Левон Аронян назвал шахматы "игрой эгоистов"

Время публикации: 30.11.2011 12:04 | Последнее обновление: 01.12.2011 01:27

Журналисты не оставляют попыток понять, что же творится в головах у сильнейших гроссмейстеров мира. Приводим фрагмент интервью Анны Лоренц с Левоном Ароняном, опубликованного журналом "Ереван".


yerevanmagazine.com

- У вас есть свое определение шахмат?
- Это диалог. Каждый ход - посыл сопернику. Переставляя фигуру, ты фактически говоришь: знаешь, я думаю, что партия решится именно так, и собираюсь устроить тебе то-то и то-то. А он отвечает: валяй, я тебе не верю. Или: делай как знаешь, не буду тебе мешать, просто попытаюсь отнестись к этому спокойно. В шахматах тоже есть смирившиеся со своей судьбой фаталисты. Есть еретики, которые не верят тебе и вообще ни во что не верят и пытаются каждым ходом это продемонстрировать. И эта вечная дискуссия между игроками придает шахматам определенную интимность.

- А со стороны кажется, что склонившийся над доской шахматист думает исключительно о следующем ходе...
- Да нет. Мало ли какие глупости в голову лезут! Как правило, изучаешь противника. Когда играешь против кого-то, начинаешь лучше его понимать. И не только, какой он игрок, но и какой он человек. Что ему нравится, чего он не любит. Это и забавно, и необходимо, и отвлекает от игры. Вообще, чем меньше думаешь об игре, тем спокойнее и лучше все проходит. А я и вовсе не люблю перенапрягаться. Да, еще шахматисты во время партии, как правило, разговаривают сами с собой.

- Вслух?
- Нет. Но ты все время пытаешься угадать, что он сейчас говорит. Следишь за его глазами, жестами, поведением. Часто ситуация на доске пока совершенно неясна, но ты чувствуешь, как некомфортно твоему сопернику, видишь, как он волнуется, буквально слышишь, как он причитает в уме и понимаешь, если удастся сохранить спокойствие, успех за тобой. Искусство психоанализа - одна из важнейших составляющих игры. А если это не первая партия с этим противником, то ты уже знаешь, какой ход событий ему не нравится, и навязываешь ему такой. Скажем, есть игроки, которые не любят, когда приходится думать над каждым ходом. У всех есть слабое место.

- И где же ваше?
- Меня можно обыграть в начале партии. Я ленив и, как правило, плохо готовлюсь к игре. Другая проблема - когда я вошел в азарт. Я вспыльчив, и иногда мне бывает трудно себя остановить.

- Выходит, любое противостояние идет на два фронта - борьба с противником и с самим собой.
- Точно. Самый великий игрок может одержать верх над сильными противниками и уступить слабому. Такое возможно, если он плох в разговоре с собой, если он не может понять своих проблем, своих сильных и слабых сторон, не знает, что он любит, а что - нет. То есть, имея все возможности победить, он вдруг начинает чувствовать себя дискомфортно и проигрывает партию. Проигрывает ее себе.

- Шахматы - игра индивидуалистов...
- Я бы даже сказал, эгоистов. Как и во всех индивидуальных видах спорта. Понимаете, сама игра очень одинокая. Лучшие шахматисты, как правило, - интроверты, люди необщительные, неразговорчивые. Все это я и называю словом "эгоизм".

- А еще это игра интеллектуалов...
- При сложении получается "умных сволочей".

Полный текст интервью


  


Смотрите также...