Петр Свидлер: "Диаграмма после хода ладьей в партии с Камским - на все времена"

Время публикации: 22.09.2011 01:27 | Последнее обновление: 22.09.2011 10:20
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, и Петр Свидлер со мной на связи - обладатель теперь уже Кубка мира и чемпион России. Петр, здравствуйте!

П.СВИДЛЕР: Добрый день.

Е.СУРОВ: То есть повысились в регалиях?

П.СВИДЛЕР: В некотором смысле да. Это большой успех, что говорить.

Е.СУРОВ: В предыдущем интервью нашему сайту, сразу по окончании Суперфинала, вы сказали, что разучились радоваться как следует. А сейчас что-то изменилось с этим?

П.СВИДЛЕР: Все равно в данный момент как-то совершенно над всем преобладающая эмоция – это фантастическая усталость и непрерывное желание спать. Но в целом, конечно… Я и после Суперфинала был рад, я не то, чтобы совсем не готов радоваться и не могу. Но мне кажется… Если я правильно помню, о чем я говорил, то речь шла о том, что той радости, которая была в 1994 году, когда я выиграл свое первое первенство России, ее уже не вернуть, что бы ни произошло в жизни.

Е.СУРОВ: А я это и имел в виду. Вам же не семнадцать лет сейчас.

П.СВИДЛЕР: Это совершенно естественная же штука. Мне все-таки было достаточно мало лет, и со мной происходили какие-то новые и совершенно чудесные вещи в жизни. И понятно, что те эмоции сейчас уже… Понятно, что средних лет дядька навряд ли будет испытывать такую же остроту эмоций.

Е.СУРОВ: Да-да. Вот в продолжение вопрос от Жени – тоже Жени, - посетителя Chess-News. Мы попросили посетителей задавать свои вопросы. Их не так уж мало поступило, и поэтому я сразу перехожу постепенно к ним, буду их зачитывать. И если у меня будут к ним какие-то добавления, я буду их озвучивать. Вот как раз Женя спрашивает: «На пресс-конференции после первой партии вы были очень кислый. Что довольно неожиданно для человека, одержавшего важную победу». Но я-то с ним не согласен совершенно. Я смотрел ту пресс-конференцию, и мне показалось наоборот – что вы просто сияли от счастья.

П.СВИДЛЕР: После первой партии я абсолютно не сиял от счастья. И близко не было ничего такого.

Е.СУРОВ: Все-таки были кислый?

П.СВИДЛЕР: Да, очень был кислый. Как-то тяжелее, чем я предполагал, оказалась игра с человеком, с которым много и хорошо общаешься. На самом деле я очень склонен к рефлексии, и в тот момент меня немножко накрыло, что идет такая игра братоубийственная и доставляет меньше удовольствия, чем предполагалось заранее.

Е.СУРОВ: Вы хотели в финале еще и удовольствие получать?

П.СВИДЛЕР: Ну, как сказать… Да, хотел. Но в целом, одержав победу в финальном турнире, в первой партии одного из крупнейших турниров, неплохо было бы быть этому несколько больше обрадованным, чем я был в тот момент.

Е.СУРОВ: Второй вопрос от того же посетителя про четвертую партию: «В конце вы пошли слоном на b2 и быстро получили ничью. Видели ли вы ход ладьей на b1 с явным перевесом? Если да, то почему решили не рисковать?».

П.СВИДЛЕР: Видел. Но, если честно, я не оценивал эту позицию как ясную. Меня уже, наверное, миллион людей спросили, специально ли я дал близкому другу ничью в последней партии, чтобы его лишний раз не огорчать. Глупость-то полная, потому что… Особенно когда в запале пожертвовал фигуру, специально пойдя на всю эту игру. Я не играл на ничью, я просто, честно говоря… Там получается такая странная позиция: доходят пешки до с7 и d6, но они там блокируются. Белые, видимо, заберут на а6. Я потом уже посмотрел. Я не стал внимательно проверять, но я зашел, условно говоря, на chessbomb или куда-то, и посмотрел, что пишет железяка. Железяка пишет, что у белых абсолютно выиграно, потому что падает пешка а, у черных как бы все упаковано, и у белых такие проходные. Но, с другой стороны, они абсолютно надежно заблокированы, и если черные выйдут из угла, то все эти пешки – и с7, и d6 – попадают при случае со страшной скоростью. И на восьми минутах я как-то посчитал, что риск того, что я неправильно оценю эту позицию, и она окажется не такой хорошей, как хотелось бы, он абсолютно не оправдан. Поскольку Bb2 очевидно фигуру отыгрывает, и спортивная ситуация не требует… Но это было не то, что я видел ход, который приводит к громадному перевесу, и не сделал его. Я видел ход, который приводит к позиции, которая может быть у меня лучше, а может быть, при случае, и не лучше. И другой ход, который дает форсированную ничью. При таком выборе я, совершенно очевидно, сделал выбор практичный и нисколько не раскаиваюсь.

Е.СУРОВ: Довольно много вопросов, которые можно объединить, в общем-то, одним словом: «Как?!». Вот, знаете: «Как, Холмс?!». Вот, например: «Как вам удалось за пару месяцев добиться таких серьезных успехов? - пишет Рокки. - По сколько часов в день вы работаете над шахматами?».

П.СВИДЛЕР: Перед этими двумя турнирами вообще не работал. Собственно, я и так-то не самая трудовая пчела среди приличных шахматистов, а перед этими турнирами… Ну, были активные сборы, народ готовился перед Китаем, и все были готовы, в общем-то, неплохо, и все видели, что из этого вышло. И после Китая передо мной стояла, как мне казалось, основная задача – отойти и вернуться в нормальное состояние психологически. А шахматами как таковыми я решил дополнительно не заниматься, просто чтобы сохранить какую-то свежесть и – опять я употреблю это слово – попытаться играть в свое удовольствие настолько, насколько это возможно. И в Суперфинале, и в Хантах.

Е.СУРОВ: То есть такой эффект длительного действия те сборы дали, да?

П.СВИДЛЕР: Нет, я не имею в виду, что эти сборы обеспечили меня какой-то новой информацией на годы вперед. Я имею в виду, что не всегда – по крайней мере, в моем случае не всегда – интенсивная, чисто шахматная подготовка дает те результаты, которые хотелось бы. То есть для меня на самом деле общее состояние, спокойствие психологическое и правильный настрой важнее, чем, условно, дебютная подготовка. Хотя дебютная подготовка не помешала бы.

Е.СУРОВ: Несколько вопросов от Константина Зуева: «Что дороже: шестикратное чемпионство или Кубок мира?». Чемпионство России имеется в виду.

П.СВИДЛЕР: Я понимаю. Трудно сравнивать. Наверное, все-таки шесть турниров перевесят один, я бы так сказал. Но победа в таком громадном нокауте – она очень дорогого стоит все же. Это очень нелегко. Я понимаю, что я говорю какие-то общие вещи, всем понятные. И тем не менее, победа в этих больших нокаутах – это очень серьезное достижение. Более того, я доходил до полуфинала в Москве в 2001 году, и с тех пор не доходил до полуфиналов. Так что я очень доволен, что так получилось.

Е.СУРОВ: «Была ли у вас с Сашей договоренность, в какие дебюты не ходить?».

П.СВИДЛЕР: Ничего конкретного мы не обсуждали. То есть то, что он, скажем, не ходил d4 на первом ходу – наверное, отчасти связано с тем, что мы во время Казани довольно много смотрели Грюнфельда. Но ничего такого обговоренного не было.

Е.СУРОВ: Вообще никаких договоренностей не было?

П.СВИДЛЕР: Абсолютно. Просто как-то мы на время финала перестали… Мы довольно плотно общались до финала и после, а во время финала каждый ушел в себя немножко. Но не до таких мер.

Е.СУРОВ: Кстати, это довольно странно было. Очень чувствовалось, что у вас так по-дружески финал проходит. Ведь это необычно для шахмат, тем более, на таком уровне – финал Кубка мира вроде бы. Хотя, конечно, тут на кону, как вы уже замечали в интервью, не стояла путевка в турнир претендентов.

П.СВИДЛЕР: Да, это, на самом деле, важный был момент – что как бы финал ни закончился, турнир все равно будет успехом для нас обоих. Это очень облегчало жизнь.

Е.СУРОВ: А не проскакивала такая мысль – по «методу Ботвинника» разозлиться как-то на соперника? Хотя, надо заметить, что такой «метод Ботвинника» - это, скорее, слухи. По крайней мере, на фотографии он не плевал… Или как там принято вспоминать.

П.СВИДЛЕР: Насчет фотографий ничего не знаю. Но Михаил Моисеевич был человеком – опять же, я с ним не был знаком, но из того, что я знаю, - мы с ним очень разные люди эмоционально. У меня ничего бы не вышло, даже если бы я и попытался. Это не мое. И уж тем более не с матча с Сашей я буду начинать перестраивать свое отношение к жизни.

Е.СУРОВ: А ведь на эту тему про вас давно говорили: что вы шахматист-то прекрасный, но чего-то совсем серьезного не можете добиться, потому что слишком добрый.

П.СВИДЛЕР: Говорят – пускай говорят. Это не то мое качество, которое я считаю необходимым менять.

Е.СУРОВ: «Какие ваши ближайшие планы?». Это, слава богу, вопрос не от меня, а от того же Зуева. «Новые турниры или отдых измученной душе?».

П.СВИДЛЕР: Через два дня уезжаем мы все в Словению на Европейский кубок. А потом вроде как наступает какая-то передышка, потому что матч с Арменией перенесся, насколько я понимаю, и октябрь немножко разгружен. Что очень приветствуется, потому что, конечно, марафоны уже даются с большим трудом.

Е.СУРОВ: Как вообще любите отдыхать?

П.СВИДЛЕР: Я очень пассивный. Веду овощной образ жизни. Настолько, насколько это возможно, я пытаюсь забиться в нору: что-то читать, что-то смотреть, общаться с родными и близкими и больше ничего не делать. Если удается выбраться куда-то, условно, к морю и солнцу, это хорошо. Но сейчас школьный год – поэтому никак.

Е.СУРОВ: Рискну предположить, что кроме книжек еще и сериалы присутствуют.

П.СВИДЛЕР: Я же и говорю: что-то посмотреть, конечно.

Е.СУРОВ: Смотреть, да. Тут есть один из вопросов: «Не считаете ли вы пристрастие к сериалам вредной привычкой? Если считаете, то есть ли в планах от нее избавиться?».

П.СВИДЛЕР: Ну как сказать… Почти наверняка это не очень полезно. Но я не вижу, что с этим можно поделать, поскольку это очень такая, к сожалению, важная часть моей каждодневной рутины. И в ближайшее время… По крайней мере, пока я не пересмотрю все то, что у меня еще не досмотрено – а это гигабайты и гигабайты информации…

Е.СУРОВ: А вы «Санта-Барбару» смотрели когда-нибудь?

П.СВИДЛЕР: Конечно. Но немного. Когда она только начиналась, это же был такой прорыв после, условно говоря, «Рабыни Изауры».

Е.СУРОВ: Да-да-да.

П.СВИДЛЕР: Более того, проблема с сериалами такого плана – она в том, что… У «Санта-Барбары» же тоже первый сезон на самом деле был очень хороший.

Е.СУРОВ: Согласен.

П.СВИДЛЕР: А потом, когда выясняется, что их будет не один, а восемнадцать – или сколько их там было, я уже не помню, но их какое-то совершенно невообразимое количество было, - то в какой-то момент начинается амнезия и ложная беременность, потому что они уже больше не знают, что делать с этим персонажем. И в этом основная проблема. А так-то «Санта-Барбара» вполне ничего. Но я бросил смотреть довольно быстро, потому что понял, что это процесс бесконечный совершенно.

Е.СУРОВ: Я просто давно хотел найти хоть одного человека – не из домохозяек, - кто тоже, как и я, смотрел «Санта-Барбару». Кажется, я нашел.

П.СВИДЛЕР: Я думаю, что вам просто врут! Потому что когда она появилась, ее смотрели абсолютно все. Я просто убежден, что нет таких семей в России, которые искренне, честно, глядя в глаза, могут сказать, что они ни одну серию «Санта-Барбары» не видели и презирают тех, кто смотрел. Я абсолютно убежден, что люди просто культивируют имидж.

Е.СУРОВ: Про книги тоже есть вопрос. «Какая книга больше других помогла вам в вашем шахматном развитии? И что вам еще помогло добиться успеха?».

П.СВИДЛЕР: Трудно будет назвать одну книгу. Не знаю.

Е.СУРОВ: Несколько попробуйте.

П.СВИДЛЕР: Это вообще очень трудный вопрос, потому что когда речь заходит о книгах, я всегда теряюсь. Мне или не приходит в голову ничего, или какие-то очень-очень длинные списки, о которых получается очень долгий и отдельный разговор. Не знаю, «300 партий Алехина», «Турнир претендентов 1953 года». Как ни странно, «Мою систему» я очень любил в детстве. Я не знаю, много ли я из нее почерпнул, и насколько она оказала серьезное влияние объективно на мою игру, но читалась она совершенно замечательно, и я получал огромное удовольствие.

Е.СУРОВ: «Можете посоветовать книгу или фильм, которую, как вы считаете, должен увидеть каждый?».

П.СВИДЛЕР: Так книгу или фильм?

Е.СУРОВ: И то, и другое.

П.СВИДЛЕР: И то, и другое… Ну, книгу увидеть трудно. Опять же, я не возьмусь одну назвать. И один фильм не возьмусь назвать.

Е.СУРОВ: Скажем, последнее, что на вас произвело впечатление?

П.СВИДЛЕР: Единственный фильм в жизни, который я посмотрел дважды за два дня, -  это было «Любовное настроение» Кар Вая. Я сходил на него раз и пошел на него назавтра еще один раз. Настолько это произвело на меня серьезное впечатление. Не знаю, насколько это относится к категории вещей, которые должен посмотреть каждый, но для меня вот это приходит в голову первое. С книгами будет труднее. С книгами у меня всегда так, что они идут списком из десяти, как минимум. Одну не возьмусь назвать.

Е.СУРОВ: Вопрос на английском языке, но я попробую его сейчас трансформировать в русский: «Считаете ли вы, что выигрыш Гельфандом Кубка мира и матчей претендентов дал толчок для того, чтобы «старики» поверили в себя и в то, что они могут играть и выигрывать?».

П.СВИДЛЕР: В принципе, финальный матч на первенство мира между Гельфандом и Анандом – это такая путеводная мечта для нас, обитателей Страны Кризиса Среднего Возраста.

Е.СУРОВ: Судя по всему, даже понятно, за кого будете болеть.

П.СВИДЛЕР: Я буду болеть за красивые шахматы в этом матче.

Е.СУРОВ: Это вы как футбольный болельщик со стажем отвечаете. Знаете, у какого специалиста ни спросят, вот он так примерно и отвечает.

П.СВИДЛЕР: И тем не менее.

Е.СУРОВ: А что думаете о шансах Гельфанда в этом матче?

П.СВИДЛЕР: Я думаю, что матч будет гораздо более равный и ровный, чем люди предполагают. Виши начинает фаворитом, но я встречал экспертные оценки людей, которые говорили, что не будет игры. Более того, когда уже игрался финальный матч Гельфанд-Грищук, я натыкался периодически на разочарованных любителей шахмат, которые говорили, что это все профанация, что кто бы ни выиграл, а Ананд…

Е.СУРОВ: Потирает руки.

П.СВИДЛЕР: Да-да-да. И не будет игры с любым претендентов. Но для меня это совершеннейший нонсенс. Мне кажется, что и Саша бы очень интересный матч сыграл с Анандом, если бы выиграл, и, думаю, что и Боря тоже покажет людям, насколько он блестяще играет в турнирах. Вот у него как раз такая достаточно классическая проблема для людей, играющих на высочайшем уровне третью декаду: он не всегда в состоянии собраться на турниры «проходные». И поэтому периодически показывает довольно блеклую игру, то есть в одном турнире в году на себя совершенно не похож, играет как-то не очень. Но он постоянно играет совершенно фантастически в турнирах, в которых видно, что ему играть хочется и в которых он находит для себя мотивирование. Неудивительно, что он выиграл Кубок мира и до этого в них так хорошо играл. И неудивительно, что он так здорово играл в Казани. Для меня, во всяком случае. Потому что это как раз – его. Это его игра, когда на кону много всего, когда разыгрывается титул или подход к титулу. Поэтому я думаю, что его не то чтобы нельзя списывать со счетов – его вообще нельзя недооценивать как серьезного претендента. Потому что он в турнирах и матчах такого уровня, где настолько важные вещи на кону, - он всегда играет в разы лучше, чем какой-нибудь, условно скажем, Российский клубный чемпионат.

Е.СУРОВ: А у вас как с этим дела обстоят?

П.СВИДЛЕР: У меня тоже есть такая проблема. Я не могу сказать, что постоянно так, бывает по-разному. Но и Боря не то, чтобы играет хорошо только турниры, где разыгрываются титулы. Но проблема мотивации – это одна из основных проблем. Я всегда об этом говорил. И то, что я выиграл два турнира подряд, этого не отменяет.

Е.СУРОВ: Вопрос от Андрея Максимова: «Скажите, какая первая мысль вам пришла в голову после того, как была зафиксирована ничья в последней партии с Грищуком? Интересно, что приходит в голову в такие минуты?».

П.СВИДЛЕР: Сейчас уже не восстановить, но думаю, что некая вариация на тему «Неужели оно закончилось?». Все-таки это был очень длинный и трудный турнир, и облегчение от того, что удалось все-таки переползти через финальную ленточку, было. Очень трудно было после победы в первой, и следующие три партии дались с большим трудом. Что вторая, в которой, наверное, была кульминация моей игры белыми фигурами в турнире. Это вторая партия финала. Третья, которая тоже, в общем… Она, может, не выглядела сильно тяжелой, поскольку я играл быстро, а Саня думал, а потом я получил неприятный эндшпиль и внешне довольно уверенно удержал. Но на самом деле, там и внутреннего содержания, и нервов, и переживаний, и всего этого было достаточно.

Е.СУРОВ: Смотрите, у вас же было довольно много выходных…

П.СВИДЛЕР: Я понимаю, что мне, может быть, не следует жаловаться на то, насколько длинный и трудный турнир, потому что я выиграл все-таки пять из семи матчей в основное время. Но все равно. И в выходные ты вынужденно наблюдаешь за тай-брейками, потому что тебе нужно понять, с кем ты играешь следующий матч, и голова по-настоящему не отдыхает. То есть, конечно, лучше, когда есть выходной, чем когда его нет, но по-настоящему голова-то не отдыхает. Все равно процесс продолжается, внутри что-то такое варится. Месяц мы там провели, и за месяц накапливается, конечно, огромная усталость, и физическая, и психологическая.

Е.СУРОВ: Вопросы от Голубева: «Какую партию победителя – то есть вашу – из сыгранных на Кубке можно назвать лучшей?».

П.СВИДЛЕР: Я, как ни странно, сыграл довольно много, что называется, печатных партий. Но понятно, что самые яркие, самые главные впечатления у меня остались от черной партии с Камским. Потому что делать на доске ход Re2 – огромное удовольствие. Но тоже партия, скажем прямо, небезошибочная. И то, что я сразу по выходе из дебюта в достаточно безопасной позиции провел форсирующую операцию, теряющую пешку h6, - это показывает, что нервишки пошаливали уже тогда. Потому что иначе тот факт, что я совершенно забыл о том, что слон сразу может пойти на b1, объяснить совершенно невозможно. Конечно, завершающая комбинация и диаграмма до и после хода Re2 – это то, что…

Е.СУРОВ: …войдет в те книги, которые вы потом – или не вы – порекомендуете.

П.СВИДЛЕР: Нет сомнений, это диаграмма такая, на всю жизнь. Может быть, не единственная, но одна из центральных диаграмм за мою жизнь.

П.СВИДЛЕР: Но интересных партий была сыграна масса. Интереснейшая партия и с Полгар черными, и странный Грюнфельд с длинной рокировкой с Русланом. Довольно много по-настоящему интересных партий. Большинство из них с помарками, конечно, и нельзя сказать, что от начала до конца я ничего бы не хотел исправить, если бы мне дали шанс. Но интереснейшие, содержательные партии. Мне кажется, что я их играл очень свежо, и в целом у меня особенная радость от этого турнира не только потому, что я его выиграл – это спортивное достижение серьезное, - мне кажется, что я правда играл очень прилично. Я обычно сам себя хвалить не люблю и не говорю таких вещей, но тут у меня есть такое ощущение, что по качеству и по содержанию я играл очень достойно.

Е.СУРОВ: И не только у вас. «Помогал ли кто-то в подготовке во время турнира?».

П.СВИДЛЕР: Ну, до финала с Саней мы довольно много общались. Во время финала пришлось самому.

Е.СУРОВ: «Что можно сказать о новинке Грищука е4-е5 из первой партии финала?».

П.СВИДЛЕР: Сильный очень ход, громадный перевес дает.

Е.СУРОВ: Не нашли еще опровержения?

П.СВИДЛЕР: Не нашел, потому что нет его.

Е.СУРОВ: Угу.

П.СВИДЛЕР: Нет, первая, на самом деле, ключевая, очевидно, решающая получилась партия матча. Сложилась, по-хорошему. Потому что Саня отреагировал очень здорово на попытку как-то удивить его и утащить в какие-то, может, не так хорошо известные дебри. И позиция, которую я получил ходу к пятнадцатому… Мы с ним обсуждали вчера или позавчера, когда все закончилось. Он говорит, что он проверял: начиная с какого-то момента вся моя игра – это первая линия. То есть там как бы очень такой провокационный дебют, и позиция, которую я из дебюта получил, крайне подозрительная. Но начиная, может быть, с Nxe4, рокировка, - начиная с этого момента я играл очень прилично. К своей-то игре, может, у меня нет претензий, но то, что он эту позицию проиграл, это, конечно, было несколько неожиданно. Позиция у него была очень хорошая.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос от Голубева: «Следует ли ФИДЕ стремиться к улучшению нынешнего формата Кубка мира?».

П.СВИДЛЕР: А в какую сторону его надо улучшить?

Е.СУРОВ: Трудно сказать, что имеется в виду. Может быть, больше выходных? Или, может быть, сделать как-то так, чтобы не переносилась тяжесть борьбы на быстрые партии…

П.СВИДЛЕР: Опять же, это вопрос такой расплывчатый. Названные два решения, которые вы сейчас упомянули, - это не улучшение Кубка мира, это другой турнир уже обсуждается совершенно. Можно добавить выходных, но… И с теперешним количеством выходных мы там провели месяц. А если добавить еще немножко – это просто станет такое мероприятие, которое будет занимать всю осень и будет совершенно раздутое. И плюс надо же все-таки понимать – я не знаю, насколько можно об этом говорить, и уж ни в коем случае не хочу создать впечатления, что я жалуюсь на эти вещи, потому что понятно, что я заработал больше, чем потратил, - но люди, которые приезжают и играют один-два матча – не фавориты, скажем так, - они… Надо помнить о том, что все расходы – за счет участников. И добавление выходных – это дополнительные расходы для участников. Вот мой противник, который летел, насколько я понимаю, из Бразилии 40 часов, чтобы сыграть один матч. Играл, кстати, очень здорово. У меня проблемы начались с первого же матча, когда бразильский профессионал Дарси Лима очень близко подошел к тому, чтобы разорвать меня на мелкие клочья белыми фигурами. Да и черными он поставил передо мной массу проблем. Вот, скажем, его взять. Он сейчас играет в шахматы мало, но, тем не менее, стабильно выходит на Кубки мира. Он шахматист хороший, просто играет сейчас мало, неактивно. Но он с удовольствием приезжает, играет в настоящие шахматы. В отличие от многих соперников по первому кругу, он-то пришел не попытаться белыми сделать какую-то бессмысленную ничью, разменяв фигуры, а потом бесславно проиграть черными и уехать. Он вышел на две полнокровные партии и… Чуть-чуть, может быть, иначе сложилось бы в первой, и вообще весь турнир мог пойти для меня существенно иначе или вообще закончиться. Вот такому человеку, как он, - ему нужен лишний выходной? Не знаю. Все-таки нужно думать и о том, что есть еще практические соображения.

Что же касается того, что не переносить тяжесть борьбы на тай-брейки – так это просто не будет Кубок мира. А как можно не переносить тяжесть борьбы на тай-брейки? Матч из четырех партий?

Е.СУРОВ: Ну да, мы видели, что это тоже не выход.

П.СВИДЛЕР: Во-первых, это тоже не выход. Во-вторых, если матч из четырех партий, - это тогда то, что я говорил про выходные, надо еще умножить на шесть. Это полугодовой турнир будет тогда.

Е.СУРОВ: Хорошо. Тогда так задам вопрос: как вы относитесь к тому, что такое специфическое соревнование, как Кубок мира, является отборочным этапом к чемпионату мира?

П.СВИДЛЕР: Как отношусь… Это формула, которая все-таки позволяет выявить сильнейшего в максимально репрезентативной выборке. То есть играют все или почти все. То, что формат, который больше нигде не используется, используется для определения участников, условно говоря, двухкругового турнира – это, может быть, не идеал. С другой стороны, шанс дается всем. То есть с точки зрения спортивного определения лучшего. А что можно поделать? Можно вернуться к межзональному, условно говоря, но из того, что существует на данный момент… Я не вижу большой проблемы просто потому, что все-таки турнир собирает абсолютно всех сильнейших. В этот раз из тех, кому не обеспечено место в круговике, не приехал Накамура. Одна фамилия приходит в голову из людей, которые могли бы приехать и, в принципе, имели основание приезжать, поскольку им не обеспечено место в розыгрыше. Кроме Накамуры не играл Крамник, который считает, что попадет по рейтингу, Ананд, Гельфанд, Аронян, Карлсен, которые попадают, очевидно, по тем или иным тоже спортивным показателям. А дальше играли все. Может быть, я кого-то забываю, но, по-моему, играли абсолютно все сильнейшие. Соответственно, формула – мы с Сашей тоже в какой-то момент обсуждали эти вопросы, - люди продолжают говорить о том, что формула плохая, лотерея, тай-брейки. По составу полуфинала – скажем, в этом году, - или даже 1/8 финала – не видно особой лотереи.

Е.СУРОВ: Случайных имен там не было замечено, согласен.

П.СВИДЛЕР: Да. И за все уже довольно долгие годы нокаут-турниров по-настоящему случайных людей нет уже даже в полуфиналах. Мы обсуждали этот вопрос. Если считать случайным человеком Ливиу-Дитера Нисипяну, то вот, может быть, Нисипяну. Я, например, так не считаю. Я с ним довольно много играл и разговаривал – он шахматист очень сильный. Просто очень немодный, скажем так. Но шахматист чрезвычайно интересный, с фантастической… Фантастическая фантазия – это не очень по-русски, но я хотел сказать именно это.

Е.СУРОВ: Но с фантазией, да.

П.СВИДЛЕР: Он человек крайне самобытный, с интереснейшими идеями, способный в своих лучших проявлениях на фантастически сильную игру. Так что особой-то лотереи не видать, если честно. В четвертушке уж точно, и в полуфиналы выходят люди, которых там можно было ожидать.

Е.СУРОВ: «Доводилось ли читать Chess-News во время Кубка мира?».

П.СВИДЛЕР: Вообще не хожу на шахматные сайты во время соревнований, да и вне соревнований практически не хожу. Я хожу на Twic, чтобы загрузить PGN и подготовиться.

Е.СУРОВ: А почему?

П.СВИДЛЕР: Потому что я считаю это лишним поводом отвлечься или загрузиться, прочитать какую-нибудь потенциальную гадость про себя и расстроиться. Очень много-много лет назад бросил и сознательно этого не делаю вообще.

Е.СУРОВ: А почему? Какие-то гадости про вас писали?

П.СВИДЛЕР: Я очень такой… психический – наверное, это будет правильное слово. И никогда не знаешь, на что наткнешься где-нибудь там, похаживая по форумам. А тонкий душевный баланс – он и так достигается с трудом. Поэтому зачем я буду давать себе лишнюю возможность его утратить?

Е.СУРОВ: Интересный подход. Вот еще вопрос от Егора Степанцова: «Известно ли вам о неважном состоянии шахматной жизни в Питере? Не пора ли вам, авторитетному и уважаемому в России и в Питере шахматисту, тяжеловесу, образно говоря, стукнуть кулаком по столу и внести свой реальный вклад в оживление шахматной жизни родного города?».

П.СВИДЛЕР: Честно сказать, мне кажется, что приводить Питер в качестве примера неважной шахматной жизни было бы некорректно, потому что у нас что-то определенно происходит. Всегда можно говорить, что могло бы происходить больше, но мне кажется, что ситуация, прямо скажем, не катастрофическая. Единственное, о чем можно говорить - и я говорил на эту тему, скажем, с Володей Быковым, – о том, что было бы неплохо, чтобы чемпионат города собирал всех сильнейших. Потому что в Питере достаточно шахматистов, чтобы чемпионат города был очень сильным гроссмейстерским турниром, если этого захотеть. Но кроме этого - я не вижу, почему так уж все плохо или вообще плохо. Я, честно говоря, не понимаю, откуда такая информация.

Е.СУРОВ: Вы знаете, я не большой знаток шахматной жизни в Питере, но вот недавно был матч Санкт-Петербург-Москва, на который вы не попали «по несчастному случаю», как сказал Бареев. И вот демонстрировалось из десяти игравшихся партий всего восемь. Это ведь тоже – мелочь, но показатель.

П.СВИДЛЕР: Это показатель того, что они только выходят на этот рынок, грубо говоря, и, видимо, были какие-то технические проблемы. Я на эту тему опять же с ними не разговаривал еще, но насколько я понимаю, матч был проведен - не считая того, что две партии не показывались, - матч был проведен на достаточно высоком уровне, насколько я понимаю, и сыграна была масса интересных партий. И опять же после некоторого перерыва была возобновлена традиция матча Москва-Питер. Всегда можно говорить, что что-то можно делать лучше, и я нисколько не отрицаю, что всегда - и в этом конкретном вопросе, и вообще - есть куда улучшаться, куда увеличиваться, и расширяться, и прочее. Но! Говорить о том, что ничего не делается, и нужно бить кулаком по столу… Я не знаю. Единственная серьезная претензия, которая у меня есть, – я ее уже озвучил.

Е.СУРОВ: Виктор Долгонюк спрашивает: «Вы попробовали уже новый шахматный движок Гудини-2?».

П.СВИДЛЕР: Я - нет, но слышал уже разное от людей. Говорят, что он стал очень оптимистичен. То есть сдвинули немножко оценки и говорят, что у него теперь бывают такие немножко закидоны. Но сам не гонял его еще.

Е.СУРОВ: А какой гоняете?

П.СВИДЛЕР: У меня какой-то есть – полтора, наверное, - предыдущий. То есть Гудини, только я «двойку» не качал еще, но разговаривал с людьми, которые качали и пробовали, и которые говорят, что теперь некоторые структуры оно оценивает так, что приходится переходить на «полтора» обратно.

Е.СУРОВ: Довольно необычный вопрос задает Сергей Котляров: «Все знают, что вы обладаете прекрасным чувством юмора. Можете рассказать о самом веселом случае, случившимся с вами за последнее время, или о какой-нибудь интересной шутке?». Это вопрос сродни тому, как «пошути!».

П.СВИДЛЕР: Ну вот примерно, да. Можно мы перейдем к следующему вопросу?

Е.СУРОВ: Не хотите шутить по заказу.

П.СВИДЛЕР: Шутить по заказу – ну вы же понимаете, это невыносимая совершенно и невыполнимая задача. Я обязательно вернусь к этому, если что-то вспомнится.

Е.СУРОВ: Хорошо, не хотите веселый – тогда провокационный вопрос. «Посмотрел видеозапись заседания тренерского совета с Бареевым, – пишет посетитель, который не представился, но у него ник Spemax, – и там был вопрос: почему Анатолия Евгеньевича не позвать во время выступления сборной в команду в качестве помощника, советчика? И Наум Рашковский ответил, что, мол, предложили это как-то членам сборной, но они так все запротестовали». Да, было такое. Вопрос – почему? «Трудный характер у Карпова, или какая-то личная неприязнь?» 

П.СВИДЛЕР: Я не думаю, что кто-то испытывает специфическую личную неприязнь, но просто я не вижу в этом большой необходимости, если честно. Потому что проблемы, которые у сборной есть – а смешно утверждать, что у сборной нет проблем, – они, так сказать, не будут решены добавлением новых советчиков.

Е.СУРОВ: То есть даже если не брать имя Карпова, то вы бы никого не хотели видеть в такой роли, да?

П.СВИДЛЕР: В роли какого-то стороннего советчика?

Е.СУРОВ: Ну какой-то, да, чтобы человек какой-то психологический климат поддерживал. Как я это понимаю.

П.СВИДЛЕР: Ну да, если говорить о поддержке психологического климата, то такой человек, может быть, и не вреден, но, честно говоря, я Анатолия Евгеньевича не очень в такой роли вижу. Он не производит на меня впечатления человека, который будет нянькой пяти взрослым дядькам. Он феноменальный шахматист и наверняка может что-нибудь сказать по делу профессиональное, но опять же, все-таки он уже сейчас не очень активный шахматист, и насколько там он может помочь чисто технически шахматно - это тоже сейчас вопрос. А уж насколько он может быть полезен в качестве поддержания психологического климата в коллективе - это для меня вообще загадка: почему людям кажется, что он правильный кандидат?

Е.СУРОВ: Ну и не могу я не спросить – пожалуй, последний вопрос будет – по поводу недавних изменений в тренерском штабе сборной. Я уж не знаю, каковы реальные там изменения будут, но формально главным тренером стал Рязанцев, а Бареев поедет в качестве руководителя делегации. Вот что вы по этому поводу думаете?

П.СВИДЛЕР: Опять же, я в этом смысле на данный момент очень-очень сторонний наблюдатель за всеми этими перестановками. Но как на самом деле будет выглядеть эта внутренняя динамика между Женей и Сашей, нам всем предстоит узнать в ноябре. Что же касается в принципе выбора этих двух людей, я его, скорее, поддерживаю, чем не поддерживаю. Для меня то, что едут эти два человека, это хорошо, и по этому поводу у меня нет вопросов. 

Е.СУРОВ: Какие ваши прогнозы… не прогнозы даже, а мысли, наверное: как удастся выступить на чемпионате Европы?

П.СВИДЛЕР: Вообще ни слова про «как удастся»! Единственное, что я хочу по этому поводу сказать – что народ сейчас очень хочет играть за команду. Потому что для нас для всех, мне кажется,  это стало на сегодняшний день уже практически таким личным вызовом – тот факт, что мы мало выигрываем командных соревнований. И первенство Европы будет вот таким очередным вызовом. Чем дело кончится – я не хочу прогнозировать, и загадывать, и прочее-прочее, потому что не надо тягать этого кота за хвост. Но то, что это турнир важный и народ на него мотивирован – нет никаких сомнений.  

Е.СУРОВ: Большое спасибо, Петр! Еще раз примите поздравления с победой и спасибо за беседу.

П.СВИДЛЕР: Спасибо, Евгений.


Фото - chess.ugrasport.com
 


  


Смотрите также...