Левон Аронян: "Отдохну недельку и начну рыть дебютную траншею"

Время публикации: 26.07.2011 22:18 | Последнее обновление: 27.07.2011 00:37
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Дамы и господа, победитель и триумфатор прошедшего чемпионата мира в Нинбо – Левон Аронян. Приветствую, Левон!

Л.АРОНЯН: Здравствуйте.

Е.СУРОВ: Впрочем, один из пяти триумфаторов или даже шести, вместе с тренером.

Л.АРОНЯН: Ну, можно еще считать тренера по физподготовке – значит, получается, семь.

Е.СУРОВ: Ах, вот так, значит!

Л.АРОНЯН: А еще главу делегации – получается, значит, восемь.

Е.СУРОВ: Вот так вот вы и раскрываете…

Л.АРОНЯН: И еще много народу с Армении нам, конечно же, помогало.

Е.СУРОВ: Нет, ну в этом случае не пересчитать.

Л.АРОНЯН: Это правда.

Е.СУРОВ: Да. Значит, вы с тренером по физподготовке были в Нинбо и с главой делегации?

Л.АРОНЯН: Да, конечно.

Е.СУРОВ: Это у вас новшество такое? Или раньше вы тоже тренера по физподготовке брали с собой?

Л.АРОНЯН: Нет, это я… В принципе, идея была давно, но… Не побоюсь этого сказать, но это надумал я. Все-таки нам нужен один человек, который будет проверять, чтобы все игроки были в оптимальной физической форме и не болели. Потому что часто бывает: поехал на турнир – и вдруг кто-то приболел, и турнир идет насмарку.

Е.СУРОВ: Ну да. А тем более, в Китае заболеть очень легко. Именно в Нинбо, по крайней мере.

Л.АРОНЯН: Не уверен, не уверен. Мне кажется, в любом месте можно заболеть.

Е.СУРОВ: Да, но там слишком климат такой суровый.

Л.АРОНЯН: А, да! Это правда, конечно. В первые дни было шикарно, но потом мы прочувствовали на себе все прелести.

Е.СУРОВ: Ага. В какой день примерно был пик акклиматизации?

Л.АРОНЯН: Акклиматизация, в принципе, была довольно легкая. Я тут, в Азии, много раз был и на себе так сильно не почувствовал. Ну, жарко так жарко, что ж? У нас тоже в Армении бывает иногда такая погода, что хочется уехать сразу же.

Е.СУРОВ: Мы разговариваем с Левоном через несколько часов после того, как команде вручили кубок – как я понимаю, главный кубок, да?

Л.АРОНЯН: Ага.

Е.СУРОВ: Это чтобы те, кто будут нас читать или слушать, были в курсе, в какой период времени мы разговариваем. И я хочу спросить: вот ваши первые эмоции? Закончился матч с Украиной. Тренеры, как я понимаю, договорились на ничью, да?

Л.АРОНЯН: Верно.

Е.СУРОВ: И ваши первые эмоции?

Л.АРОНЯН: Радость, облегчение.

Е.СУРОВ: Что сказали друг другу? Допустим, вы? Вам что сказали?

Л.АРОНЯН: Очень рады, что нам удалось все-таки как-то сплотиться. Вы знаете, уже пару командных турниров у нас нет успехов, и мы начали как-то волноваться, что ли: может быть, мы разучились играть?

Е.СУРОВ: А вы хотите, значит, каждый командный турнир выигрывать?

Л.АРОНЯН: Мне кажется, нам по силам. И не только мне кажется, но и все ребята понимают, что во всех командных турнирах мы должны быть одними из тех людей, из тех команд, которые будут бороться за первое место. И знаете, раньше, в ту пору, когда мы выигрывали – Олимпиаду и всякое такое, - нам не хотелось ничего менять. А в этот раз мы решили пересмотреть абсолютно все. Поменяли даже место, где мы обычно проводим сборы, провели в другом месте. И, в принципе, получилось успешно. И Сергей Мовсесян очень замечательно вошел в команду. И тренер по физподоготовке – тоже новшество, и, мне кажется, оно нам очень помогло.

Е.СУРОВ: Ну и, конечно, лидер сборной не оплошал.

Л.АРОНЯН: Вы знаете, когда у кого-то такой космический рейтинг, значит, он должен играть на свой рейтинг. Если имеешь космический рейтинг – так… Это ведь как я в тот день говорил с нашим тренером по физподготовке Арменом. И я ему говорю: «Представь себе, что пришел какой-то именитый хирург, провел операцию. И все его должны поздравлять, что ли?». То же самое и тут. По моему статусу я обязан играть хорошо. И я это делаю без большого удивления. Стараюсь играть каждую партию хорошо. Правда, сегодня не очень хорошо получалось, по ходу дела. Но, в принципе, своим турниром я доволен.

Е.СУРОВ: А сегодня волнение присутствовало, такое повышенное?

Л.АРОНЯН: Я что-то сегодня как-то страшно переоценил свою позицию. Мне казалось, что отдача двух ладей за ферзя – это грубая ошибка почему-то, по какой-то непонятной для меня причине, с этим я, конечно, должен еще разбираться. Мне казалось, что позиция у меня близка к выигранной. Но это такой заскок, он, наверное, вызван эмоциями.

Е.СУРОВ: Я так понимаю, что после Казани вы не играли нигде?

Л.АРОНЯН: Да-да.

Е.СУРОВ: Готовились? Отдыхали и готовились, видимо?

Л.АРОНЯН: Конечно же, после такого важного периода в жизни ты меняешься, стараешься понять некоторые вещи. Вот я этим и занимался.

Е.СУРОВ: То есть даже по-человечески произошла какая-то перемена в Левоне Ароняне?

Л.АРОНЯН: Естественно. Все-таки каждый чемпионат мира и отбор к нему – это такое, что ты идешь к этому долгие годы, и у тебя есть всякие цели. Может быть, ты что-то хочешь сохранить (неразборчиво). А после этого как-то давление спадает и, мне кажется, или начинаешь играть очень плохо, или можешь играть хорошо. Тут одно из двух происходит после такого изменения своих планов на будущее приблизительно видимое время.

Е.СУРОВ: Но это психология. А если коснуться чисто шахматных вопросов – помогла подготовка к Казани здесь, в Нинбо?

Л.АРОНЯН: То, что я смотрел до Казани и после Казани, мне кажется, я сумел некоторые вещи применить. Конечно, многое еще осталось, оно ждет своего часа. Хотя я не уверен, что мне удастся что-то применить первому, потому что наши ребята, которые присутствовали на сборах, тоже очень хотят начать сыпать новинками. Но некоторая часть нашего успеха командного – она, конечно же, связана с работой, которая была проведена перед Казанью.

Е.СУРОВ: Вот это ход 10.h4 в партии с Харикришной - вы давно его готовили?

Л.АРОНЯН: А, это идея Сергея Мовсесяна, она найдена перед Казанью.

Е.СУРОВ: Ах, вот так вот, да?

Л.АРОНЯН: Ага.

Е.СУРОВ: Здорово! На десятом ходу, в такой заезженной позиции такой ход применить!

Л.АРОНЯН: Все претензии к Сергею.

Е.СУРОВ: То есть он влился в команду по-настоящему хорошо.

Л.АРОНЯН: Да-да.

Е.СУРОВ: Более того, как мне показалось, если раньше – да и до сих пор - вы, Левон, считаетесь таким «везунчиком» в шахматах (в кавычках, конечно, везунчиком), то теперь в сборной Армении два таких «везунчика». По крайней мере, в этом турнире, по-моему, по позициям Сергей Мовсесян набрал прилично очков, больше, чем мог бы.

Л.АРОНЯН: Мы в эти вещи не верим. Ни Сергей не верит, ни я не верю. Ты играешь партию – в партии получается напряжение. Конечно же, бывает, что ты проходишь через какую-то плохую позицию, но ведь это игра. Очень часто бывает, что соперник об этом не догадывается, и это знает только любитель, который смотрит. Ведь зевки – они же бывают обоюдные, и это совершенно натурально, потому что многие вещи, которые видит компьютер издалека, для человека они слишком математические, что ли. И их трудно заметить.

Е.СУРОВ: Турнир получился, конечно, удивительным в плане турнирной интриги. Ну, с какого-то момента вы захватили лидерство, но все, что было под вами, так сказать, под сборной Армении, - там было все абсолютно непредсказуемо. Фавориты записные боролись где-то на четвертых-пятых позициях, и предсказать было невозможно. Вот с чем, по-вашему, это все связано, и почему сборной Армении удалось так достаточно ровно пройти весь турнир? Может быть, даже единственной команде из фаворитов, вам удалось ровно пройти весь турнир, по крайней мере, хотя бы без единственного большого спада.

Л.АРОНЯН: Мне кажется, достаточно естественно, что в таком сильном турнире… Я думаю, вы согласитесь со мной, что из командных турниров этот турнир был самый сильный вообще. Знаете, девять команд очень сильные, и один аутсайдер, но даже он боролся, даже его надо было выигрывать с крупным счетом, чтобы на что-то надеяться в случае дележа. Так что связано это исключительно с тем, что команды боролись, пытались, и слабых не было. А насчет нас – ну что же, тут, мне кажется, в некоторых матчах нам удалось, пошатнувшись, все-таки ситуацию выровнять. И потом мы старались этого уже избегать. И некоторые матчи мы провели практически идеально.

Е.СУРОВ: Вот Илья Левитов, например, удивляется – как это так: Россия тоже получала хорошие позиции, но не доводила их до победы и даже проигрывала, а Армения хорошие позиции доводит до победы.

Л.АРОНЯН: Мне кажется, тут не зависит от Армении, России ли. Тут дело чисто в индивидуальных позициях. Конечно же, такое случается, это шахматная игра. Выигранные позиции если бы все выигрывались, то тогда, наверное, и шахматы были бы неинтересны. Получалась бы какая-то «таблица Налимова» что ли… То есть получил выигранную позицию, и все – пусть там уже они автоматически доигрываются. Поэтому шахматы, наверное, и интересны, что в них есть борьба, есть ошибки, и есть накал, и зевки на последних секундах…

Е.СУРОВ: Какие у вас ближайшие планы – поддерживать свой… как вы его назвали – космический рейтинг?

Л.АРОНЯН: Да.

Е.СУРОВ: Где собираетесь это делать?

Л.АРОНЯН: Я собираюсь, может быть, отдохнуть недельку и потом начать заниматься шахматами. Рыть, как говорится, дебютную траншею себе.

Е.СУРОВ: Все-таки дебют первое место занимает, да, в подготовке?

Л.АРОНЯН: Конечно же, с отрывом.

Е.СУРОВ: Ну что ж, Левон, у меня к вам, пожалуй, напоследок одна просьба или один вопрос – как угодно воспринимайте. Я тут недавно почитал вашу конференцию на сайте Crestbook, и на вопрос «на какие шахматные сайты вы заходите», вы ответили, что, в общем-то, особенно не заходите, а если и заходите и хотите узнать что-то о шахматной жизни, то заходите на Chesspro и е3е5. Я просто хочу вам посоветовать, Левон: мне кажется, что если вы будете заходить и на Chess-News тоже, вы что-нибудь о шахматной жизни будете узнавать не меньше, чем на вышеозначенных сайтах.

Л.АРОНЯН: Тут, знаете, сложилось такое дело, что какие-то традиции, и ваш сайт, в принципе, достаточно молодой, и на него я еще не успел как-то…

Е.СУРОВ: Привыкнуть.

Л.АРОНЯН: Привыкнуть, да, к нему. Мне кажется, достаточно много интересного материала сейчас у вас, поэтому, возможно, что все изменится.

Е.СУРОВ: Спасибо большое. Спасибо, что уделили время. Насколько я знаю, вы сейчас один из команды в Китае находитесь? Команда уже улетела.

Л.АРОНЯН: Теоретически они еще в Китае. Но в небе уже.

Е.СУРОВ: Да, будем считать, что когда интервью выйдет, они уже будут ближе к родине.

Л.АРОНЯН: Дай бог.

Е.СУРОВ: Спасибо, это был Левон Аронян. Надеюсь, не в последний раз общаемся, будут еще поводы.

Л.АРОНЯН: Я тоже надеюсь.

Е.СУРОВ: Поздравляю с победой. Счастливо.

Л.АРОНЯН: Спасибо большое.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Левон, что чувствует человек, достигший отметки 2800?

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян вместе со мной. Мы находимся на закрытии, точнее, оно только что завершилось. Все поели, поздравили победителя турнира. И какие у вас впечатления вот в эту минуту? Именно в эту минуту – после того, как вам вручили приз, ваши соотечественники растянули ваш национальный флаг и так далее.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Левон, это ваша первая победа над Крамником, да, если я не ошибаюсь?

    Л.АРОНЯН: Да. Это правда.

  • Сегодня в четвертом туре женского гроссмейстерского турнира фестиваля "Москва опен" китайская шахматистка Джао Сю одержала победу над лидировавшей до этого со стопроцентным результатом Батхуяг Монгонтуул. Сразу по окончании поединка победительницу подкараулил у выхода корреспондент Chess-News Евгений Суров.

  • In English
    Г.СОСОНКО: Пресс-конференция закончилась, огромное количество народа. Аплодисменты и всё остальное. Шахматисты признали, конечно, что было много ошибок, и что шансы колебались, и неожиданны две партии, которые Гарик проиграл. Но в последней партии взял реванш за всё. Сейчас закрытие происходит. Мы в эфире?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?