Игорь Раусис: "Правы те, кто мне не верит"

Время публикации: 13.10.2020 01:07 | Последнее обновление: 14.10.2020 12:40

Е.СУРОВ: 20:02 московское время, прямой эфир Chess-News, Игорь Раусис вместе со мной. Или же Иса Касими? Добрый вечер.

И.РАУСИС: Называйте Игорем. Друзья называют меня Игорем.

3:14 Сколько всего имён и почему
5:01 Родственники в Луганской области, по разные стороны баррикад
6:04 Официально изменил имя, с документами
9:59 В Риге проблем не было
10:37 Окончил Высшую школу тренеров, стал шахматистом
11:43 Пошёл в школу в Египте
13:38 Работал в Бангладеше
15:45 Особых амбиций в шахматах никогда не было
17:16 Что произошло на турнире в Валке
18:49 Организатор турнира знал или не знал?
21:04 На сайте ФИДЕ по-прежнему "Раусис"
22:33 В маске или без маски?
24:36 Подходит Нейкшанс: "Игорь, что ты здесь делаешь?"
27:42 "Не могу без шахмат..."
28:18 На игровых сайтах забанили за имя
30:31 Может, не стоило менять имя?
32:39 Как была сделана та самая фотография в туалете?
33:50 Первая группа инвалидности
35:57 По какой причине читерил?

- Насколько я знаю, у вас было ещё одно имя, точнее – фамилия. Может быть даже не одна. Поделитесь, сколько их было.

- Бог троицу любит. Три.

- Как так получилось?

- Олита Раусе, моя супруга, одна из сильнейших заочниц мира, гроссмейстер. Двойной гроссмейстер, потому что она получила титул женского гроссмейстера и мужского по переписке. В шахматы в настоящий момент не играет, занята любимым делом. Семья распалась. Какое-то время я играл просто в шахматы, потом встретил свою половинку и взял фамилию жены. Но взял, естественно, не в момент бракосочетания, а гораздо позже, когда случилось всё это во Франции.

- А в Латвию вы переехали из Украины…

- Да. Родился я в той части Украины, про которую сейчас много говорится – это Луганская Народная Республика, город Коммунарск.

- Вы так называете. То есть признаёте её Луганской Народной Республикой?

- Давайте о политике не будем.

- Вы сами так назвали!

- Так получилось, что все родственники живут там, и они находятся по разные стороны баррикад. Это, конечно, неприятно.

- Вы своё имя официально поменяли?

- Да, я написал заявление: на основании нелегально сделанных фотографий, распространённых в интернете, прошу министерство внутренних дел – у нас есть такое, министерство гражданства и эмиграции, - они приняли мою просьбу, рассмотрели и удовлетворили. Это официально. Потом пришлось переписывать все бумаги, все дипломы…

- «У нас» - имеется в виду в Латвии?

- Да, я гражданин Латвии.

- И вы там сейчас живёте? В Риге?

- В Риге.

- Вы когда именно поменяли имя в последний раз?

- Подал [заявление] в прошлом году. Как я и сказал, после всех этих событий во Франции, распространения этих фотографий… В принципе, фотография была одна, её просто немножко фотошопили.

- Та самая, которая, как вы считаете, незаконно распространена, да?

- Я не думаю, что она будет законная в любой стране мира.

- Поговорим ещё об этом. Сначала у меня к вам вопрос: сколько турниров или партий вы уже сыграли с новым именем?

- Я не могу играть турниры с обсчётом.

- Я имею в виду любые турниры.

- Любые официальные турниры под запретом до 2025 года.

- Но тем не менее, только что в турнире вы сыграли, вы же это не отрицаете. Это был неофициальный турнир, понятно.

- Да, неофициальный турнир, он не был зарегистрирован, не обсчитывался на рейтинг. Даже в этом случае я проверил эту информацию, позвонил в федерацию. Мне подтвердили – турнир не обсчитывается. Потом я задал ещё один вопрос: могу ли я участвовать? Мне подтвердили: да, я могу участвовать. Потом я связался с организатором.

- Так вот я подозреваю (поправьте, если не прав), что это был не первый необсчитываемый турнир, в котором вы захотели сыграть. Поэтому и задал такой вопрос.

- Я сыграл пару турниров в Риге, один из них попал на Chess-Results.

- Тоже с этим именем?

- Один я играл с именем Раусис, потому что там не нужно было платить турнирный взнос будучи международным мастером, которым я являюсь. Поэтому я сыграл как Раусис.

- Это был турнир по шахматам Фишера, если не ошибаюсь.

- Да, по шахматам Фишера, совершенно точно.

- В этом или следующем турнире у вас были проблемы наподобие той, что случилась в последний раз?

- Дело в том, что рижская публика как-то более адекватно отнеслась… Давайте попозже вернёмся к тому, что произошло в субботу. Сейчас я скажу, что в Риге у меня не было проблем. В том турнире играли гроссмейстер Широв, гроссмейстер Свешников… С Алексеем Шировым у меня довольно доверительные отношения. Ну как доверительные… Когда-то мы с ним вместе занимались шахматами, какое-то время я был его тренером. А с Евгением Эллиновичем начиная с ВШТ… Я не должен объяснить, что это такое?

- Объясните.

- Высшая школа тренеров, Москва.

- Чем больше вы сегодня объясните, Игорь, тем лучше! Даже не сомневайтесь.

- Да, я закончил Высшую школу тренеров, это были восьмидесятые годы, отличное время… Даже шахматистом стал в то время. Мне ведь в голову не пришла мысль о том, что я буду играть в турнирах и ездить по странам. У меня была совершенно другая профессия. Но я был тренером в Рижской шахматной школе, и меня послали на повышение квалификации. Два года провёл в Москве. А будучи в Москве, было грех не сыграть в турнирах. В одном из них я выполнил мастерскую норму. Так я стал шахматистом.

- И вообще впоследствии вы очень много работали тренером, во всяком случае со сборными командами. У вас такая удивительная география!

- География – это у меня, видимо, в крови, потому что отец мой, Николай Иванович Кондылев, был капитаном дальнего плавания. Помню, в одну из поездок он взял нас вместе с мамой, и мы жили какое-то время в Александрии. И там же я в школу пошёл. Египет.

- Вы выучили язык?

- Ну, это верхнеарабский, он немножко отличается от гольфа, но… С языком мы подружились. Я даже был какое-то время семейным спикером… Мы отошли от темы!

- Нет, к теме мы вернёмся, но хотим о вас больше знать. А это очень интересно. Много мы знаем шахматистов, которые родились на или в Украине, пошли в школу в Египте, переехали в Латвию?.. и потом у вас ещё такая удивительная биография – Олимпиады с Бангладешем, с ОАЭ, Алжиром, Джерси… Это я в Википедии прочёл! Можем быть, там врут.

- То, что вы сейчас назвали, это правда.

- Вы же и как шахматист несколько лет представляли Бангладеш?

- Я работал в Бангладеше, действительно, довольно долго, и представлял эту страну. Я не знаю, чья это была вина. Но развалился Союз, кончились деньги на шахматы. В какой-то момент федерация Латвии влачила довольно жалкое существование, у них просто не было денег, чтобы заплатить взнос в ФИДЕ. Хорошо помню этот период, я как раз тогда работал в Дакке. Мы собрали гроссмейстерский состав, закрытый турнир, и вдруг как гром среди ясного неба: шахматисты Латвии остались без рейтингов. Вы помните, были периоды, когда страны банили?

- Они до сих пор иногда случаются, такие периоды, но в меньших масштабах.

- Но всё-таки Латвия, страна Михаила Таля…

- Конечно.

- Ситуация решилась просто. Поскольку федерация Латвии была вне закона за неуплату, значит никто не возражал… Да и вообще в то время в федерации не было ни одного работника. Некому было работать из-за отсутствия зарплаты. На добровольческой основе кто-то там был, но это недолго продолжалось. Мне достаточно было подписать просьбу Бангладеша о включении меня, и таким образом гроссмейстерский турнир был спасён. Так я остался бангладешцем на несколько лет. Я никогда не паразитировал на этом, никогда не стремился попасть в сборную. Во-первых, попасть в сборную – это значит забрать место у ученика, а во-вторых… Особых амбиций в шахматах у меня никогда не было.

- Это как? Не так часто встречается…

- Евгений, я вам скажу, в каком возрасте я получил свой первый рейтинг. Мне было уже годков так 27. Другие времена.

- А гроссмейстером вы когда стали?

- Ну, это ж всё написано. По-моему, в 1991-м году была последняя норма.

У нас проблема.

- Нет, у нас нет проблем, всё нормально.

- У нас большие проблемы! 20 процентов показывает телефон. У меня нет шнурка, я не дома…

- Ах, вот так…

- Вот так. Вы меня совершенно не подготовили к такому эфиру!

- Насколько старый у вас телефон?

- У меня старый телефон. Это тот самый телефон, с которым… Ну, дальше говорить не буду. Ничего не поменялось в моей жизни.

- Тот самый телефон!?

- Тот самый старый айфон.

- Он вас тогда подвёл, и боюсь, что и сейчас нас собирается подвести.

Хорошо, тогда не будем терять время. Что произошло в минувшую субботу?

- В минувшую субботу, будучи довольно известной в Латвии медиаперсоной… Я не буду говорить, сколько статей было написано после Страсбурга, и даже в этом году ещё продолжались, и видеоинтервью были во время турнира по шахматам Фишера… Я не верю, что люди не знали меня в лицо. Потому что прозвучала мысль, что я скрыл своё имя. А об этом всем было хорошо известно. Хорошо, можно сказать, что Рига – это не Валка; Валка далеко, но страна-то маленькая. Все друг друга знают. Латвийское шахматное общество – это пара сотен людей. Не сравнить с Россией. Совершенно другие масштабы.

- Организатор турнира… Кстати, кто он?

- Я первый раз в Валке. Но я его помню в лицо. И он меня знает. Он уже написал сегодня в одном из отчётов в латвийской прессе, что он меня знает по девяностым. Он тогда работал либо директором клуба, либо был тренером в школе. Но памяти тренера как раз был посвящён турнир, это Всеволод Дудзинский, я его хорошо помню. Скорей всего он был директором клуба. Марис Кооп. Вообще Валка – это такой приграничный город, он разделён на две части. Маленькая принадлежит Латвии, по другую сторону – Эстония.

- Вот здесь важно понимать: он знал, кто записался на турнир? То есть понимал ли он, что вы – Игорь Раусис, как бы вас ни называли сейчас официально?

- На этот вопрос только он может ответить.

- Вы не знаете?

- Я не знаю. Мне показалось, что у нас были довольно… как бы сказать… фамильярные беседы, поэтому мне показалось, что он вспомнил, кто я. Но об этом можно только строить предположения. И сейчас, в данной ситуации, ему, наверное, выгоднее откреститься от меня.

- Но вы представились как Иса Касими, да?

- Я посоветовался с федерацией, и поскольку в предыдущем турнире я играл как Иса Касими… Второй момент: турнир не обсчитывался, поэтому играть международному мастеру с нулём рейтинга как-то… более чем странно.

Дело в том, что на сайте ФИДЕ по-прежнему стоит фамилия Раусис.

- А вы подавали какое-то заявление, или как это делается, чтобы поменяли?..

- А кому, извините?

- Не знаю.

- Нет, ну у меня был частный разговор с Александром Мартыновым…

- Юрист ФИДЕ.

- Я думаю, что все знали.

- Я не понял – у вас был частный разговор по поводу смены имени или по поводу этого турнира?

- По поводу турнира. Мне было неприятно, что всё так закончилось.

- С юридической точки зрения я не вижу, как к вам можно здесь придраться.

- Ну, я не юрист. Думаю, что вы тоже. Поэтому не будем на эту тему много говорить.

Дело в том, что как только мне были выданы документы, первый, кто был об этом извещён, - федерация шахмат Латвии, поскольку я здесь живу. Они об этом знали с начала года.

- Ну хорошо. Вы играете в турнире. Говорят, что вы надевали маску; на фотографиях, допустим, вы без маски…

- Дело в том, что сейчас в Латвии немножко ужесточили требования, и в общественном транспорте я обязан сидеть в маске. Поэтому чтобы доехать до Валки, я должен был иметь маску.

- А в течение турнира вы её использовали?

- Появились фотографии, на большинстве из них я без маски. Я уже дал несколько интервью, и меня спрашивали – так была маска или нет? Ну что я могу сказать. Она была всегда в кармане, иногда я её надевал, но это было крайне неудобно – начинаю в маске играть, тут же очки запотевают и ничего не вижу. И я её снимал. Вот эта маска, китайская, она у меня всегда с собой.

- Странное обвинение, что я закрывался маской. От кого я закрывался, когда меня и так все знают? От Нейкшанса? Он сам, кстати, был в маске всё время. Да у нас с ним был визуальный контакт. Я не думаю, что он обнаружил меня только на третьем туре.

- Ну хорошо, это не так важно. Что дальше? Он поднял какой-то скандал?

- Перед началом третьего тура объявили пары, всех посадили. Мы играли каждый за отдельным столиком, первый ряд. Подходит Нейкшанс к столику. Сперва он что-то говорит моему сопернику, я не слышу. Соперник тут же встаёт, с очень недовольным лицом, и говорит, что играть не будет. После чего Нейкшанс уже обращается ко мне. Ну, правда, я сейчас начинаю переводить его латышский, но смысл был такой: Игорь, что ты тут делаешь? Почему играешь под чужой фамилией? Мне трудно поверить, что человек, который работает в Рижской шахматной школе тренером… Будучи в Риге, он не мог не знать, кто такой Иса Касими. Но опять-таки, гарантировать это я не могу. Это было произнесено довольно громко, чтобы все слышали. Ну что мне оставалось делать? Я продемонстрировал свой национальный документ, подтверждающий, кто я такой и что я не играю под чужой фамилией. Он его изучил. И они начали звонить в Ригу. Рига подтвердила, что я имею право играть в турнире. После чего я увидел растерянное лицо главного организатора, массу недовольных взглядов и принял решение уйти. Вот, в общем-то, и всё, что произошло.

- Вы сами приняли это решение покинуть турнир?

- Да, хотя сейчас написано немножко по-другому. В принципе, всё написано по-другому – исчезли слова «что ты тут делаешь», «почему играешь под чужой фамилией»… В последнем посте Нейкшанс написал, что это инициатива организаторов.

- Хорошо. Если я правильно понял, возникла некая конфликтная ситуация, вам она стала неприятна, неудобна, и вы – даже неважно, с помощью судьи или без помощи судьи – дальше не посчитали для себя возможным продолжать турнир в такой обстановке.

- Я приехал поиграть в шахматы немного и, если повезёт, заработать какие-то деньги.

- Скажите, Игорь, а почему? Вы не можете без шахмат?

- Честно говоря, не могу. Я и раньше играл по переписке, но сейчас, после того как всё это произошло, занялся этим на более высоком уровне.

- Даже по переписке вы сейчас играете?!

- Ну, мне тяжело конкурировать со своими шахматами и своими телефонами против тех железных монстров, которые напротив… Но мне, в общем-то, важен сам процесс.

- А в интернете вы играете?

- Ой, с интернетом как-то не сложились отношения, потому что сразу же после Страсбурга… Чесском был первый, потом Личесс… в общем, меня начали банить. Не за программное обеспечение, а за имя. Но это частные организаторы, всё нормально.

- В том числе поэтому вы поменяли имя?

- Ну да, я был там под своим именем, конечно. Причём на Чесскоме я был даже под первой своей фамилией – Кондылев.

- Артур Нейкшанс слушает нас и пишет в чате: «Первый раз слышал, что вы Касими, и первый раз в третьем туре». Да, Артур, пишите нам в чат – вы, конечно, имеете все возможности возразить и сказать свою версию.

Просто я хотел бы напомнить, что у нас сегодня не то чтобы расследование. Мне, например, просто интересно побеседовать с Игорем, задать ему вопросы не только о том, что произошло в субботу. И у нас здесь не суд, не допрос, а такая вот беседа.

- Евгений, ради бога. Вы можете задавать самые разные вопросы. Я не испугался суда – съездил в Лозанну…

- В Лозанне состоялось то самое заседание этической комиссии ФИДЕ, но к нему мы ещё вернёмся, а пока вот что хочу спросить. Вот вы, понятно, не можете без шахмат, иногда хотите играть в турнирах, в которых вам позволяет играть закон. Вы не думаете, что правильнее было бы всё-таки если уж нести свой крест, так нести его до конца и играть под своим именем? Вы сами говорили, что признаёте свою вину, раскаиваетесь… А здесь, получается, что вы хоть и раскаиваетесь, но… Может быть, не совсем корректно поступаете?

- Согласитесь, я не иду против правил. Не лезу в рейтинговые турниры, чтобы отнимать у любителей призы.

- Я сейчас не о том, что вы нарушаете какие-то правила. Я сейчас о некой, если угодно, этической стороне.

- То есть вы считаете, что участие в турнире с новым именем и фамилией…

- Почему не играть с тем именем, под которым вас знает шахматный мир?

- Но это же противозаконно. Тогда у меня будет действительно чужое имя! Если у меня по документам стоит одно, как я могу играть от имени того человека, которого нет? Здесь уже я вас не понимаю.

- Тогда, может быть, не стоило менять имя? В этом мой вопрос.

- Это другой вопрос! На эту тему у меня были долгие беседы с родственниками. Не все были за… Но мне хотелось уйти от этих фотографий как можно дальше. Далеко я не ушёл, благодаря посту в фейсбуке в субботу ночью. Всё равно ассоциируюсь с ними.

- Тогда, если уж заговорили о фотографии, я хотел бы вернуться в тот день, когда эта фотография была сделана. Как она была сделана? Мы до сих пор не знаем. ФИДЕ умалчивает. Вы тоже не знаете?

- У меня только догадки. Только ФИДЕ может сказать, как она была сделана. Но я знаю, где она была сделана и когда. Она была сделана во время партии.

- В туалетной комнате.

- Не просто в туалетной, а в туалетной инвалидной комнате.

- А что, там более удобные условия для съёмки, или что?

- Вообще-то… Ну, вы знаете, что инвалидные туалеты в Европе довольно просторные. Вы можете меня спросить, что я там делал. В общем-то, я её использовал по назначению.

- Ну, что вы делали, мы знаем, потому что вы это не отрицали.

- Нет, вы можете спросить, почему я занял именно инвалидную комнату.

- Почему?

- Хорошо. У меня первая группа.

- Понимаю.

- И это тоже не секрет ни для кого, тем более для тех, кто меня видит.

- Вы думаете, что за вами велось наблюдение достаточно длительное время на этом турнире?

- На этом турнире – да. А перед этим, на рандомных проверках на лигах, всегда почему-то вытаскивалась моя фамилия. Конечно, я был под контролем.

- Всё-таки, как вы думаете, эта фотография была сделана некой скрытой камерой, которая висела, или в соседней кабине точно был человек, который нажимал на кнопку?

- Я помню эту кабинку. Фотография сделана сверху, но перегородка кабинки доходила до самого потолка. Для этого мне нужно ещё раз попасть в эту комнату… Я предполагаю, что это было сделано видеокамерой. Не телефоном. Но я не специалист в этом деле, не могу утверждать.

- Нас сегодня слушают и гроссмейстеры, в том числе известные. Баадур Джобава в чате просит ответить – «вы читерили из-за личных проблем психологического плана или просто банально для того чтобы повысить Эло»? Я бы добавил: или по какой-то ещё причине? Почему всё это происходило?

- В маленьком турнире в Страсбурге я вряд ли мог что-то повысить и вряд ли мог сильно пополнить свой кошелёк. К тому же, в тот момент у меня уже были серьёзные проблемы со здоровьем. В общем, и телефон-то я достал из-за того, что уже ничего не видел за доской. Обо всём этом я говорил и на спортивном суде, и друзьям, да и не только друзьям.

- Только что Игорь сообщил, что у его телефона осталось 2% зарядки и попросил продолжить завтра.

* * *

0:33 Об инвалидности. Как это связано со случившимся
5:22 "Начал использовать телефон"
7:48 Тут же написл признание
11:58 Кто мог проводить съёмку в туалете?
13:23 ЗАЧЕМ?
15:02 О заседании в Лозанне комиссии ФИДЕ по этике
17:32 Признался ещё в двух случаях читерства
22:34 Юрист объяснил: "Ты в этом деле полный профан"
25:57 Что происходило в нечестных партиях 2015 и 2017 годов
28:54 Глупая, дурацкая месть
31:47 Борьба за результат
33:52 Пытался просить прощения
37:46 "Было ли ещё? Конечно, было..."
40:28 Это можно сравнить с алкоголизмом?
41:48 Не хватало денег на лечение?
44:09 Пострадавшего от читерства соперника уже нет в живых
45:46 "Увидеть такой взгляд я бы не хотел больше никогда"
50:00 О турнире в Одессе 1983
52:18 Как родилась новинка в "Драконе" Nf6xe4!! - ?
55:15 О владении языками. Кто из известных шахматистов настоящий полиглот?
59:27 Владимир Маланюк - учитель
1:01:54 О тех, кто поддержал
1:03:33 Много шахматистов стали безосновательно жаловаться
1:06:15 Кейт Аркелл и разгром в Каро-Канне
1:10:44 Реплика Соложенкина
1:14:15 "Я сам пострадал от читеров"
1:19:58 Хотел бы вернуть имя Игорь Раусис
1:22:55 Легче жить, когда очищаешься от шлаков
1:25:37 С Шировым сыграли блицматч
1:28:39 Рейтинг 2685: что с ним будет после дисквалификации?
1:31:48 БЛИЦ

Е.СУРОВ: Второй вечер подряд мы на связи с Игорем Раусисом. Вы знаете, вчера во время нашего разговора я не придал этому большого значения, а потом, когда прослушал и даже прочёл наше интервью, подумал, что вы хотели не просто сообщить, но и даже где-то акцентировать внимание на том, что у вас инвалидность, первая группа. Так ли это? И почему? Это напрямую связано с тем, что произошло тогда в Страсбурге?

И.РАУСИС: У меня была сложная терапия прямо перед Страсбургом. Я не должен был, конечно, ехать на этот турнир. Я не должен был во время турнира продолжать игру, когда почувствовал полную… можно сказать, немощность. Я не видел доску, я не представлял, как фигуры ходят. И тогда я вспомнил о телефоне…

Кстати, о телефоне – это тоже стечение судьбы. Потому что обычно телефоны сдаются. Чем приятны были лиги: ко мне всегда подходил капитан команд, за которые я играл, и забирал телефон. (Так повелось после одного инцидента – кто-то обратил внимание, что у меня телефон остался в сумке, подали протест.) А в Страсбурге получилось так. Мы играли в «Оранжерее», красивое место… В общем-то, все знакомые люди были, ещё и поэтому позор был невероятный, когда всё случилось. Организатор, судья, те люди, которые представляли Францию, - я их очень хорошо знал, причём организатора и судью несколько десятков лет. Я подошёл к судье перед первым туром и решил, что где-то должен быть ящичек для телефона. Без телефона выходить не получается – играли в «Оранжерее», две партии в день, а у меня ещё в тот момент телефон означал срочный звонок в случае чего – из-за… ну, я не хочу говорить обо всех деталях моего лечения, и в общем-то не собирался спекулировать, и этого никогда не делал, но я думаю, сегодня могу кое-что рассказать. Это не оправдание. Это никак не оправдывает мои поступки. Это ужасно, что я сделал. И я полностью беру вину на себя.

Так вот, судья мне отвечает, что ящичка для телефона нет, и на судейском столе его тоже нельзя оставить, поэтому ответственность на каждом игроке. Ну, я посмотрел – у всех в карманах контуры телефонов. Это лето, народ одет легко, видно, что телефоны у всех. Поэтому, кстати, не годится предположение, что кто-то меня снимал телефоном, который было запрещено проносить.

Мой телефон остался у меня в кармане. Я этому уделял большое внимание, потому что знал, что за мной много глаз смотрят. Айфон не такой маленький аппарат, чтобы его не заметить.

- Что происходило дальше? В первых двух турах…

- …были совсем слабые соперники.

- Вам не пришлось доставать телефон.

- Я как-то довёл до конца, можно посмотреть тексты партий, они есть в базе. Легко увидеть и качество игры, и уровень соперников. У Романа на тот момент было где-то 2300…

- Роман – это ваш соперник в третьем туре.

- Роман Скоморохин, международный мастер, россиянин. И это была вторая партия в день. Утреннюю ещё доиграл, а потом я сел в этом парке… Красивый парк, внутри него павильон Жозефины – там и проходил турнир. У меня была мысль отправиться в гостиницу… Ну, что сейчас об этом говорить. Случилось то, что случилось. Я пошёл на игру. Сел за доску и понял, что…

В самой партии и тактики-то не было. Разменный Каро-Канн. Роман, конечно, хотел сделать ничью в силу многих причин. И он бы её сделал предложением. Но… В общем, я один раз пошёл, второй раз пошёл… Начал использовать телефон.

- Всё-таки вы напрямую это связываете со своим здоровьем, с самочувствием на тот момент.

- То, что я в тот момент был в невменяемом состоянии, это точно. Я же понимал, что за мной смотрят! Очень хорошо понимал, по-другому не могло быть. В тот момент страсти накалились очень сильно, и на фейсбуке были уже серьёзные разговоры. Не хочу сейчас называть фамилии собеседников, это будет некорректно с моей стороны.

- Один раз, второй раз… На какой раз вас остановили или попросили что-то сказать, или как это произошло?

- Я почувствовал, что меня увидели с телефоном. И первое желание было, естественно, избавиться от телефона. Я его просто выкинул. Но куда выкинешь? В окно? Да там и окон-то не было… Я его засунул в какую-то дырку в туалете. Но наблюдение было, конечно, потому что телефон нашли немедленно.

- И вам его просто предъявили, да?

- Мне его предъявили. Спросили – это ваш телефон? Без меня бы его никто не открыл, потому что он всё-таки закодированный. Но я тут же написал признание, что это мой телефон, что я им пользовался во время партии, использовал шахматную программу. Написал – и, как в Валке, выбыл из турнира.

- А когда вы узнали о том, вас ещё сфотографировали? Точнее, снимали на видео, как вы предполагаете.

- Судя по ракурсу фотографии… Очень чёткой её всё-таки не назвать. Позицию там не видно. Они говорят про «позицию» - это с моих слов, что я анализировал позицию. А на фотографии даже при увеличении она размыта. Если бы я хотел врать, изворачиваться, что делали до меня проштрафившиеся люди, то я бы себя по-другому вёл. Но я решил, что так будет правильно.

- Когда и почему вы решили не выяснять, насколько законно была проведена эта спецоперация? А в том, что это была не случайная съёмка, а спецоперация, сомневаться не приходится.

- Я это понял по реакции… Все были в шоке, прежде всего арбитр. Мы очень хорошо ладили друг с другом. Даниэля Роса, организатора, международного мастера французского, и всю его семью я тоже знал очень хорошо. И вдруг такое…

- Так почему вы всё-таки решили не защищать свои права?

- Это решил не я, а за меня – в тот момент я комментариев вообще меньше всего давал, и про спецоперацию скорее всего прочитал. Но я видел реакцию Даниэля, которому звонили и обязывали пригласить полицию. Он отказался это делать.

- Вы подозреваете кого-то конкретно – кто осуществлял эту спецоперацию?

- Я видел лица. Но я не хотел бы называть имён. И в любом случае – что это мне сейчас даст?

На меня выходили адвокаты буквально на следующий день, с просьбой защищаться. На самом деле это не защита, а атака – я атакую ФИДЕ, официальные лица… Я же не знал, кто это сделал. Может быть, это ребятня сделала, которая играла в турнире! Хотя я меньше всего склоняюсь к этой версии сегодня. В любом случае это бы в кого-то выстрелило, попало, а рикошетом всё равно ударило бы по мне. Потому что я своё чёрное дело сделал, должен нести наказание, а вместо этого пытаюсь сделать виноватыми кого-то ещё.

- Вот я читал чат нашего вчерашнего эфира, там было довольно много реплик, которые сводились к одному: ЗАЧЕМ? Люди хотят понять – зачем вы это делаете. Правильно ли я понял вас, что вы это объясняете прежде всего тем, что тогда были в невменяемом состоянии?

- Это не снимает ни на копейку моей вины.

- Тогда как бы вы ещё ответили – зачем?

- Я и сейчас не могу ответить. Точно так же меня спрашивали – зачем ты поменял фамилию, Раусис на Касими. Я не могу ответить. У меня нет чёткого ответа. Я бежал от позора – это единственное, что могу сказать. Тогда в Страсбурге я не хотел проиграть партию с позором, а угроза этого поражения была совершенно очевидная – я не видел доску.

- А в Лозанне, где проходило заседание этической комиссии ФИДЕ, как вы объяснили свои действия?

- Я ехал туда с совершенно другими намерениями. Очень много разговоров было, что я был не в состоянии показывать такой результат в ряде последних турниров. И я считал, что меня будут тестировать на уровень игры. На уровень тактики, уровень знаний, чего угодно, но не то, что мне предъявили. А мне предъявили сотни листов математических и статистических выкладок, о которых я понятия не имею. Никогда не был сильным математиком, даже все эти термины забыл. Профессор Риган, конечно, сделал громадную работу, перелопатил тысячу моих партий. Партии с маленьких турниров, конечно, не попадали в базу, и я им предоставил для анализа все сыгранные партии. Я начинал свой путь с игры по переписке, у меня была привычка: перед тем как заснуть, завести партию и желательно проанализировать. То есть всё, что было сыграно за эти несколько лет подозрений, всё сохранилось.

Подозрения начались, когда кривая рейтинга поползла вверх. Учитывая возраст 50+… Это была совершенно не типичная картина. Она и была причиной всех атак в то время. Я уже привык – ну, атакуют и атакуют. В тот момент я уже редко ездил один, часто делил комнату с другими шахматистами. Вот от них я не слышал подозрений. А вот от коллег-гроссмейстеров и титулованных шахматистов их было много.

- Но подозрения были небеспочвенные, судя по тому, что написано в решении этической комиссии.

- Достаточно было признаться во втором таком случае – и это уже считается неоднократным обманом.

- И вы признались!

- Я признался, да.

- Ещё в двух случаях, которые произошли в 2015 и 2017 годах.

- Ну, там ещё был сговор. Ну, не совсем сговор… Партия должна была закончиться вничью, вдруг следует грубейшая ошибка. И все на вас смотрят. Что вы делаете? Вы предлагаете ничью? Нет же, конечно. То есть я выиграл. Но это не было партией.

- Сговор?

- Сговор, да.

- Но сговор – это всё-таки другая тема.

- Да, это совершенно другая тема, но она тоже относится к этической комиссии.

- А почему, кстати, этот сговор вдруг всплыл на заседании комиссии, где рассматривалась совершенно другая тема – читерство?

- Я сам начал говорить. Меня никто за язык не дёргал, никто не спрашивал. Сам сделал признание. Что было, то было.

Единственное, что я отрицал – это то, что я использовал другие способы мошенничества. Только с помощью телефона. «Телефонистом» я стал.

- А вы вообще поехали на то заседание почему? Какова была цель?

- Я хотел доказать, что я, скажем так, способен на определённый уровень игры в шахматы. Почему-то мне казалось, что будут какие-то тесты, и уже на основании этого делать заключения. Но меня никто не проверял.

- Вы жалеете, что участвовали в заседании?

- Я думаю, что то, что было озвучено в решении этической комиссии, было известно до заседания. Потому что это было произнесено сразу и твёрдым голосом, без особых дебатов.

Профессор Риган присутствовал лично. Да и все, кто имел отношение к комиссии, были в Лозанне. Да нет, разговор был деловой, спрашивали практически обо всей карьере с самого начала. Проверяли по отдельным партиям, отдельным турнирам. Но память у меня тогда работала, да и сейчас не жалуюсь.

- Руслан Пономарёв спрашивает в чате: была ли оказана вам квалифицированная юридическая помощь или вы сами себя защищали?

- У меня были предложения от юристов, шахматистов. Даже было предложение от одного международного мастера из Италии, юриста, который неоднократно пострадал от меня.

- Вы отказались?

- Естественно.

- Потому что не захотели «отмазываться» и просто решили для себя во всём признаться? Или почему?

- Я ехал туда чтобы признаться, да. Но я ехал также и доказать свой определённый шахматный уровень.

- Думаю, юристы вам скажут, что даже и в этом случае юридическая помощь вам бы не помешала.

- Да у меня сегодня только был разговор о том, что и сейчас она мне не помешает. Речь зашла о смене фамилии. Я сказал, что хотел уйти от всех этих фотографий, а он – юрист, гроссмейстер по шахматам – мне в ответ: «Игорь, ты в этом деле полный профан. Обратись к знающему человеку, и он тебе объяснит, что надо делать». Я действительно не знаю, что делать, потому что выяснилось, что то, ради чего я менял фамилию… Всё это было ни к чему. Теперь получилось так: те люди, которым я был – давайте говорить русским языком – омерзителен за то, что сделал, они считают, что я поменял фамилию для того, чтобы скрыться от ответственности и снова заниматься тем же самым.

- Вы знаете, это естественная реакция. Думаю, не только даже тех людей, которым вы были, как вы выразились, омерзительны, но и других. Это первая мысль, которая возникает.

- Да, это первая мысль. И поэтому… Ну ты же шахматист, ну посчитай на два хода вперёд – зачем ты меняешь фамилию? И у меня такой же ответ: я не знаю. Во всяком случае, не для того чтобы снова лезть в турниры. Лицо же я не могу спрятать…

- Вот эти два случая, в которых вы признались – в 2015 и 2017 годах, - что это были за партии? С кем?

- Я не буду раскрывать фамилию, потому что, во-первых, я очень уважаю этого шахматиста, с точки зрения его силы, таланта, фантазии, трудолюбия, - очень много качеств, которые говорят в его пользу. Если я буду сейчас много о нём говорить, то фактически выдам его имя, не называя. Но случилось так, что именно этот человек… В общем, в той партии ничего не было с моей стороны криминального. Тогда у меня ещё не было айфона, а был кнопочный телефон, с которым читерить невозможно. Нет, ну можно, наверное, смс-ками как-то, но до такого у меня никогда не доходило.

- Подождите, но вы же признались, что читерили в партии с ним.

- Нет, то была другая партия. В этой партии я не читерил. В общем, была статья, был разбор этой партии, и главный аргумент против меня был тот самый телефон, который я достал из кармана. В тот момент телефон можно было держать на столе. Это был старый кнопочный телефон. Я вдруг вспомнил, что он у меня в кармане, - а во время партии я действительно выходил два или три раза, - и положил его на стол. С этого момента телефон и стал орудием преступления, хотя в той партии он им не был. С этой партии всё началось.

- А что «всё», простите?

- Понимаете, Чехия – тоже маленькая страна, я был членом Чешского шахматного союза столько лет… Играя Лигу, скрыться от всех глаз в зале, от капитанов, которые за тобой смотрят – практически бесполезное занятие. На турнирах то же самое.

В том турнире, в котором я обманывал… Мой соперник просто ходил за мной. Вот я пошёл в туалет – он пошёл в туалет. Я его всё время видел за собой. Да, в какой-то момент я не выдержал и использовал телефон.

- Это было в 2015-м году? Ведь мы знаем две даты из официального сообщения – 2015 и 2017 годы. Или это было ещё в каком-то году?

- Мне нужен компьютер с базой данных. То есть я могу назвать турнир, но тут же открою персонажа. А я считаю, что у меня нет морального права называть фамилии.

- Но подождите. В сообщении этической комиссии называются эти два турнира.

- Называются? Тогда я скажу – это Чешская лига 2015 и Теплице-2017. Но это разные соперники, не один и тот же.

- Разные?

- Да. Тогда я рассказал предысторию. Та партия, в которой я использовал телефон, была после той, в которой я якобы использовал телефон (тот, кнопочный). Получилась глупая, дурацкая месть. К тому же я из дебюта не вышел в той партии, в которой использовал телефон. Просто стоял на «+-» чёрным цветом. Мог смело сдаваться, что и следовало сделать. Но вспомнил дискуссии, жаркую полемику в интернете – и…

- Это вы сейчас говорите о партии 2015 года из Чешской лиги, правильно?

- Да. Из Чешского чемпионата. Это был круговой турнир.

- А в 2017-м году?

- Это был опен-турнир. Я играл с одним очень сильным гроссмейстером.

- Если в 2015-м была месть, то в 2017-м что? Просто борьба за результат?

- Да. Там не было мести.

Я пытался подойти к человеку на следующий день, ведь он тоже всё понял. Там уже во время партии возник неприятный момент – он начал говорить.

- С вами?

- Да, он меня пристыдил. Знаете, Евгений, сильный шахматист чувствует, когда его… И чем шахматист сильнее, тем сильнее это чувство развито.

- Он вас пристыдил, но партия, тем не менее, была сыграна и закончена?

- Партия была закончена, да.

- В вашу пользу?

- Нет, ничья. Ну, ничья, потому что… представляете, какое состояние у человека… я там мат форсированный не поставил.

- А как вы отреагировали на его слова? Ответили ему что-то?

- Он мне не дал встать из-за доски.

- Быстро играл?

- Да. А когда я попытался это сделать, он мне сказал: «Сиди». Ну, что-то подобное я сказал другому шахматисту, когда почувствовал, что меня водят за нос. В другой партии. Но я это сказал человеку, когда нас никто не видел. А здесь мы сидели на сцене, нас видели все. Видели, что мы разговариваем, но никто не слышал, о чём.

На следующий день я попытался подойти и, можно сказать, просить прощения. У меня ничего не вышло. Он сделал отмашку рукой.

То же самое произошло с чешским гроссмейстером. Мне не удалось попросить прощения.

- А вы хотели?

- Я хотел.

- Вы знаете, вчера, уже после того как мы закончили первую часть беседы, на сайте Чесском вышло англоязычное интервью с вами. Я его прочитал, и там вы говорите, что читерили против одного и того же соперника.

- Послушайте, Евгений, это были разные соперники. Я просто ту партию, первую, в которой меня обвинили, отнёс к читерству. Потому что с неё всё началось.

- Вы имеете в виду тот первый случай…

- …с кнопочным телефоном, да-да. Меня тогда обвинили совершенно откровенно – и за телефон на столе, и за ход в анализе! Мы тогда после партии посидели и анализировали. Мой соперник посчитал, что тот ход невозможно человеку рассчитать.

Я не хочу сейчас всё валить в одну кучу. Это были разные люди. Два случая читерства, совершенно явных. В обоих случаях мои соперники были уверены, что я обманывал. И я обманывал.

- Может быть, для кого-то сейчас мы говорим загадками. Но вообще – из всего, что происходило раньше в эти годы, из того, что вы говорите сейчас, из того, что говорили в интервью Питеру Доггерсу, и в конце концов из партий, которые можно проверить в базе, в принципе не может быть, по-моему, двух мнений. Может быть, мы назовём этого чешского гроссмейстера? Его несложно вычислить.

- Я думаю, что почти наверняка он нас слушает.

- Это Давид Навара?

- Я не уверен, что с моральной точки зрения это правильно. Евгений, это действительно очень деликатный момент. Давайте не называть.

- Тогда скажите: дело ограничилось этими двумя случаями в 2015 и 2017 году? Или было ещё?

- Ох… Конечно, было. За мою столь долгую карьеру… Ну, я скажу, что любая расписная ничья – это предмет для этической комиссии. А их у меня было в жизни достаточно, поверьте мне.

- Но мы всё-таки не об этом.

- Сейчас мы говорим о том, что было в дотелефонную эпоху?

- В любую.

- У меня было немало грехов в дотелефонную эпоху. Договорняки… Но опять-таки, если я сейчас начну вспоминать партии, то всплывут имена, причём даже очень уважаемых людей. Нам это не нужно.

Всё-таки во всей этой истории я понёс наказание, и это страшно – то, что я сделал. Я извинялся и извиняюсь перед всеми, кого обидел, оскорбил. Говорят, что я должен нести также финансовое наказание, а не только дисквалификацию и потерю титула… Но пока что о финансовом наказании речь не шла.

- Понимаете, Игорь, тут дело вот в чём. Вы приносите извинения, как хотели принести их и в 2015-м, и в 2017-м, раскаиваетесь, а случаи продолжаются. Как бы я сейчас отвечаю за тех, кто нападает на вас: мол, как же мы можем верить вам дальше? Вы хотите дальше играть в шахматы, это очевидно. Но как дальше быть? Ведь если было два, три, может быть больше случаев, то почему их не может быть впредь?

- Эти люди правы, которые мне не верят.

- Прошу меня извинить, если аналогия покажется некорректной, но у меня сложилось именно такое впечатление из всего, что вы говорите. Я бы сравнил это с алкоголизмом.

- Я вас понял, Евгений. Я бы сказал, что шахматы – очень аддиктивный вид спорта. Если мы говорим о зависимости, то – да, я согласен. Это игра, которая притягивает, которая делает людей счастливыми и несчастными. Но мы всё это понимаем. Зачем мы это выделяем в такую категорию?

- То есть, грубо говоря, сам телефон в кармане – он уже вас подталкивает на неправедные поступки.

- Да. Ну, здесь всё в комплексе, не только телефон в кармане. Всё в комплексе навело меня на этот поступок.

- В чате спрашивают: может быть, вы пользовались подсказками, потому что вам не хватало денег на лечение?

- Нет. Я выходил из ситуации сам. И я должен много слов благодарности сказать и тем хирургам, которые делали операции, и стране, которая… У меня бы, конечно, не хватило средств на терапию за все эти годы, но мне помогали.

- Вы имеете в виду Чехию или Латвию?

- Латвию. В Чехии я был иностранцем.

- Но всё-таки вы жили там и представляли эту страну в соревнованиях.

- Мы жили, да. По нынешним европейским законам, Латвия и Чехия в Евросоюзе, и мне не нужно ни разрешение на работу, ни вид на жительство. Чехии я тоже должен сказать громадное спасибо. Своему клубу… Да всем скажу. Даже, не видя человека, которого обманывал. Он меня остановил в какой-то момент. Но перед ним-то я успел извиниться, перед Романом.

- Давайте скажем: вы говорите «успел извиниться», потому что вашего соперника, с которым вы играли нечестно, уже нет в живых.

- Я успел извиниться сразу, на месте. Объяснил ему, что произошло. И ещё – с помощью вашего сайта, когда он ещё был жив.

- Последующая его судьба не связана с этим случаем?

- Я надеюсь, нет. Хотя этот случай, конечно, мог повлиять. Если это так, то… ещё больше позора на моей голове.

- Вы знаете, Игорь, я вам благодарен за этот откровенный разговор. Но у меня есть ощущение, что вы ещё что-то хотите сказать. По-моему, не у меня одного – вот Руслан Пономарёв в чате пишет: «Желаю Игорю выговориться, сбросить этот психологический груз с себя и постараться продолжать жить нормальной жизнью».

- Ну, возврата к прошлой жизни уже, конечно, не будет. Я это хорошо увидел в субботу. По взглядам, по реакции бывшего коллеги… Бывшего – потому что Артур Нейкшанс – сильный гроссмейстер, ведущий шахматист Латвии. Увидеть такой взгляд я бы не хотел больше никогда. Ясно, что в Валку я вряд ли ещё приеду когда-либо, играть шахматный турнир памяти его тренера. И ясно, что такая реакция может случиться где угодно.

Если бы у меня была возможность заключить компромисс с международной федерацией шахмат, то я бы, наверное, предложил им снять с меня весь рейтинг.

- А что это означает практически? Что вы будете просто участвовать в турнирах с нуля?

- Да. Попробовать выполнить гроссмейстера… И в ветеранские турниры я вроде бы подхожу.

- Артур Нейкшанс, которого вы упомянули, просил вам задать один вопрос, поскольку сам не может сегодня слушать прямой эфир. Опять же, в интервью Чесскому вы говорите, что вас узнавала половина участников турнира в Валке.

- Я считал, что по-другому не может быть. Уже об этом говорил не раз – и в том интервью, и в нашей беседе.

- Артур утверждает, что ни он, ни другие вас не узнавали. Здесь расходятся мнения.

- Ну, значит, они не читают газеты, не живут шахматной жизнью, не читают новости. По-моему, моих фотографий достаточно в интернете. Можно набрать «Раусис» - и не все они будут с унитазом, извиняюсь. Не думаю, что я сильно изменился по сравнению с фотографией годичной давности. Маска? Это были буквально моменты, когда я маску надевал и тут же её снимал. Я не закрывался маской.

- Вопрос из чата: «Есть информация, что акцию против Игоря в туалете организовала ФИДЕ, точнее гендиректор Сутовский…»

- Я не хочу на эту тему говорить! Не вправе. Если бы я обратился к адвокату, то это его работа. Но я не стал. И не буду. Я бы дорого заплатил, чтобы эти фотографии исчезли из интернета. Но, видимо, не судьба. Ну хорошо, это мой крест.

- Ещё до эфира пара вопросов пришла от Михаила Голубева, гроссмейстера. Совсем на другие темы, поэтому – можете расслабиться, будет не так страшно (говорю я, как будто мы сейчас где-то в следственном комитете находимся).

«Правильно ли помню, что Игорь под прежней фамилией, служа в армии, играл в полуфинале Одессы (обл. сов. профа) 1983 года, но выбыл оттуда?» Было такое?

- Второе или третье место занял, в дележе. Довольно достойно закончил этот турнир. В армии никогда не служил, потому что я начал учиться в медицинском, и военная кафедра тогда была… Мне не нужно было служить в армии.

- То есть из его вопроса неправильно то, что вы служили в армии, но правильно то, что играли в том турнире?

- Да, я играл в том турнире обл. сов. профа. Кто же тогда выиграл?.. Помню Костю Криволапова. Помню, молодой ещё совсем был Стас Савченко. В турнире было несколько будущих гроссмейстеров. Вообще украинские турниры были довольно сильные. Живя в Севастополе и учась в институте, я действительно представлял Черноморский флот. Кстати, человека, который приехал в Севастополь после окончания ГЦОЛИФКа, шахматной специализации, я считаю своим тренером. Это Владимир Маланюк покойный. Вот он меня учил шахматной грамоте.

- И второй вопрос: «Как родилась новинка в "Драконе" Nf6xe4!! из партии с Ю. Петкевичем? (у меня потом диаграмма с этой позицией долго лежала на столе)». О чём идет речь? Может быть, по ходам покажем?

- Это основной вариант атаки Раузера-Вересова в «Драконе» с разносторонними рокировками, но этот Nxe4 довольно далеко, в глубине варианта. Это был как раз важный момент – я квалифицировался в зональный турнир, который потом уверенно завалил. Но первый этап – чемпионат Латвии – по-моему, выиграл. Партия Петкович – Раусис, 1995.

[Event "Riga"] [Date "1995"] [White "Petkevich Josef"] [Black "Rausis I"] [Result "0-1"] [ECO "B79"] [PlyCount "84"] [EventDate "1995.??.??"] [SourceDate "2004.09.01"] 1. e4 c5 2. Nf3 d6 3. d4 cxd4 4. Nxd4 Nf6 5. Nc3 g6 6. Be3 Bg7 7. f3 O-O 8. Qd2 Nc6 9. Bc4 Bd7 10. O-O-O Qa5 11. Bb3 Rfc8 12. h4 Ne5 13. g4 Rc4 14. Bxc4 Nxc4 15. Qd3 Qb4 16. Nb3 Nxe4 17. Nxe4 Nxb2 18. Qd2 Qa3 19. Kb1 Nc4 20. Qc1 Bb2 21. Bc5 dxc5 22. Qg5 Bg7 23. Qc1 Bb2 24. Qg5 Bg7 25. Qc1 Qa4 26. c3 b6 27. Qg5 Re8 28. h5 h6 29. Qf4 g5 30. Qc1 Be6 31. Rhe1 a5 32. Re2 Qb5 33. Ka1 a4 34. Nbd2 Nb2 35. Rde1 Nd3 36. Qb1 Qa6 37. Rd1 Nb4 38. Re3 Bxa2 39. Qb2 Rd8 40. Rde1 Bb3 41. Nxb3 axb3+ 42. Kb1 Nc2 0-1

- Как родилась новинка? Ход Nxe4 родился ещё в Севастополе, когда у меня ни рейтинга не было, ни звания, но я был большим поклонником этого варианта. Мне нравилось часами рыться в литературе, анализировать эти позиции… Я начинал в шахматах с переписки и с судейства, кстати. Судьёй я стал за красивый почерк, а переписка – потому что в какой-то период нашей семейной жизни мы жили в таком месте, где не было ни шахматных турниров, ни кружка, ничего. То есть семья поездила по бывшему Советскому Союзу, я учился во многих национальных школах.

- Сколько школ всего вы сменили, не помните?

- Да по-моему, каждый год было по школе.

- А сколько языков знаете?

- Сертификат у меня недавно получен по латышскому языку. Наверное, должен считать украинский, поскольку я там родился, и аттестат мне выдан на украинском языке. Должен считать русский, потому что это был язык общения в нашей семье. В татарскую школу ходил, но… Хорошо, назовём европейские языки. Немножко по-бенгальски знаю, немножко по-арабски. Европейские, наверное, основные все – английский, французский, немецкий.

Нет, понемножку, я думаю, любой опытный гроссмейстер умеет говорить. Есть полиглоты. Вы наверняка слышали, что Роберт Хюбнер… Но он филолог по образованию, египтолог. Блестяще владеет хорошей парой десятков языков. Совершенно владеет! Я слышал его выступления, причём на таких редких языках, как финский, албанский… Ещё слышал, что Любомир Любоевич очень много языков знает, но никогда не имел чести сидеть с ним за одним столом.

- Из того, что вы перечислили, полиглот – это и вы тоже.

- Нет-нет, полиглот – это Хюбнер. И кстати, он поражает уровнем игры в своём очень солидном возрасте. Мы с ним играли за одну команду в Германии.

- Общались на немецком?

- Да. Кстати, перед этической комиссией ещё есть такая ступенька – комиссар, который расследует.

- Это, видимо, глава этической комиссии?

- Нет, глава – мистер Стридом, он из Южной Африки. А есть ещё комиссар, который расследует.

- Ничего себе – ещё какой-то комиссар! Я об этом впервые слышу, честно говоря.

- Комиссар, да. И вот с этим человеком я общался на его языке. Он из Германии. … Немецкий язык – он мне близок.

- Возвращаясь к «Дракону»…

- Конь е четыре я знал в Севастополе, студенческие годы. Кстати, приехав в Ригу и став работать тренером в Рижской шахматной школе, ещё совсем молодым ребятам я ставил вариант Дракона, Архангельский вариант испанской партии (тот, старый, когда ещё слона не выводили быстро на с5)… Архангельский – от Маланюка. Ему честь и слава варианта, он был главным экспертом в этой линии. Конечно, Адриан Михальчишин со мной не согласится – он тоже блестящий знаток варианта. Александр Белявский тоже. А от Маланюка я перенял вообще всё, что он играл.

Я горжусь, что «Дракон» мне принёс первую ничью с гроссмейстером, и не просто гроссмейстером – Ефимом Геллером.

- Игорь, скажите, а когда произошло то, что произошло в Страсбурге, много было ваших знакомых шахматистов, скажем, гроссмейстеров, которые вас поддержали?

- Если бы не эти люди, которые прислали в ту же ночь… Я не спал ночь, не спал следующий день… В общем, я не спал долго. Для начала я известил всех, кого знал, о том, что случилось. Чтобы они услышали это прежде всего от меня. Я перед всеми извинялся. Всё, что было под рукой, я сделал, чтобы отмыться от этой грязи. Те ответы, которые пришли, - может быть, они помогли сегодня нам с вами разговаривать. Я уверен, что это так.

Я не хочу сейчас давить на слезу, вызывать жалость – ни в коем случае. Я также старался избегать разговоров о своих болячках, иначе получается, будто я пытаюсь закрыться за ними. Моя вина доказана, прежде всего мною. Там, где я не был виноват, я боролся до конца. Потому что после Страсбурга в этическую комиссию пришло немало бумаг от шахматистов, требовавших наказать меня в конкретных партиях с ними. Опять-таки, не хочется называть фамилии гроссмейстеров, но одного молодого человека я, пожалуй, открою. Он хотел получить очко в партии из бундеслиги. Но в бундеслиге, во-первых, детекторы; во-вторых, капитан у нас был замечательный – ещё в гостинице он отнимал у меня все телефоны. Он был в курсе подозрений. Правда, подозрения распространялись не только на телефон. Но я скажу вам честно, вот положил руку на сердце (была бы Библия, положил бы на неё): кроме телефона, другим обманом я не занимался. Да, я был «телефонистом». Один из моих хороших друзей поразился: говорит, мол, у тебя вроде мозги в голове, что ж ты таким топорным обманом-то занимался, сейчас такие технологии есть. Вот меня обвиняли в технологиях. Уши, волосы, кстати, проверяли на чешской лиге.

Так вот, этот молодой человек хотел получить очко, чтобы выполнить последнюю норму гроссмейстера. Он заявил, что раз уже доказано, что я читер, - вот партия, вот посмотрите, сколько в ней «первых линий», и на основании этого…

Ещё был один человек из Англии. Эти все обвинения были, кстати, отклонены.

- Вы сказали, что назовёте имя.

- Хорошо, назову. Я думаю, что не стану его врагом. Человек моего возраста, и человек симпатичный - Кейт Аркелл из Англии. Мы с ним сыграли немало. Оба каро-каннщики. Одну из партий он проиграл с треском, это всегда больно в любимом дебюте, а Каро-Канн он знает очень хорошо, я по его партиям иногда ученикам ставлю дебют. Ставил, точнее. И этот джентльмен тоже написал «телегу» на меня, причём не в ФИДЕ, а в британскую газету, одну из центральных, где есть шахматный раздел. Назвал меня читером в этой партии.

За несколько лет до этого мы сыграли партию, она закончилась быстро и плачевно для его короля. Британцы вообще любят играть до мата, и он тоже так сыграл.

[Event "Sunningdale e2e4 Masters-B"] [Site "Sunningdale"] [Date "2011.08.14"] [Round "9"] [White "Rausis, Igors"] [Black "Arkell, Keith C"] [Result "1-0"] [ECO "B10"] [WhiteElo "2510"] [BlackElo "2432"] [PlyCount "55"] [EventDate "2011.08.10"] [EventType "tourn"] [EventRounds "9"] [EventCountry "ENG"] [EventCategory "1"] [SourceTitle "CBM 143 Extra"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "2011.08.29"] [SourceVersion "1"] [SourceVersionDate "2011.08.29"] [SourceQuality "1"] 1. e4 c6 2. c4 d5 3. cxd5 cxd5 4. exd5 Nf6 5. Nc3 Nxd5 6. Nf3 Nxc3 7. bxc3 g6 8. Bb5+ Nd7 9. O-O Bg7 10. Re1 O-O 11. Ba3 Re8 12. Ng5 h6 13. Nxf7 Kxf7 14. Bc4+ e6 15. Rxe6 Rxe6 16. Bxe6+ Kxe6 17. Qg4+ Kf6 18. Qf4+ Ke6 19. Qd6+ Kf7 20. Qd5+ Kf6 21. Re1 Bf8 22. Qg8 Kg5 23. h4+ Kh5 24. Qd5+ g5 25. Qf7+ Kxh4 26. g3+ Kg4 27. Re4+ Kh3 28. Qh5# 1-0 

- Во время анализа я ему рассказал, что всё это знал, и более того – уже играл. И партия-предшественница тоже была в базе. Но, видимо, Аркелл не обратил на неё внимание, потому что я играл там чёрными. Мой соперник упустил там возможность жертвы, но показал мне путь. Я дома всё проанализировал до выигранной практически позиции.

[Event "BEL-chT 1011"] [Site "Belgium"] [Date "2011.02.27"] [Round "9.2"] [White "Boros, Denes"] [Black "Rausis, Igors"] [Result "1/2-1/2"] [ECO "B10"] [WhiteElo "2549"] [BlackElo "2466"] [PlyCount "37"] [EventDate "2010.09.26"] [EventType "team-tourn"] [EventRounds "11"] [EventCountry "BEL"] [SourceTitle "EXT 2012"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "2011.11.24"] [SourceVersion "1"] [SourceVersionDate "2011.11.24"] [SourceQuality "1"] [WhiteTeam "Eynatten II"] [BlackTeam "Rochade"] [WhiteTeamCountry "BEL"] [BlackTeamCountry "BEL"] 1. e4 c6 2. c4 d5 3. cxd5 cxd5 4. exd5 Nf6 5. Nc3 Nxd5 6. Nf3 Nxc3 7. bxc3 g6 8. Bb5+ Nd7 9. O-O Bg7 10. Re1 O-O 11. Ba3 Re8 12. Ng5 h6 13. Ne4 a6 14. Ba4 b5 15. Bb3 Ne5 16. Qe2 Bg4 17. f3 Bf5 18. d4 Nc4 19. Bc5 1/2-1/2 

- В общем, этим бы дело и закончилось, пока не попалась на глаза эта заметка. Мол, раз обманывал до этого, то обманывал и здесь. Даже вспомнил он, что во время нашей партии я встал и куда-то надолго ушёл. Ну, кто играет «Панова» в Каро-Канне, должны знать эту идею.

- Я не зря спросил о тех шахматистах, которые вас поддержали. Одним из них является Евгений Соложенкин.

- Ой, я очень ему благодарен за все те посты, которые он продолжал писать даже после того, что случилось. Неблагодарная работа – ясно, что все те шишки, которые сыпались – по праву – на мою голову, также сыпались и на его. Он тоже пострадал от читерства. И даже пострадал, может быть, намного больнее, чем я, потому что это касается не его лично, а его семьи.

- Вы имеете в виду историю с его дочерью?

- Да, я имею в виду историю с его дочкой Елизаветой, которая сейчас играет в чемпионате России.

- Но всё-таки это не доказано.

- Я с вами совершенно согласен, это не доказано. Но есть люди, которым веришь всегда.

- Он попросил зачитать его воспоминания: «Мы играли с Игорем в одном турнире во Франции…»

- Ой, ой, вот не надо про это… Помню тот случай, но не надо. Человек рассеянный, может всё что угодно случиться.

- Вы не хотите, чтобы я зачитал?

- Как хотите, Евгений.

- «…1990-е годы. Игорь нашёл в турнирном зале обронённый кем-то бумажник. В момент обнаружения денег Игоря никто не видел, он мог спокойно присвоить их себе. Но он отдал организаторам. Я видел этот пухлый бумажник на судейском столе, он был хорошо так заполнен купюрами. Как я уже высказался в фб, с тем усердием, с которым «правдолюбцы» накинулись сейчас на Игоря, лучше бы они спрашивали у всех официалов ФИДЕ, почему полное молчание вокруг пойманной два месяца назад на читерстве польской шахматистки Ващук. Но задавать неудобные вопросы начальству – зачем? Есть абсолютное ощущение, что Игоря, которого никто не оправдывает, разумеется, ФИДЕ сделала козлом отпущения».

- Поделом сделала. Надо было останавливать это.

Я ведь сам пострадал от читеров не единожды и не дважды, причём в сильных турнирах. Например, в Абу-Даби, где также пострадал Дмитрий Светушкин, недавно ушедший из жизни. Я поработал в Эмиратах, все знают этого человека (читера), он играет на уровне 1600, не больше. Но имеет, может быть, пару десятков гроссмейстерских скальпов. И мой тоже. Его не раз называли и в прессе – это Салем Гулон. Не путайте только с Салемом Салехом, прекрасным гроссмейстером из Шарджи.

На Дубай-опене был иранский шахматист, но его в том же турнире отловили. Я с ним играл в первом туре и просто почувствовал, что 1800 так играть не может. Каким-то чудом выиграл.

Потом был парень, венгр, которого я в туалете всё-таки нагнал и с ним поговорил. Это было в том самом Теплице-2017, в котором мне не удалось извиниться.

- То есть в том турнире не только за вами гонялись, но и вы тоже? Интересный был турнир!

- За день до этого… Я понял, что происходит, пошёл за ним в туалет, и когда он вышел из кабинки, я к нему обратился. Попросил его больше не вставать. На следующий день то же самое произошло со мной. Это…

Ладно, я-то хотел сказать о другом: проблема читерства стоит настолько остро… Кажется, Чесском делали официальный рапорт: в следующем году они ожидают, что число читеров перевалит за миллион (могу соврать, но мне так запомнилось). А сейчас у них где-то полмиллиона.

Я прекрасно понимаю своих коллег, которым я тоже омерзителен. Они посвятили всю свою жизнь, годы труда… Шахматы – тяжёлый труд, особенно сейчас. Когда я начинал играть в шахматы, это было больше весёлое времяпровождение – куда-то поехать, в преферанс поиграть... Сейчас такого нет, конечно. Сейчас режимщики и очень глубокое знание теории. Компьютеры внесли громадный прогресс, но они же убили переписку. Сильнейшие шахматисты играли по переписке. Сейчас там играют операторы.

- Вы это говорите как человек, который вновь стал серьёзно играть по переписке.

- Потому что мне не так много позволено. Ну, в общем, за шахматной доской мне как-то дышится легче.

- Игорь, что вы думаете о своём, если угодно, шахматном будущем?

- Ничего. У меня сейчас прежде всего большое желание стать тем, кто я есть.

- Вы хотите поменять назад имя и фамилию?

- Я не думаю, что это возможно – это просто смешно и глупо. Тем не менее такие мысли звучат в моём окружении. Буквально вчера я получил одно сообщение: стань тем, кто ты есть.

- Если помните, я вчера как раз и попытался задать аналогичный вопрос на ту же тему. Может быть, не сформулировал как следует, но именно об этом и был вопрос – о том, что вы, сменив имя и фамилию, перестали быть тем, кто вы есть.

- Да… Может, не зря я съездил в Валку? Может, к лучшему.

- Не знаю, как для слушателей, а для меня после этого интервью всё более-менее ясно.

- Ну, я сделал что-то типа детокса, очистился от шлаков. Мне же легче жить, когда от шлаков избавляюсь. Да, шлаков много, я согласен.

- Я вас благодарю за этот, на мой взгляд, достаточно откровенный разговор. Скажу так: по-моему, сказано больше, чем прозвучало.

- Я старался быть откровенным. Всё равно вопросы остаются, конечно. Я знаю эти вопросы - «как долго я читерил». Но я на эти вопросы уже устал отвечать. Я считаю, что шесть лет и потеря титула – достаточно серьёзное наказание, учитывая то, что титул был присвоен в докомпьютерную эпоху. Турниры были хорошие: первую норму выполнил на родине Магнуса Карлсена, вторую во Франции, и последний турнир был в Москве, его судил очень всеми уважаемый Эдуард Львович Дубов. Я думаю, с этой стороны претензий ко мне не должно быть. Титул отобрали, а рейтинг оставили – совершенно непонятно.

- Тогда уж логичнее было бы лишить рейтинга, чем звания.

- Мне просто интересно, что со мной будет, если я через четыре с половиной года… Да я и сейчас, наверное, играю. Просто Алексей меня проверил (думаю, он не обидится, если расскажу)…

- Алексей Широв?

- Да. И мы сыграли матч в блиц. Из всех партий одну я случайно выиграл. В общем, показал «класс». Естественно, всё это идёт вниз. Те тактические упражнения, которые я делаю на сайтах, не дают, конечно, и малой толики замены той подготовке, которую я проводил перед каждой партией.

- Михаил Голубев пишет в чате: «Оставить рейтинг, забрать титул – безумное решение».

- Я согласен. Вот что они будут со мной делать через четыре с половиной года? Я встану на ноги. Посмотрите, где сейчас 2685? Какой номер в рейтинг-листе?

- 47-й.

- Да, и что они со мной будут делать? Я-то буду раздавать рейтинг налево и направо, это мне совершенно ясно.

- Таким образом, вы только что заявили, что будете продолжать играть.

- Я вызову Алексея на матч в классику! Пусть хоть родной человек получит… В общем, я считаю ненормальным, что они оставили рейтинг. Потому что рейтинг – это мерило. Из-за рейтинга и начались все эти интернетовские… сначала сплетни, потом уже агрессивная риторика, а в конце это вызвало помутнение мозга у вашего собеседника. Вкупе с другими факторами.

Да, у меня была безумная идея набрать 2700, я честно скажу. Играя в откровенно слабых турнирах. Но я уже понял, что не могу продолжать играть нормально...

Спасибо большое за эти два вечера. Мне действительно удалось сказать много того, что я бы говорил только друзьям. Сегодня я сказал это всей русскоязычной аудитории.

- Напоследок я рискну предложить вам сказать ещё что-то в режиме блица. Вопросы серьёзные, но отвечать на них желательно коротко.


  


Комментарии

Между прочим,есть такой

Между прочим,есть такой человек,который комментирует футбольные матчи,в первую очередь чемпионат Англии,под фамилией Елагин,и при этом работает в театре "У Никитских ворот"
под фамилией Масалов.Чего бы не распространить этот опыт,работая в разных ипостасях под разными фамилиями?

Впечатление таково, что в

Впечатление таково, что в Валке один из участников воспользовался возможностью избавиться от другого

Насколько интересный,

Насколько интересный, творческий, самобытный, необычный был когда-то шахматист и человек. Был...

От феерий в черном драконе и рубки с Дреевым под занавес командного ЧМ-93 - к "Луганской народной республике" и картинкам с айфона в сортире.

До какого убожества можно опуститься, Горацио!.. :(

Когда позволит здоровье,

Когда позволит здоровье, Игорю стоит подумать о репатриации на географическую родину. В, так сказать, свободную республику. Там отсутствуют законы и плевать хотели на санкции. Там есть гроссмэйстер Пилавов, кузен луганского "народного мэра" (первого взяточника и вора с 2010 года), там будут и турниры, где можно играть без оглядки на все запреты.

И любимое дело - не табу, и вокруг - все свои. No-lose situation.

P. S. Кейт Аркелл - весьма известный шахматист из поколения Шорта. Бывший муж гроссмейстера Сьюзен Аркелл, памятной многим под позднейшей фамилией Лалич. Не все следят за шахматами 35 лет :)

Долго был международным мастером. Повысился в звании довольно зрелым человеком. Если не путаю, по главной профессии он - журналист.

Я пока не выслушал интервью

Я пока не выслушал интервью до конца, так как мне было неприятно. Господин Касими/Раусис нелепо врет. В статье на сайте «chess.com» он про эти две другие партии сказал столько глупостей, что из каких-то шести предложений трудно было найти одно верное. А тут он продолжает врать.
Во первых, во время нашей партии из 2014 года я вел себя абсолютно безупречно, хотя после появления телефона дрожал от злости, что мне совсем не свойственно. Я во время этой партии ни разу не обратился к судье, однако гм Раусис вряд ли мог знать истину, поскольку провел как минимум пол часа вне игрового зала. Учитывая, что на подии игрались всего две партии, судья вряд ли мог этого не заметить. Я себя вел предельно корректно.
Во вторых, в 2015 году я не ухаживал за гм Раусисом в туалет. Во время всего турнира я был в туалете 10 раз, причем в том числе два раза гм Раусис запирался в кабинке, хотя там почти никого не было. (Второй раз - в последнем туре.) Да, перед контролем я пошёл в туалет и тогда уже подозревал его, но мне надо было пойти туда. Он не может об этом знать, поскольку заперся в кабинке. Я вообще-то ухожу туда предпочтительно тогда, когда мне не угрожает потеря времени.
Кроме того, гм Раусис уже до того часто уходил и качество его игры расло. Именно после этой не-встречи в туалете я обратился к судье с подозрением в читерстве, причем сделал так первый раз в жизни. (В тридцать лет.)
В третьих, я по настоящему озвучил эти подозрения среди сборников и представителей федерации только в 2017 или 2018 году, когда гм Раусис уже должен был сидеть в отставке за повторное читерство. Разумеется, что за его действия до того не отвечаю я, а он сам. (Да, были еще два личных разговора в 2014 и 2017 годах, а я просил этих людей не говорить об этом вслух, присем у меня нет оснований думать, что они не прислушались к моей просьбе. Кстати, тогда я не убедил никого, да и не пытался, так как я сам сомневался.)
А когда я написал сборникам, некоторые так уже сами думали. Да и все дело началось не с моей подачи, так как до того нашим рукоаодителям о своих подозрениях сказал кто-то другой.
В четвертых, в интернете эту тему открыл совсем не я, а другой гроссмейстер. Я публично высказалься только где-то в январе 2019 года, когда молодой гроссмейстер высказался очень резко и один из его опонентов нелепо обвинил чуть ли не всю чешскую сборную. До того я на эту тему публично не высказывался вообще.
В пятых, я в интернете не обвинил гм Раусиса, а только написал что-то типа «есть реальные/серьёзные доводы для подозрений.» Оказалось, что я был прав. Тем не менее, многие посетители сайта начали критиковать именно меня, что не улучшило мое настроение и, быть может, способствовало моему рейтинговому падению в то время. В Чехии все знают, что это произошло позднее 2017 года.
Если очень хотелось бы, я мог бы эту статью выискать, хотя желания у меня нет.
В шестых, эта проверка на чешской лиге была фарсом. Последних три тура проводила команда гм Раусиса, причем было ясно, что его проверят. В пятницу так не сделали и шла жеребьевка. В субботу только объявили, что жребий определил гм Раусиса и его соперника.
Еще скажу, что из двух руководителей команды гм Раусиса один (Павел Б.) в связи с аферой вел себя вполне прилично, а высказывания другого (давайте назовем его в этой статье Петром) вызывают вопросы.
Многие думают, что гм Раусис признался и раскаивается, а на самом деле он продолжает нелепо врать про эту тему.
Думаю, что не надо добавлять больше.

Давид, я хоть и играл в

Давид, я хоть и играл в Чешской лиге все эти годы но за ситуацией не следил. Говорил с Конопкой в 2017 году, но этого мало. Ты, конечно, знаешь больше, спорить не буду.
Но у меня простой вопрос из другой оперы - ты уверен, что справедливо было наказывать Игоря на 6 лет, зная глобальную ситуацию с читерством в шахматах?

Вопрос простой, ответ

Вопрос простой, ответ сложный.
Во первых, я не знаю, во скольких случаях гм Раусис пользовался подсказками компьютера, но отнюдь не верю, что дело ограничивается тремя партиями. Даже из интервью мм Касими для chess.com более - менее следует другое.
Во вторых, вряд ли кто-то знает глобальную ситуацию с читерством в шахматах. Есть оптимисты, есть пессимисты, я в своих оценках нахожусь где-то в середине. Чья оценка актуального положения наиболее точна - не знаю. В турнирах, где играю, я много подозрительного не замечал, но есть и другие турниры и другие взгляды.
На мой взгляд, шесть лет - адекватное наказание. Не понимаю, зачем надо было отнимать гм Раусису гроссмейстерское звание, я вместо того попытался бы отнять тренерское или судейское. Полагаю, что тут моя идея противоречит правилам.
А говоря это, я добавлю, что наказания во многих случаях читерства считаю слишком мягкими, как в случае австрийского мальчика, дисквалифицированного на полгода. Жаль, что в некоторых очень сомнительных случаях не удавалось дисквалифицировать игроков, пойманных с мобильником, не удалось дисквалифицировать вообще, хотя они во время партии пользовались электронными устройствами. Вот тут, намой взгляд, стоило бы изменить легислативу. Раз кто-то во время партии прячет телефон в туалете или вносит его в игровой зал и отказывается его показать судьям, это, на мой взгляд, уже повод для наказания, особенно если игает неожиданно сильно.

Знаешь, Давид, я думаю не

Знаешь, Давид, я думаю не ошибусь, если скажу, что хоть в случае Раусиса я могу знать меньше твоего, но о других случаях знаю намного больше. Потому что реально слежу, в отличие от тебя. И я уверен, что есть очень много случаев не только читерства, но и его прикрытия, а тут уже задействовано огромное количество людей и организаций.
Ты вроде бы изучал логику в ВУЗе, посуди сам, если такое количество забаненных на чесскоме, то что может остановить этих же людей от читерства наяву? Уж точно не совесть.
Я тоже играл с телефонистами. Забавно, что одна из таких партий есть в базе с неправильным текстом. Во время партии подходили, пытались наладить трансляцию, я их послал лесом, вот партия так и осталась с неправильными ходами. А соперник всё время пропадал, но играл довольно неплохо, пока цейтнот не начался. Думаю, что всё же телефонист, хотя была бы трансляция в порядке, кто знает, не играл ли бы он ещё сильнее.
Ладно, тему пора закрывать. Помню, когда я в августе написал про панну Ващук, а в сентябре понимал, что мне будет не до интернет общения, больше месяца шли турнир за турниром, мне было интересно, произойдёт ли за этот месяц хоть что-то в плане античитинга? Да будет ли хотя бы какая-то официальная резолюция по истории Ващук от польской федерации или ФИДЕ? Почему-то был уверен, месяц пройдёт, и ничего не будет. Сутовский занят днями рождения и ЧГК. Жаль, я ни с кем не поспорил. Но тут Игорь Касими поехал в Валку мимо моего дома, и понеслась. :)

Здравствуйте,

Здравствуйте, Алексей!
Согласен, что многие турниры в интернете довольно опасны, поэтому я там в массовых соревнованиях совсем не участвую. (За одним исключением.)
На мой взгляд, разница между читерством в интернете и читерстаом вживую похожа на разницу между взятием потерянного кошелка при отсутствии свидетелей и его воровством из чужого кармана. Сравнение нелепое, но думаю, что довольно меткое. Полагаю, что в обоих случаях на глазах так поступило бы в разы меньше людей. И соглашусь, что дело тут не в совести. Я точно не стану защищать госпожу Ващук, как и многих других. Я, кстати, в 2018 году и высказался на сайте, когда один чешский игрок с рейтингом в районе 2400 не был дисквалифицирован за мобильник в туалете. (Интервью «Подозрения были и есть».)
Даже допускаю, что мне не стоило высказываться по поводу турнира в Валке, а на интервью мм Касими я отозвался не зря, там слишком много неправильного. Начало моих обвинений в 2017 или 2018 году (не помню точно), как и мое первое публичное выступление в сети в 2019 году - сравнительно легко доказуемые факты. (Обращение к судье по ходу партии из 2015 года не было обвинением, а в 2014 году я к судье не обращался вообще.) Их достаточно, чтобы рушилась вся конструкция мм Касими насчет того, что он читерил, поскольку я его публично обвинил.
Я понимаю, что он был Вашим тренером и что был способным тренером, несмотря на все. Понимаю и Ваше желание помочь бывшему тренеру, а думаю, что нам всем было бы лучше, если он перестал бы публично распространять неверные информации.
А насчет того, что надо наказывать всех читеров, мы сойдемся во мнениях.

Гроссмейстер Широв,

Гроссмейстер Широв, шахматист, безусловно, выдающийся,но как-то уж очень предсказуем по-человечески. Всегда, успешно избегая когнитивного диссонанса, поддержит приятелей, даже если от приятелей-Раусиса ли, Соложенкина ли-за версту гнильцой несёт. Да вообще-то Расиуса простить давно надо, он шахматы любит и жить без них не может, как Джек-потрошитель без женщин.

Fel, безотносительно позиции

Fel, безотносительно позиции Широва - не мешайте всё в одну кучу. Евгений Соложенкин вообще-то пострадал как борец за справедливость, в противоположность Раусису. Или в вашей системе ценностей борьба за справедливость приравнивается к читерству? Игорю Раусису же, применительно ко всем его аферам, а не только к данной ситуации, хотел бы задать короткий вопрос (но получить искренний ответ): зачем?

Андрей, если Вы считаете

Андрей, если Вы считаете махрового антисемита "борцом за справедливость", то проблемы с системой ценностей скорее у Вас, чем у меня.

А в вашей системе ценностей,

А в вашей системе ценностей, может быть, любые "семиты" по умолчанию ценнее, чем не-семиты, не говоря уже об антисемитах? Вне зависимости от конкретных ситуаций и поступков?

"А в вашей системе ценностей,

"А в вашей системе ценностей, может быть, любые "семиты" по умолчанию ценнее, чем не-семиты..." Андрей, подумайте на досуге, почему бы в любой нормальной стране подобное ни на чём особое утверждение рассматривалось бы антисемитским и почему такое предположение глубоко меня оскорбило и я потерял к Вам всё уважение, которое искренне имел...И также почему в приличном обществе нельзя сравнивать семитов (этническая группа) и антисемитов... Я же не обращаюсь с такими вопросами к Салову-я обращаюсь к Вам. Впрочем, слава Богу, с логикой у вас всё в порядке: конечно, почему бы мне не поддержать семитов Бибисару и её маму. "Вне зависимости от конкретных ситуаций и поступков?" Каких конкретных ситуаций и поступков? Вам посчастливось сидеть внутри унитаза и слышать всё собственными ушами? Или это классическая ситуация на тему "он сказал"-"она сказала" и ни я, ни вы не знаем, кто врёт, а кто-нет? Или Вас удивляет, что человек, известный всему шахматному Питеру своим антисемитизмом, верой в теории заговоров и скандальностью действительно не является для меня особо надёжным источником информации?

Я достаточно много времени

Я достаточно много времени посвятил анализу той ситуации, чтобы составить собственное мнение, которое на данный момент не изменилось. Никакого отношения к семитизму, антисемитизму или какому-то другому "изму" это не имеет. А вот навешивать ярлыки, игнорируя факты - это в "нормальных странах" сегодня поощряется, я заметил. Достаточно почитать, что "нормальные СМИ" в "нормальных странах" лепят про Трампа, или про тех, кто на основании объективных данных сравнивает ковид с сезонным гриппом и оспаривает достоинства намордников, или как валят вообще всё на Путина, но в упор не замечают коммунистический Китай. А кто, кстати, вас уполномочил говорить за весь шахматный Питер? И вообще, представиться не желаете? Может, мне ваше уважение не очень-то нужно.

К сожалению для себя,

К сожалению для себя, господин Соложенкин (#великиймастер (с) класса "таких, как я, - больше тысячи) своими подозрениями, обвинениями, жалобами, гипотезами, прочей бредятиной самодискредитировался до такой степени, что... Что теперь любое высказывание из его уст либо из-под его великомастерских пальцев автоматически ставится под знак вопроса. И не может считаться правдой до получения неоспоримых подтверждений.

Хотя каждый, конечно, волен решать за себя и заявлять "верю" или "не верю" на основе собственных впечатлений. И, понятное дело, многие верят.

Внимает ведь мудрый народ сыну Рудольфа, супруге Кеосаяна, Диме Желатину и всяким интернет-героям вроде Анатолия Шария. Кого-кого, но этой публики великий мастер Соложенкин точно безобиднее. А в части подлости так и вовсе не конкурент. Он обвиняет, подозревает и разоблачает заговоры искренне, а не за баксы, тачки, дачки. Хотя (это всего лишь предположение) вряд ли возражал бы поменяться с кем-то из них местами.

Я ранее приводил аргументы,

Я ранее приводил аргументы, почему считаю наказание Соложенкина несправедливым. Последующие события (один из примеров я привел рядом) меня отнюдь не разубедили. Можете поднять эти статьи и комменты в гугле - повторяться нет ни охоты, ни времени. Что касается шахматного уровня, то он к моральным качествам человека не имеет никакого отношения, да и с общим интеллектом отнюдь не всегда коррелирует. Я сам, если на то пошло, уже довольно слабый гроссмейстер. Кстати, успехов, как у Соложенкина (двукратный чемпион Питера) у меня никогда не было. Правда, рейтинг-рекорд выше. Ну и что? Опять же, всё это ни о чем в данном случае не говорит. Политических же и других мотивов, влияющих, как мне кажется, на ваши, Lucullus, характеристики, касаться сейчас не хочу.

"И вообще, представиться не

"И вообще, представиться не желаете? Может, мне ваше уважение не очень-то нужно".

Нужно!
Я знаю, кто такой Fel, и вам, Андрей, eгo и людей, подобных ему, уважение, поверьте, нужно. А иначе зачем оно вообще нужно, это уважение.

Вот пускай и представится

Вот пускай и представится тогда. Я пишу под реальным именем.

Не хочет Fel представляться -

Не хочет Fel представляться - считает, видимо, что недостойны мы знать его реальное имя. А по поводу якобы "уважения" - фраза об унитазе говорит сама за себя. После такого можно уже ничего не писать. Ну и ладно, невелика потеря. Мне как периодически занимающемуся переводами и так хватает false friends.

//считает, видимо, что

//считает, видимо, что недостойны мы знать его реальное имя//

На мой взгляд, уважаемый Андрей, это скорее хороший признак. Упрямое нежелание Фела представиться нам говорит о том, что нет в нем слепой гендерно-пролетарской и парамасонской веры в благодатность планетарного концлагеря Освенцим – а тем более, в такой идиотизированной и нелепо-извращенной форме, в какой она доминирует в головах, например, у Найджела Шорта, у Якоба Огарда или Питера Хайне-Нильсена.

Фел не верит в царство антихриста, не верит в "благословения высшей матери бины", не верит в эффективность куроверчения – и вот это отсутствие в нем безоглядной веры в полную безнаказанность строителей коммунизма ("царства будущего века") порождает в нем если не страх, то, по крайней мере, кое-какие мысли о личной ответственности и о неминуемости расплаты за три русских мегахолокоста.

А такие мысли у наших псевдо-семитских и контрафактно-израильских друзей мы можем только приветствовать. Их появление - это доброе предзнаменование.

Справедливость антисемита и

Справедливость антисемита и кляузника Соложенкина (в очень, очень далеком прошлом - одаренного шахматиста, но когда это было и до чего же скоро поросло быльём...) является таковой только в его "воображении с особыми потребностями".

Шахматную силу и способности Бибисары доказали как дальнейшие турнирные успехи, так и уверенная прошлогодняя победа над ровесницей и визави - Елизаветой Евгеньевной Соложенкиной. Исключительная принципиальность партии, связанное с ней особое внимание заинтересованных сторон и судейского корпуса вряд ли оставляли казахской шахматистке какие-либо закоулки для читерства.

А ведь Лиза, в свою очередь, отнюдь не лишена таланта. Ничья (черными!) с самим Иванчуком при очень достойной игре - явное тому подтверждение. Но тем ценнее недавний успех Бибисары, обыгравшей дочь Соложенкина почти без борьбы, и тем абсурднее выглядят обвинения, на которых до сих пор настаивает отец.

Временами создается впечатление, что господин Соложенкин, как в свое время господин Гуфельд, любит не столько шахматы, сколько в шахматах себя.
И за доской он гениален (мерзкий режим раскрыться не дал!), и как тренер бесценен (здесь, правда, не дошло до ломоносовско-державинской лести от Фишера), и правду рубит без пощады, за что все время страдает.

Гроссмейстер Раусис, в отличие от коллеги, действительно любит шахматы. Но, скорее всего, нуждается не столько в "дисквале", сколько в качественном и срочном вмешательстве психоневрологов и психоаналитиков. Нервная истощенность организма, на взгляд бывшего дефектолога, достаточно очевидна. Есть надежда, что психиатры Игорю пока без надобности.

Шахматную гениальность

Шахматную гениальность Бибисары замечательно доказал турнир с нормой МГ в Венгрии (уже после Уругвая), где она набрала 1,5 из 9, проиграв семь партий подряд средним соперникам.

Разве мною было сказано

Разве мною было сказано "гениальность"?

Девочка пионерского возраста набирает "минус шесть" в заурядном, но каком-никаком гроссмейстерском турнире мужиков. Никогда бы не подумал, что событие - из ряда вон... И разве эти "минус шесть" в условиях, где электронной безопасности наверняка уделяли меньше внимания по сравнению с юниорским ЧМ, - не заслуживают зваться косвенным подтверждением самостоятельности шахматного творчества?

Да причем здесь результат

Да причем здесь результат Бибисары? Этого Соложенкина обуревала зависть (или, как у вас там говорят - "жаба душила") ещё с тех пор, когда Бибисара получила квартиру в Москве.
Вся эта история от начала и до конца была выдумана завистливым Соложенкиным. Я только не понимаю, зачем он вовлёк бедную Лизу.
Я тут почитал, что писал Соложенкин. Он не просто антисемит, он - законченный подонок и негодяй. Это только г-н Широв может с ним общаться, но у Широва сейчас жизненный кризис, и это уже не тот Широв, который был раньше и к которому мы привыкли.

Яков, хоть я и не адвокат

Яков, хоть я и не адвокат Соложенкина, но, по-моему, вы забываетесь. Не будучи знакомым с человеком лично, вы называете его последними словами и выдвигаете абсурдные, заведомо бездоказательные обвинения в сознательном подлоге. Вам не нравится человек - ваше право, но значит ли это, что можно публично наговаривать на него и поливать грязью? Что там говорят об этом американские законы? Я напоследок замечу, что жильё в нынешней Москве без права сдачи или продажи - это повод скорее для скорби, чем для радости или зависти :) Век бы её не видать, эту Москву.

Мне проще - с первого приезда

Мне проще - с первого приезда понял, что М-ва - не мой город. И спокойно обхожусь без нее всю жизнь.

Aндрей, я никогда не

Aндрей, я никогда не забываюсь в отношении таких личностей как Соложенкин. Я ни секунды не сомневаюсь, что был подлог. Даже самый "справедливый" российский суд это подтвердил. Обыкновенная зависть неудачника. Американские законы говорят, что антисемитам, подобным Соложенкину, не должно быть места в цивилизованном обществе. Сразу видно, что вы не видели, какими перлами награждал меня сей индивидуум на Facebook.

//антисемитам, подобным

//антисемитам, подобным Соложенкину...//

Нет таких антисемитов. Не бывает.

Тупость народа меня, конечно,

Тупость народа меня, конечно, поражает. Я вроде бы уже давно веду конкретную борьбу с абсолютной профнепригодностью Фиде, точнее Сутовского и ко. И да, для меня это часть профнепригодности, когда одних читеров прикрывают, причём иногда, возможно, даже преднамеренно, а другим дают 6 лет, мол, посмотрите, какие мы "профессионалы" в борьбе со злом.
Ну и для кучи, я обращался непосредственно к своему одноклубнику, с остальными обсуждать тему нет большого желания. В смысле, тему прошлого. По Валке в субботу у меня отдельное мнение, но к тому, что я написал на фб, пока особенно нечего добавить.
И глупо сюда же примешивать Уругвай 2017. Я там не был, но у меня нет никаких оснований не верить конкретному свидетельству. И согласитесь, что если всё же всё так и было, то это меняет версию "какие плохие Соложенкины".

"Тупость народа меня,

"Тупость народа меня, конечно, поражает." Как здорово, дорогой Алексей, что с Вашей недосягаемой высоты Вас ещё может что-то поразить. От лица всего народа приношу искреннее извинение за нашу тупость. "Ну и для кучи, я обращался непосредственно к своему одноклубнику, с остальными обсуждать тему нет большого желания." В таком случае, в соответствии с неписанными правилами приличного поведения в виртуальном пространстве, вместо "а я не с вами разговариваю" вы в личку писать не пробовали? Впрочем, даже гениям иногда не приходят в голову простые решения. " Я вроде бы уже давно веду конкретную борьбу с абсолютной профнепригодностью Фиде, точнее Сутовского и ко. И да, для меня это часть профнепригодности, когда одних читеров прикрывают, причём иногда, возможно, даже преднамеренно, а другим дают 6 лет, мол, посмотрите, какие мы "профессионалы" в борьбе со злом." Так вы же, Алексей, всему прогрессивному человечеству известны как борец за справедливость, хоть в шахматах, хоть в политике. Только с такой несправедливостью можно воевать двумя путями: либо добиваться наказания для всех читеров, либо добиваться прощения для всех читеров. И, на мой взгляд, если вы боритесь против того, чтобы "читеров выгораживали"-то честь вам и хвала, а если вы боритесь за то, чтобы скосили срок приятелю, на котором пробу негде ставить-то это уже дурно пахнет.

Уругвай-2017, возможно, глупо

Уругвай-2017, возможно, глупо примешивать к Раусису, но точно не к тезису "Соложенкин - искатель справедливости, пострадавший за свою борьбу".

Верить или не верить конкретному свидетельству - личный свободный выбор каждого гражданина. В том случае основания верить либо не верить - как минимум равновеликие.

1. Аудио либо видеозаписи скандального инцидента не существует и объективно не может существовать. Отдадим себе в этом отчет.

2.Игра Бибисары в чемпионате была далека от безупречной. Иные погрешности мог фиксировать даже я - давно завязавший любитель, ни разу не загружавший на свой компьютер шахматные программы.

3. Налицо личные мотивы г-на Соложенкина. В частности, зависть к турнирному успеху чужой, а не собственной дочери, приглашенной к тому же в Россию из сопредельного государства, и досада за недостаточность своих тренерских усилий.

Что важно: эта самая зависть была присуща Евгению за много лет до Уругвая. В открытом доступе пребывают его рассказы о препятствиях, засадах и рогатках, систематически воздвигавшихся перед ним чуть не с доперестроечных времен. О таком же вредительстве повествовал в начале девяностых абсолютно "системный", вполне лояльный к государственной (советской) власти гроссмейстер Гуфельд, объективно более значимый как игрок, тренер и теоретик.

4. Первая после Уругвая личная встреча Лизы с Бибисарой завершилась поражением первой - и не цейтнотным зевком, а фактически невыходом из дебюта.

Согласитесь, уважаемый Алексей, что вне всяких уругвайских обстоятельств неоспоримыми фактами останутся:

а) дремучий антисемитизм гроссмейстера Соложенкина;
б) его зависть к чужим успехам;
в) происходящая из пункта "б" глубокая обида на власть, даром что эту самую власть он поддерживает на чуровские 146%;
г) его склонность к жалобам, что также случалось задолго до конфликта между девочками.

Напоследок поклянусь под присягой, что Лизе Соложенкиной не адресуется ни одна из претензий. Дети за родителей не в ответе.

//глубокая обида на власть,

//глубокая обида на власть, даром что эту самую власть он поддерживает//

Действительно, Е. Соложенкинд не только поддерживает мизантропическую власть, но обласкан раввинатом, выдвинут на управленческие посты и награжден медалью. А ныне, после своего участия в "сионистских" мистериях Биби и Сары Нетаньяху, наверняка рассчитывает и на более солидную мзду.

А вот называть его "антисемитом", хотя бы даже и "дремучим", нет никаких оснований. Лучше в данном случае говорить о дремучем хамитизме гроссмейстера Соложенкинда. И об имитации им борьбы с самим собой.

Давид, Вы написали о лжи с

Давид, Вы написали о лжи с моей стороны.
Перед этим по ситуации в Валке Вы обвинили меня помимо лжи ещё и в подлоге ( лживая федерация, осознанно неправильное написание новой фамилии и личных данных - год рождения)
Отвечу: Кассими ( с двумя « с» прозвучало в посте гм Нейкшанса - полагаю, это была описка, но точнее он Вам ответит сам.
В турнирном файле ( Chess- results) напротив моей фамилии в списке первоначально стояла Эстония (EST). Заметьте: я не заполнял никакого формуляра, их просто не было - во время регистрации на турнир по прибытию я сказал, что живу в Риге и попросил убрать EST.
Уже по возращению домой, тем же вечером, я увидел, что вместо EST стоит LAT, то же самое касается года рождения. Мой национальный документ организатор видел, но, очевидно, не придал значения деталям какое придаёте им Вы.
Так что обращайтесь по адресу и не обвиняйте меня во лжи, там где её нет.
Далее по делам лет минувших: по Вашим комментариям здесь и на форуме Вашего клуба к нашей первой партии ( Острава) Вы утверждаете, что обвинений в мой адрес не было.
Это игра слов: прямых обвинений не было, но были намёки и высказывались подозрения - Вы прекрасно знаете, что Ваши глубокие анализы партий читаются и Ваши подозрения принимаются всерьёз ( как минимум на территории Чехии и Словакии ) и я хорошо помню, какие страсти разыгрались тогда на странице Вашего клуба.
Учитывая Вашу превосходную память и любовь анализиривать детали, полагаю, Вы в курсе о чём я говорю.
По партии из национального чемпионата в которой я использовал ПО разве не Вы сами тогда писали, что слушали за мной в туалете - а теперь говорите, что были там до меня, и вообще превратили Ваш комментарий в фарс, указывая очередность и продолжительность Ваших походов в туалет.
Да, Вы не написали тогда заявление судье, но при этом распространили эту информацию в Федерации, а гм Янса и мм Конопка уже действовали более конкретно (или я должен здесь приложить письма которые я получил от них тогда).
Будучи лидером национальной сборной, Вы знали, что Ваши слова будут услышаны всеми.
Тем не менее я высоко ценю Ваш шахматный талант и приношу здесь мои глубокие извинения за содеянное в Хавличковом Броде на чемпионате ЧР.
Всё ещё с уважением, мм Раусис (как я значусь на сайте ФИДЕ) или, если Вам угодно, Касими (но тогда уже без мм).
Я также не понимаю, зачем Вы хватаетесь за титул , в любом случае при жеребьёвке, как без рейтинговый, я бы оказался на том же месте в стартовом листе.
А теперь, извините, я поиграю в Вашу игру "правды и лжи" - - ниже отрывки из Ваших последних высказываний на форуме клуба и мои ремарки в скобках

11.10.2020 06:11 | Дaвид Навара
Со сменой имени мистер Раусис, кажется, постарел на год. Изначально год рождения был 1961, но по новому удостоверению личности - 1960 год . (Вы его видели, мой удостоверение личности? а гм Нейкшанс и организатор: видели) Там упоминается Касими, а в статье - Кассими (ну так и спрашивайте с того, кто писал пасквиль, статьёй я бы не стал это называть)
12.10.2020 05:58 | Дaвид Навара
Мистер Раусис переместился с 900-го места в рейтинг примерно на 40-е, прежде чем он был пойман в последней игре (где же Ваша скурпулёзная точность, г-н Навара, когда это я был на 900 и когда на 40?). Конечно, он игрок уровня гроссмейстера, но такой взлет в возрасте, когда большинство профессионалов достигли пика своей карьеры, действительно крайне необычен. Вы думаете, он действительно обманул только в одной игре? Хотя, согласно отчету ФИДЕ от 5 декабря 2019 года, он признал компьютерное мошенничество в трех играх (логика в последних двух предложениях не сильно прослеживается, несмотря на то, что логика - Ваша университетская специализация) И все же в последующих интервью он выражался так, как будто это всего лишь один случай (где это я такое утверждал? ) И при этом где-то (где пожалуйста?) указал, что это зависимость от мобильного телефона (или от другой технологии (очень интересно, что ж я тогда с телефоном подставился?) И если бы он несколько раз публично запутал или солгал, разве не могло бы быть больше случаев, как показывает статистика профессора Ригана? (а Вы видели выкладки профессора Ригана, пан Навара?) Я считаю, что такие слова, как «хороший» и «плохой», имеют значение, что правда существует, имеет ценность и отличается от лжи. (а вот в этом месте просто обязан с Вами согласиться!) И когда я чего-то жду от других, я предъявляю аналогичные требования к себе.( отлично сказано: взял на заметку пан Навара!) И, конечно, я тоже делаю ошибки, но обычно я готов признать это и извиниться за это. Если бы мистер Раусис играл в том любительском турнире с ведома организаторов и имел правильный год рождения, это было бы что-то другое. Гроссмейстер Широв резонно отмечает, что данные о федерации и недостающем звании могли быть внесены в систему шахматных результатов организаторами, но я сильно сомневаюсь, что они сами допустят ошибку в году, хотя это, конечно, возможно.( последние два предложения явно написаны экспертом логики)

 

Здравствуйте! Прежде всего

Здравствуйте!
Прежде всего замечу, что 12 октября я написал реакцию на другой комментарий на чешском сайте. Сайт больше не является сайтом моего клуба, хотя из возник из него. Раньше он был Новоборским шахматным сервером, а теперь это «Новый шахматный сервер». Увы, качество дискуссий в связи с с изменением не улучшилось.
Про правду я писал в реакции на прежний комментарий и даже на более давные комментарии данного пользователя.
На этом сайте, кстати, не так уж легко начать предложение на новой строке, у меня без какого-то тэга не получается. Вот потому текст настолько хаотичен.
Во-вторых, Ваш перевод несколько неудачен. Я Вас не обвинял в использовании неверно написанной фамилии, а ставил под вопрос, можно ли верить карте участника. Разницу между Касими и Кассими я привел в качестве примера, а в данном посте в ней никого не обвинял. Я Вас никогда не обвинял в использовании неверной версии фамилии, а думаю, что соперники должны были знать, что встречаются с игорком с международным званием.
В-третих, я написал, что Вы попали примерно ("zhruba") из 900-го места примерно на 40-е. Прошу не коверкать мою цитацию. Не вижу смысла искать, были ли Вы с рейтингом ниже 2500 на восьмисотой, или на тысячной строчке.
Помимо того, в последнем упомянутом предложении я написал, что сильно сомневаюсь в том, что организаторы сами от себя перепутали бы год (рождения).
Я полагал, что данные им сообщают игроки.
Что касается разницы между одной и тремя партиями, я намекал на два интервью, которых Вы дали крупным чешским СМИ. Эти интервью появились 19 декабря 2019 и 10 сентября. Вы там говорили про случай читерства в Страссбурге, где Вы плохо себя чувствовали, а о других двух случаях там не было ни слова. Допускаю, что Вы там могли и не врать, а у слушателей или читателей на основе этих разговоров вполне могла сложиться ошибочная картина. Даже многие люди из шахматного мира об эти других двух признанных случаях читерства не знали.
Насчет зависимости от телефона я мог ошибиться. Это прозвучало в высказывании гм Азмаипарашвили. Выкладки профессора Ригена я видел, хоть и не Ваши личные, а систему показателей на примере беспроблемного турнира. Разбираюсь в ней далеко не полностью, а кое-что понимаю. У меня есть его майл и если сочту это нужным, что весьма маловероятно, то могу ему написать.
Это не имеет значения, поскольку я написал про резонные подозрения в 2019 году, давно после вашего повторного читерства. (И лично не думаю, что дело ограничивается упомянутыми в рапорте ФИДЕ случаями.)

если Вы себе не врёте, тогда

если Вы себе не врёте, тогда нет смысла кому-то что-то объяснять! тогда вы сохраняете самоуважение и уважение адекватных людей. к сожалению, таких становится всё меньше и меньше не только в шахматах. принципиально есть в первую очередь человеческие приоритеты. если они игнорируются - тут уже медицина бессильна! такова сущность бытия! мы люди и поэтому не должны лгать! в противном случае, повторюсь, медицина бессильна!

Смотрите также...

  • Встречаются Илюмжинов и Полсон.
    – О! Боже мой, Боже мой, кого я вижу, какой человек! Очень рад вас видеть.
    – И я очень рад.
    – И я очень рад вас видеть.
    – И я очень рад.
    – И я вас…
    – И я вас…
    – И я…
    – И я…
    – Очень рад.
    – Очень рад.
    – Вы надолго к нам?

  • Е.СУРОВ: Сергей Карякин, Вейк-ан-Зее, первое очко... И первый вопрос: как вы это очко завоевали? Расскажите о сегодняшней партии с Люком ван Вели.

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Москва, вечер пятницы. Конец 12-го тура соревнования претендентов.

    М.МАНАКОВА: ...А как оцените эндшпиль Свидлер – Гири?

    В.ТОПАЛОВ: Я думаю, ничья, конечно.

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну конечно. У Гири там опять был солидный перевес, но он, как всегда начал всё упрощать, меняться.

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.