Владимир Тукмаков (по телефону): "Похлопали, обнялись. Все ясно без слов"

Время публикации: 20.07.2011 15:01 | Последнее обновление: 20.07.2011 16:01
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Разговор через десять минут после окончания матча Россия - Азербайджан (1-3)

В.ТУКМАКОВ: Эмоции мои понятны, и эмоции ребят понятны.

Е.СУРОВ: А вот какие эмоции? Закончился матч, и вы сразу наверняка все вместе были. Первые слова, первые эмоции какие?

В.ТУКМАКОВ: Ну какие слова… Здесь даже не слова, а похлопали, обнялись. Все ясно без слов. Я не изучал внимательно историю азербайджанской команды, но, насколько я знаю, это первая победа над россиянами. Поэтому, не говоря обо всех прочих обстоятельствах, и не говоря просто о борьбе в этом чемпионате, которая только начинается, эта победа имеет и историческое значение для шахматного Азербайджана, потому что это первая победа над командой России, которая исторически сильнейшая в мире и продолжает таковой быть.

Е.СУРОВ: Но я бы все-таки обратил внимание, что тут дело, наверное, даже не столько в историческом раскладе, сколько в том, что конкретно в этом чемпионате мира уже для вашей команды, можно сказать, такой момент настал, когда если не выиграть, то за оставшиеся четыре тура вряд ли можно было на золото претендовать.

В.ТУКМАКОВ: Понимаете, было бы бахвальством и большим шапкозакидательством и маханием рук после битвы (или перед битвой) считать, что мы выходили на этот бой как на последний. Потому что россияне, без сомнения, в первых трех турах показывали самую надежную, самую уверенную игру из всех команд. Чего отнюдь нельзя было сказать о нашей команде. Поэтому говорить о том, что мы выходили с единственной целью выиграть, и никакой другой задачи не стояло – нет, это было бы полной неправдой. Понятно, что мы были, в общем-то, прижаты к канатам из-за вчерашнего неожиданного и не совсем заслуженного поражения; понятно, что у нас была критическая ситуация, но…

Е.СУРОВ: Вы какую установку давали перед матчем? Или накануне матча.

В.ТУКМАКОВ: Я плохо верю в эти командные установки. Особенно в таких вот стыковых матчах. Играть. Ясно, что черными на первой доске важно было устоять. И с этой задачей Раджабов справился удивительно легко, учитывая еще тот дебют, который он избрал. Можно ли было представить еще несколько лет назад, что вот этим гамбитом Яниша можно удерживать вообще позиции против сильнейших шахматистов мира. Но вот такой вот парадокс современных шахмат. Что касается черного цвета на третьей доске, то здесь, конечно, ясно было, что будет, как говорится, заруба. Потому что оба шахматиста активные, с фантазией, играют творчески. Понятно, что не было установки на ничью. Ясно было, что будет большая игра. Но вот эта игра завершилась неким многоточием, потому что в заключительной позиции можно было играть. Мне кажется, что позиция черных все же поприятнее. Но, вероятно, Шах оценил позицию на других досках и решил, что они достаточно хороши. Белыми на второй доске ясно, что мы должны были поддавливать. Ну, а четвертая доска – с одной стороны, у нас белый цвет, с другой стороны репутация и класс Свидлера, в общем-то, выше, конечно. Поэтому ставить задачу обязательно выиграть… Так получилось, что самые не то, что даже оптимальные, а самые максимальные планы, о которых даже не мечталось, они реализовались. Слава богу для нас.

Е.СУРОВ: Когда стали известны составы, подумалось, что на четвертой доске, вполне вероятно, попытаетесь даже «засушить» партию. Белыми.

В.ТУКМАКОВ: Нет, нет, Гусейнов не такой шахматист, который сушит. Он играет в шахматы. Он не сушит, и такая задача ни в коем случае не ставилась.

Е.СУРОВ: Вы какой-то тренер, получается – по крайней мере, за последние два года; я не помню прошлую статистику, может быть вы подскажете, - но вы просто злой гений сборной России.

В.ТУКМАКОВ: Я не знаю, почему я злой гений. Если мы на Олимпиаде с трудом сделали ничью 2-2…

Е.СУРОВ: А, ничья, извините!

В.ТУКМАКОВ: Причем с трудом, это было наше достижение. Другое дело, что в создавшейся ситуации эта ничья была почти как победа. Во всяком случае, ничья была объективно выгоднее нам. Но приписывать мне какие-то сверх достижения я не вижу никаких оснований. Вернее даже не мне, а руководимым мною командам. Сегодняшний результат – да, я считаю, что мы прыгнули выше головы. А ничья на Олимпиаде – ну что, нормальный рабочий результат.

Е.СУРОВ: Ну что ж, желаю вам хорошо перенести эту победу. Вы же, наверное, и без меня прекрасно знаете, что порой переносить победы не легче, чем поражения.

В.ТУКМАКОВ: Да.

Е.СУРОВ: И удачи в последних четырех турах.

В.ТУКМАКОВ: Спасибо. В последних пяти.

Е.СУРОВ: Пяти. Тем более.

В.ТУКМАКОВ: Спасибо. «Последних пяти» когда всего девять – это звучит оптимистично.

Е.СУРОВ: Я думаю, стоит закончить на том, что вся борьба впереди. Вот какой вывод можно сделать.

В.ТУКМАКОВ: Без сомнения. Особенно после сегодняшней нашей победы – сейчас чуть ли не половина команд принимает участие в борьбе за все призовые места, включая первое. Мы только обострили борьбу за первое место этой победой, а ни в коем случае не определили лидера в этой гонке.

Е.СУРОВ: Это вы, кстати, хорошо заметили. Еще даже играются матчи, но уже ясно, что будет очень запутанная ситуация.

В.ТУКМАКОВ: Да. Именно.

Е.СУРОВ: Владимир Тукмаков. Спасибо.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Главный тренер сборной Азербайджана Владимир Тукмаков в интервью azerisport.com на тему предстоящего в июле командного чемпионата мира весьма скромно ответил на вопрос "что вы будете считать успехом?":

  • Е.СУРОВ: Вопрос такой. По первым дням складывается впечатление, что все для нашей сборной идеально проходит. Действительно так?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на Суперфинале чемпионата России среди женщин. Рядом со мной Валентина Гунина, героиня, к сожалению, только предпоследнего тура, только что состоявшегося. Здравствуйте, Валентина. Почему у вас не шла игра на протяжении всего турнира, и как вам удалось сегодня лидера победить?

  • In English
    Г.СОСОНКО: Пресс-конференция закончилась, огромное количество народа. Аплодисменты и всё остальное. Шахматисты признали, конечно, что было много ошибок, и что шансы колебались, и неожиданны две партии, которые Гарик проиграл. Но в последней партии взял реванш за всё. Сейчас закрытие происходит. Мы в эфире?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на закрытии европейского командного чемпионата, я Евгений Суров, рядом со мной Аркадий Найдич – лидер сборной Германии, во многом благодаря которому, вернее, победе которого в предпоследнем туре над Теймуром Раджабовым команда вышла на первое место и удержала его. Аркадий, поздравляю.

    А.НАЙДИЧ: Спасибо.