврейским населением! Впрочем, это ни для кого не секрет: что было позволено армянам в бывшем СССР, не было позволено евреям. И весь этот скандал и эту госпитализацию Петросян организовал только потому, что знал: это его единственный шанс одолеть Корчного. Не вышло ... В 1974 году Корчной просто играл сильнее Петросяна. Победил он Петросяна и в партии на Мемориале Алехина 1975 года, а также в двух последующих матчах претендентов. Разве это случайности?

И кто, как не Петросян, был инициатором постыдной травли Корчного? Ведь все началось с его письма: не мог победить за шахматной доской, так решил взять реванш за письменным столом. Помогал Карпову? Вряд ли. Он-то прекрасно знал, кто такой Карпов: через некоторое время тот отберет у него еженедельник "64".

А теперь перейдем к медицине. Если верить Валерию Асрияну, то Авербах сказал следующее о болезни Петросяна: "Почувствовав себя плохо, он лег в больницу. Возможно, это были первые признаки проявления той болезни, из-за которой он спустя 10 лет уйдет из жизни".

Звучит, как косвенное обвинение Корчного в преждевременной смерти Петросяна. Не мог Авербах сказать такую глупость! Оставляю это на совести Валерия Асрияна. Как известно, Тигран Петросян умер от рака поджелудочной железы, болезни страшной и практически неизлечимой... Официальная статистика говорит, что только 12 процентов из заболевших этой формой рака живут более года, и только сущие единицы живут до пяти лет. Мне могут возразить: "А как же Стив Джобс, основатель Apple? Oн-то прожил дольше и жил бы до сих пор, если бы лечился, а не слушал всяких знахарей". Так вот, у Джобса была диагностирована редчайшая форма этого вида рака, встречающаяся в одном случае из ста. Она поддается лечению путем хирургического вмешательства. "Повезло". Так что ни о каких десяти годах и речи не может быть!

Знаю, что определенная часть болельщиков Петросяна примет в штыки и будет поражена следующим фактом: как и многие его коллеги-шахматисты, Петросян был завербован и сотрудничал с КГБ. В книге "КГБ играет в шахматы" (Терра, 2009), в разделе, написанном В.Поповым и Ю.Фельштинским, об этом говорится совершенно однозначно: "Петросян Тигран Вартанович - чемпион мира по шахматам. Завербован в 1973 году  офицером 1-го отдела Пятого управления КГБ Смазновым Анатолием Сергеевичем". На той же 23 страничке приводится список из семи известных в шахматном мире фамилий. Целая "интернациональная бригада". Все указанные там люди были задействованы в разработке Корчного и его окружения. Петросяна завербовали раньше всех, даже Рошаль "присоединился" только в 1978.

К чему я это все написал? Чтобы заднить числом очернить Петросяна? Рассказать, что и на солнце бывают пятна? Нет, ни в коем случае! И в мыслях не было! В своем эссе, посвященном покойному гроссмейстеру Эдуарду Гуфельду ("Мои показания", Рипол Классик, 2003), Генна Сосонко приводит формулу, использовавшуюся римлянами: "De mortus - veritas (О мертвых - правду)". Прочитав интервью, данное Юрием Авербахом Валерию Асрияну я убедился, что журналист не следует этой формуле. Он задает такие вопросы, ответы на которые создают совершенно неверное представление о покойном экс-чемпионе мира. Не был Петросян таким сусально-лубочным и быть не мог! Сын дворника, познавший голод и нищету, благодаря шахматам поднявшийся очень высоко по социальной лестнице, он был сыном своего времени, сыном своей страны, с радостью принявшим ее правила игры. Мы все, вольно или невольно, играли по этим правилам. А правила эти, увы, не всегда соответствовали классическим канонам порядочности. Сейчас очень модно слово "прогибаться". Так вот мы все, в той или иной мере, прогибались. Тех же, кто прогибаться не хотел, ждали в Кащенко, Институте Сербского или лагерях Мордовии...

В моей коллекции, в разделе под названием "Петросян", есть более тридцати книг, посвященных жизни и творчеству покойного экс-чемпиона мира. Есть серьезные исследования, но есть и книги, написанные в стиле мифологии (в одной из таких книг Петросян преподносится как крупный ученый, а его диссертация на тему логики в шахматах, как чуть ли не весомый вклад в мировую науку). Есть и самая первая книга, посвященная Петросяну:  в далеком уже 1963 году её написал аргентинский мастер Луис Палау. Есть и другие редкие книги...


Я всегда смотрю на них и думаю: почему о Петросяне, с его не очень ярким стилем и не всегда убедительными турнирными результатами, написано столько книг? Ответ прост: потому что он был великим шахматистом и великим чемпионом, восседавшим шесть лет на шахматном троне в условиях острейшей конкуренции!


  


Смотрите также...