Б и Ч

Время публикации: 27.08.2020 00:54 | Последнее обновление: 27.08.2020 02:02

Увидев столь странное название, вы, возможно, спросили себя – что это за слова такие спрятал автор за заглавными буквами. На самом деле ничего предосудительного ни в «Б», ни тем более в «Ч» нет. Буквы означают просто «Белые» и «Черные». Хотя речь пойдет о шахматах, береженого бог бережет: одно неаккуратное слово – и тебя объявят шовинистом, а то и расистом.

В марте 2019 года Магнус Карлсен и Аниш Гири сыграли показательную партию, где первый ход сделали черные. Акция были приурочена к Всемирному дню борьбы с расизмом, и, комментируя ее, чемпион мира сказал: «Мы не можем изменить правила игры. Но мы можем инициировать дискуссию о равенстве. Я взял себе за правило никогда не говорить о расизме и политике, но нарушу его, чтобы отправить послание всем, кто считает, что цвет должен давать преимущество в шахматах или в жизни».

Очень жаль, что Карлсен отошел от своих принципов: если чемпион мира уж решил высказаться о политике, значительно актуальнее было бы уделить внимание действительно существующим проблемам. Недопущению израильских шахматистов на чемпионаты мира по рапиду и блице в Саудовской Аравии, к примеру, или отказу играть с израильтянами в международных турнирах иранскими шахматистами. Да мало ли еще какие проблемы существуют в шахматах, даже если они попадают в них рикошетом из политики, присутствующей сегодня во всём.

Комментируя акцию в Осло, журналисты и шахматные историки вспомнили, что в далеком прошлом поля на доске были одинакового цвета, а когда в Средневековье игра появилась в Европе, расцветка доски не несла в себе, понятно, никакой расистской коннотации. Что касается цвета фигур, в Соединенных Штатах существовали клубы, где играли не черными, а красными фигурами, но ни с какой-либо дискриминацией индейцев это тоже не связывалось.

Право первого хода было окончательно закреплено за белыми только полтора столетия назад. До этого партии начинали попеременно: когда белые, когда черные. В 1824 году мало кому известный немецкий шахматист Хорни (Horny) заявил, правда, что именно черным, по его мнению, должно принадлежать право первого хода. Чем он руководствовался, можно только гадать, но если следовать модной сегодня терминологии, именно Хорни был в шахматах самым первым антирасистом, даже если сам он и не предполагал о такой интерпретации своего предложения.

В 1880 году было окончательно решено, что в шахматах первый ход всегда делают белые. Это был произвольный выбор, сделанный для удобства игроков, создания общих правил и стандартизации всех сыгранных партий. С тех пор сложившееся исторически правило так и осталось в шахматах, и до недавнего времени никому в голову не приходило видеть в нем что-то предосудительное, тем более искать  какую-то расистскую подоплеку.

Акция Карлсена и Гири собрала в виртуальном пространстве сотни неоднозначных откликов. Кто-то действительно возмущался «дискриминационными» правилами игры, в которой всегда начинают белые. Другие, мгновенно перейдя от шахмат к популярной сегодня теме, тут же переключались на дискриминацию и расизм в обществе.

Но кое-кто писал о том, что проблема расизма в шахматах притянута за уши. «Честно говоря, в мире столько реальных проблем, что меня раздражает, когда люди выдумывают несуществующие», - заметил один пользователь, и с ним трудно не согласиться. Поэтому общие слова о том, что в шахматах тоже надо бороться с дискриминацией, повисли в воздухе.

На сайте Chess-News уже шла речь о недавнем расследовании Австралийской радиокомпании ABC, поначалу решившей выяснить, почему это белые всегда начинают партию. Понятно, что и здесь очень скоро прозвучало слово «расизм».

Новости в наши дни распространяются мгновенно, и полемика достигла даже прославленных чемпионов. Хотя Карпов и Каспаров имеют сегодня диаметрально противоположные мнения по многим вопросам, в этом двенадцатый и тринадцатый чемпионы мира были единодушны.

«Начался какой-то полный период маразма. Ну при чем здесь шахматы с их многовековой славной историей?» – сказал Карпов.

А Каспаров заметил: «Если вы беспокоитесь о том, что игра в шахматы расистская, пожалуйста, играйте в го. Там черные ходят первыми. Лучше поступить так, чем выглядеть идиотами, тратя деньги налогоплательщиков на такого рода  “расследования”».

Влиятельный американский еженедельник «Ньюсуик», стремясь не отстать от веяний времени, опубликовал статью с говорящим названием «Чернокожий гроссмейстер Понтус Карлссон высказывается по поводу расизма в шахматах». После этого шведский гроссмейстер дал интервью на ту же тему Питеру Доггерсу для сайта Chess.com. Имя Карлссона стало регулярно появляться и на других сайтах, он стал очень популярен в виртуальном пространстве.

Понтус Карлссон (1982) родился в Колумбии, но мальчику был только год, когда родители умерли, и ребенка усыновила супружеская пара из Стокгольма. Приемный отец Понтуса - большой любитель шахмат (одно время - президент шведской федерации), поэтому неудивительно, что шахматы с раннего детства присутствовали в жизни ребенка. Сейчас шведско-колумбийский гроссмейстер (Карлссон часто бывает в Колумбии и имеет паспорт и этой страны) живет в Праге и играет в командном первенстве за один из клубов Чехии.

И в статье в американском журнале, и в интервью Сhess.com Карлссон говорит главным образом об общих проблемах расизма в обществе. Что касается дискриминации в шахматах конкретно, Карлссон приводит три примера. Первый из далекого детства, когда на каком-то турнире кто-то бросил банан в его направлении. Второй – когда тоже кто-то из публики начал издавать обезьяньи клики, и третий, сравнительно недавний. В 2017 году Понтус получил от менеджера своего шведского клуба письмо, отправленное всем членам команды и спонсорам. В письме был упомянут роман Агаты Кристи, в США, а потом и в других странах появившийся под названием «И никого не стало». Но первоначально книга, впервые увидевшая свет в Англии, называлась «Десять негритят». Именно это название употребил в письме менеджер. В знак протеста Карлссон прекратил членство в клубе и сообщил о случившемся в Федерацию шахмат страны. Федерация признала поступок неприемлемым и расистским, но никаких санкций, как известил гроссмейстер, по отношению к провинившемуся предпринято не было.

Совсем недавно известный шахматный организатор и директор многих турниров в Чехии Павел Матоха опубликовал статью, посвященную этой проблеме. Статья была напечатана в «Лидове новины» - самой старой и очень авторитетной газете страны. Приводя эти примеры, Матоха делает резонный вывод, что если за всю свою тридцатилетнюю шахматную карьеру Карлссон столкнулся только с описанными им случаями расизма, шахматы заслуживают скорее похвалы, чем осуждения.


Павел Матоха, Давид Навара

Даже если немало читателей согласились с аргументами Матохи, сделали они это только в частных месседжах, опасаясь агрессивной атаки представителей модного течения. Никто из написавших Павлу не решился выступить открыто, в то время как критики, в том числе и Карлссон, тут же объявили Матоху расистом.

«К сожалению, логические рассуждения на эту тему в наше время повальной истерии имеют мало шансов на успех», - сокрушается Павел.

Пример этот далеко не единственный. Не будучи в состоянии привести фактов действительного расизма в шахматах, поборники новых веяний мгновенно переходят на проблемы в обществе, пусть и действительно существующие, но далеко не в таких масштабах, которые они, не забывая и о собственном пиаре, раздувают.

Не случайно, первый чернокожий гроссмейстер в мире и известный шахматный комментатор Морис Эшли, когда его попросили высказаться, отказался обсуждать эту тему.

Морису лучше чем кому-либо известно, что цвет кожи, когда он сам играл в шахматы, никогда не создавал ему проблем, а для комментаторской работы в наши дни является скорее плюсом.

Сфера того, что считается расистским, стала всё больше расширяться. Постепенно она расширилась до такой степени, что теперь можно прослыть расистом на основании заметного только самым ранимым натурам скрытых сигналов, а то и взглядов.

Пример тому другой темнокожий американец, национальный мастер из Чикаго Даниэль Джонс. Он не может припомнить каких-либо случаев проявления расизма в шахматах, с которыми сталкивался сам.


Фото: Натан Келли

Джонс говорит только о каком-то дискомфорте, внутренних ощущениях, когда порой ловил на себе взгляды соперника, выражавших собственное превосходство: «С этим-то особых проблем не будет…» (подумал, прочтя эти строки: хорошо еще, что американскому мастеру не довелось играть с Корчным, на которого порой жаловались: «Виктор во время партии смотрит на соперника так, как будто тот вырезал всю его семью до седьмого колена»).

Южноафриканский мастер Вату Кобезе, которого автор видел на многих Олимпиадах, провел три с половиной года в Германии. Там, по его словам, он тоже сталкивался с расизмом. Кобезе вспоминает, что дискуссии, которые он вел на эту тему с преподавателями, обычно кончались вопросом: «Если вам так не нравится Европа, почему вы до сих пор остаетесь здесь?». Не знаю, как интерпретировали бы этот совет вы, автору он тоже не кажется нелогичным, но южноафриканский шахматист воспринимал его как расистский.

Кобезе вспоминает и о своем опыте в России. Он удивляется, что в стране, так страстно выступавшей против апартеида, он тоже столкнулся с расизмом. Кобезе рассказывает, как однажды, приехав в Россию на какой-то турнир, он услышал в поезде, как ребенок, посмотрев на него, сказал матери: «Мама, смотри – обезьяна!» Осталась неизвестна реакция матери мальчика, но имеют ли отношение к шахматам этот и другие примеры, к сожалению, имевшие место?


* * *

В 1972 году голландский гроссмейстер Доннер написал юмореску «Гигантская пропасть между полами». В ней можно было прочесть: «Мое объяснение просто и радикально: разница между полами в шахматной игре очень велика, но, на мой взгляд, не больше, чем в любой другой области. Женщины не могут играть в шахматы, но они также не могут ни писать, ни рисовать, ни сочинять музыку, ни философствовать – фактически женщина не создала ничего, что заслуживало бы внимания. Следовательно, не шахматы тому виной. Что же тогда? Причина этого очевидна и заключается в первую очередь в том, что женщины много глупее мужчин».

Понятно, что Доннер получил массу откликов, но, по-прежнему ерничая и эпатируя, отвечал: «Меня даже обвинили в дискриминации. “Доннер забыл внести в свой список негров. Список должен был бы выглядеть так: женщины и негры не могут играть в шахматы, потому что они глупее нас”, – написала одна читательница из Амстердама. Эта госпожа неправильно поняла меня. Негры могут играть в шахматы, не могут – негритянки. В этом – разница». И т.д. и т.п.

Всё это происходило почти полвека назад. Можно только представить, что сделали бы с Доннером за такого рода юморески сегодня.

Александр Александрович Котов в наше время поостерегся бы дать название своему роману о жизни Алехина «Белые и черные». (К делу не относится, но об этой книге, которую прочли поколения шахматистов в Советском Союзе, Макс Эйве, знавший великого русского чемпиона как никто, был краток – «абсолютная фальсификация»).

Да и от концепта, предложенного еще в прошлом веке венгерским гроссмейстером Андрашем Адорьяном BLACK IS OK! - тоже дурно пахнет. Черным не нужно поощрительного поглаживания по головке! Мы не хотим быть ОК, изначально мы такие же, как вы!

Однажды Роберт Бирн за совместным анализом американской команды уже в дебюте начал слишком рьяно идти вперед черными, и был одернут Фишером: «Нет, мистер Бирн. Черные должны сначала уравнять игру!» Но с Фишера – что взять: уже тогда Бобби наверняка страдал от ментальных проблем.

А вот с Бориса Джонсона можно спросить. И спросить строго. Мы писали уже, что хотя премьер-министр Великобритании, по собственному признанию, шахматист довольно посредственный, он никогда не отказывается поучаствовать в том или ином шахматном хеппенинге.

Но взгляните попристальнее, какой цвет всегда предпочитает британский премьер? Не отрыжка ли это колониального прошлого когда-то великой империи?

Даже на открытии детского фестиваля в партии с юным шахматистом Джонсон оказался предводителем белых фигур. Совпадение? Не думаю.

Говорят, одна давнишняя партия Льва Гутмана, в которой у него были белые, развивалась следующим образом: 1.Nf3 d5 2 g3 c5 3.d3 Nc6 4.d4?!?! Дело в том, что Гутман с юных лет страстный поклонник защиты Грюнфельда и просто решил сыграть любимый дебют с переменой цвета.

Интересно, получил ли бы гроссмейстер сегодня индульгенцию от ратующих за одинаковые возможности для обеих сторон в шахматах? Или – наоборот подвергся бы оскорблениям за изощренное издевательство?

А книга Ларри Кауфмана?

Издательство, выпустившее объемный том американца, попыталось смягчить вину от сегрегационного названия, окрасив обложку в черный цвет, очернив, как вы видите, белых, обелив черных и для верности изобразив белого короля поверженным. Но останутся ли эти жалкие примиренческие потуги без внимания общественности?

Да и то, ведь несмотря на таблички с надписями «Это бизнес чернокожих», «Черные владельцы», вывешенные американскими предпринимателями на двери и витрины своих магазинов и ресторанов, это им не сильно помогло: агрессивные толпы громили и грабили в том числе и такие заведения.

Борис Аврух, усомнившийся, что системный расизм существует в Соединенных Штатах и предположивший, что чернокожие граждане страны имеют «даже более чем равные права», подвергся травле в социальных сетях.

Английская шахматистка международный мастер Сабрина Шеванн так прокомментировала его пост: «Знаю одно: я больше никогда не куплю книг Авруха. Их не стоит использовать даже как туалетную бумагу. А может, устроить показательное сожжение...»


Сабрина Шеванн (фото: Spraggettonchess)

Можно быть несогласным с мнением Авруха, можно сказать, что он еще очень молодой американец, живущий в стране только несколько лет и плохо знающий ее историю. Можно поспорить с гроссмейстером или осудить его. Решение Сабрины никогда больше не покупать его книг и не использовать их даже в качестве туалетной бумаги – ее личное дело (имеет право). Но вот устраивать публичное сожжение – это уже из другой категории: мы видели, к чему приводят такие акции в Германии тридцатых годов. Сразу вспоминаются и массовые публичные демонстрации народного гнева во времена Советского Союза и хунвейбиновские расправы в коммунистическом Китае.

Один из самых авторитетных психологов мира Пол Блум замечает: «Мы сочувствуем “своим” и именно поэтому становимся агрессивнее к “чужим”».

«Исследования, - утверждает ученый, показали, что призывающие к эмпатии к какой-то огромной группе вообще, выражают в то же время воинственную агрессию к другим». Проявление этих чувств в затравленном и разобщенном американском обществе заметно сегодня во всем.

Крупнейший мировой финансовый холдинг «Morgan Chase» отказался от традиционно используемых терминов blacklist («черный список») и whitelist («белый список»). Для подобных изменений потребуются многие миллионы долларов и месяцы работы, но чего ни пожалеешь, чтобы оказаться в ряду тех, кто объявил беспощадную борьбу с расизмом.

Газета «Нью-Йорк Таймс» приняла решение впредь писать слово black с заглавной буквы в знак уважения к темнокожему населению. Соответствующее заявление издание опубликовало 1 июля на своем сайте. «Мы считаем, что это стилистическое нововведение лучше всего передает элемент общности и идентичности и отражает нашу цель уважать всех людей и сообщества, аудиторию которых мы охватываем».

Слова «азиатоамериканцы» (Asian-American) и «латиноамериканцы» (Latino) газета уже давно пишет с заглавной буквы. С недавних пор правило коснулось индейцев и эскимосов. Тем не менее написание слова white останется со строчной буквы. Как объяснила газета, это обусловлено тем, что культурных предпосылок для написания этого слова иначе пока не возникало.

Поветрие коснулось и музыкальных групп. Они тоже срочно меняют названия, даже если к ним привыкли миллионы их поклонников. Так, известная кантри-группа «Lady Antebellum» будет именоваться теперь просто «Lady А.». «Antebellum» слишком уж напоминало, как заявили музыканты, о периоде гражданской войны и о чернокожих невольниках в южных штатах. Такого рода случаям несть числа.

Последней на сегодняшний день в ряду переменивших имя стала знаменитая диджей и продюсер «The Black Madonna» Мареа Стампер, ставшая «The Blesse Madonna».

Уже давно никто не удивляется, что в серьезных журналах публикуются и активно обсуждаются статьи, где высказывается мнение, что Бетховен был композитором пусть и несколько выше среднего уровня, но уж никак не гений. Он получил такую популярность только потому, что создана она была белым мужским большинством, которое и определяло, чьи произведения мастерские, а чьи нет. Так Бетховен, значит, был мастером? – вопрошают они. Мастером, то есть хозяином? Господином? (Это другие значения слова master, напоминающие, согласно новым толкователям музыки великого композитора, о временах рабства.)

Хорошо еще, что авторам подобного рода теорий не пришло в голову, что в шахматах до сих пор существует титул master. Или хуже того - grandmaster. Ведь здесь ассоциации с особо крупными плантаторами-рабовладельцами не менее очевидны. На фоне происходящего уже не приходится удивляться, что многие риелторы больше не используют термин master bedroom («главная спальня») в своих объявлениях.

Поколения детей во всем мире, лакомившихся эскимо, теперь должно забыть об этом названии. Оно оказалось тоже расистским. В компании, производящей мороженое, сказали, что привержены делу расового равноправия и считают название уничижительным для коренного населения Аляски.

22 августа радиожурналиста Kейла Корнелла из Кливленда, комментировавшего выдвижение на пост вице-президента США Камалу Харрис, уволили за то, что вместо people of color он сказал colored people. И хотя журналист из Охайо публично извинился, если выражение обидело кого-то, директор радиостанции был непреклонен - такова цена перемены части речи посредством слога «еd» в современной Америке.

Эти и многие другие факты можно было бы принять за чью-то не очень остроумную шутку, если бы всё это не происходило на самом деле.

Гарри Гэррелс проработал в Музее современного искусства в Сан-Франциско более двадцати лет, но недавно был вынужден оставить свою должность. Роковое совещание (проводившееся по Зуму) он закончил фразой: «Не волнуйтесь, мы будем продолжать покупать картины белых художников тоже». Сотрудники посчитали это проявлением токсичной идеологии превосходства белой расы, собрали 500 подписей с требованием увольнения, и судьба Гэррелса была решена.

Антирасизм превратился в кнут, которым бьют всех несогласных, не вдаваясь в дискуссии. Никакие объяснения директора, что отказ от приобретения музеем работ белых художников является расизмом наоборот, услышаны не были.

Как не вспомнить одного из самых непримиримых борцов с неравенством Джорджа Оруэлла, еще в тридцатых годах прошлого века сказавшего: «Многие индийцы и негры демонстрируют обычные расовые предрассудки, только в перевернутом виде». Сегодня писателя, наверное, осудили бы не только за такую постановку вопроса, но и за употребление «слова на букву "н"» - всем понятного ныне эвфемизма.

Один из самых престижных футбольных клубов Соединенных Штатов «Вашингтон Редскинc» (американский футбол) недавно сменил название: в условиях зашкаливающей политкорректности слово «краснокожие» слишком оскорбляло индейцев. Хотя владелец клуба долгое время хорохорился и говорил «только через мой труп», в конце концов он тоже вынужден был уступить пожеланиям спонсоров и агрессивному напору движения. Теперь клуб называется просто «Вашингтон».

Сегодня уже никого не удивляет вымарывание «неполиткорректных» выражений из текстов, созданных в другую эпоху и с другими стандартами, цензурирование истории искусства, музыки, спорта, всего. Коснется ли это шахмат?

Один из сильнейших мастеров второй половины XIX века Джозеф Блэкберн в 1892 году заявил, что если в чемпионате Англии разрешат играть иностранцу, он откажется от участия в турнире. Что и произошло: Эмануил Ласкер играл в том первенстве, а Блэкберн сдержал слово. В свете сегодняшних воззрений поступок англичанина тоже ведь не выглядит комильфо.

И что? Может быть вообще вычеркнуть Джозефа Генри Блэкберна из мировых шахмат?

Американская футболистка Саманта Мерфи осталась стоять при исполнении гимна Соединенных Штатов перед началом очередного матча. Для такого поступка, когда во всей стране преломление колена стало частью ритуала, и когда так сделали все без исключения, поверьте, требуется немало мужества.

Ведь Саманта прекрасно знала, как поступают с теми, кого только подозревают в «расизме», а тут откровенное действо, запечатленное фото- и телекамерами и увиденное миллионами. К чести руководства клуба «Норт Каролина Карэйдж», за который выступает девушка, функционеры никак не прореагировали на ее личный выбор: на сайте не появилось ни слова о ее «проступке».

В одной из популярнейших песен Майкла Джексона «Black or White» (1991) есть слова: «It don’t matter if you’re black or white». Джексон лучше чем кто-либо знал, о чем пел: у него был опыт за оба цвета. Превращение темнокожего ребенка в того, кем он стал, не произошло в один день: сначала приподнялись скулы на лице, потом полностью изменилась форма носа, наконец, резко посветлела кожа. Это был тот же и все-таки другой Майкл Джексон, по сравнению с тем, кого знали поклонники таланта певца в его в молодые годы.

В конце жизни Джексону пришлось несладко: обвинения в совращении малолетних и статьи о нашумевших в этой связи судебных процессах не сходили с первых страниц газет. Думаю, что в наши дни ему пришлось бы не легче: не знаю, что хуже сегодня - прослыть педофилом или чернокожим, предавшим свою расу.

Не только в Соединенных Штатах, но и в странах Старого Света разрушены многие памятники людей, вся вина которых заключается в том, что каждый из них жил в свое время.

А вот к памятнику Генри Форду, наверное, должны быть возложены цветы. Что с того, что автомобильный король спонсировал доказанную фальшивку - «Протоколы сионских мудрецов», вышедшую полумиллионным тиражом. Что с того. что он удостоился в «Майн кампф» похвал от самого Гитлера и впоследствии получил высший орден Третьего рейха для иностранцев.

Зато в ответ на вопрос – какого цвета должна быть первая модель его машины, Форд был краток – любого, при условии, что он будет черный.


* * *

Заканчивая свое интервью, Понтус Карлссон сказал: «Будьте честны с самими собой. Признайте, что проблема существует, и убедитесь, что слушаете друг друга».

Признаю. Проблема действительно существует. Но эта только одна из многих проблем, стоящих в настоящее время перед человечеством. И не самая первостепенная - есть и другие, более важные. Например, жизни и смерти. Особенно в сегодняшнее, вдруг свалившееся на нас беспокойное время, конца которому не видно.

Что же касается вопроса сайта Chess.com Что можно сделать с расизмом в мире шахмат и за его пределами? – он по меньшей мере некорректен. Ведь первая часть его уже предлагает согласиться с тем, что расизм в шахматах – признанный и установленный факт.

В более чем четвертьвековой давности фильме «Эмос и Эндрю» (1993) выведены фигуры общественных активистов, которых можно назвать профессиональными антирасистами. Но коль скоро борьба с расизмом стала их профессией, они озабочены не справедливостью, а карьерой.

Один из главных героев фильма, роль которого играет Николас Кейдж, спрашивает собеседника успешного чернокожего журналиста, пишущего на тему расизма, чем тот зарабатывает на жизнь. Журналист (Семюэл Лерой Джексон) отвечает: «Я бревно в глазу белых расистов».

«Ну а другое занятие у тебя есть, кроме как быть бревном?» уточняет его собеседник.

Никто не может запретить шахматистам быть бревном в глазу «белых расистов» или в чьем-либо глазу вообще. Но приводить в качестве примера шахматы и бить в набат по поводу положения в мире наших черно-белых армий и черно-белых полей не только неэтично, но и не соответствует действительности. Потому что, как пишет Матоха в упомянутой выше статье, «мы не можем говорить о существовании в шахматах какого-либо системного расизма по отношении к индивидуумам или к организациям».

В недавно опубликованном открытом письме 150 писателей, ученых и общественных деятелей авторы признают, что повышенное внимание к вопросам расовой справедливости в целом положительное явление. Вместе с тем они констатируют, что это внимание не должно вести к удушению свободы дискуссий, когда «редакторов убирают за публикацию неоднозначно воспринимаемых текстов, изымаются книги, журналистам запрещают освещать определенные темы, преподаватели попадают под расследование за цитирование литературных произведений, исследователей увольняют за распространение своей работы, ранее получившей признание академического сообщества, руководителей организаций выгоняют за неудачные оговорки».

От того, что политкорректность, родившаяся из уважения и деликатности, постепенно превратилась в своего рода социальную цензуру, возникает и самоцензура. Самоцензура не только писателей и журналистов, но и представителей многих других сфер деятельности.

Положа руку на сердце, к самоцензуре, пусть и в микроскопических дозах, прибегнул и автор этих строк, хотя содержание текста и говорит само за себя. Отдаю себе отчет: мои рассуждения и аргументы не будут приняты во внимание агрессивной стороной, предпочитающей растворить факты в эмоциях.

Пусть автор и попытался скрыться за каким-то странным названием, всё равно ведь его позиция шита белыми (ага, опять!) нитками, а на все приводимые им факты будет сказано лишь одно слово – «расист», кладущее конец всяким дискуссиям.

Как не вспомнить голландского шахматного мастера, который в ответ на все доводы, не соответствующие собственным его теориям, был так же краток: «Фашист? К стенке!»

Два с половиной тысячелетия назад с демократией в Афинах было покончено: к власти пришел Писистрат, начавший править как тиран. Никто не осмеливался встать на защиту закона, и только Солон каждый день приходил на Агору и произносил дерзкие речи. «На что надеешься?» - спрашивали греческого мудреца афинские граждане. «На свою старость», - отвечал Солон.

Начиная работу над текстом в период доходящей до смехотворного политкорректности и разгула затронувшей и шахматы антирасистской кампании, автор прекрасно понимал, на какой тонкий лед вступает и готов подвергнуться остракизму.

Что ж. Вспомню философа древности. Правда, Солон тоже при всей своей храбрости на всякий случай надел шлем и приготовился к обороне.

Запру дверь и я. Не буду отвечать на звонки. Отключу интернет. Надену маску. Запасусь провиантом. Пережду смутное время.


  


Смотрите также...

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • Имею обыкновение читать комментарии, появляющиеся на сайте. Значительная часть из них наводит на определенные мысли. 

    И вот, не будучи сотрудником сайта, а являясь, скорее, «вольноопределяющимся», хотелось бы четко и беспристрастно донести до народа истину, коей она мне видится.

  • Руководитель специализации "Шахматы" в Российском государственном университете физической культуры, спорта и туризма (РГУФКСиТ) Игорь Глек направил письмо Аркадию Дворковичу (а также несколько копий другим чиновникам), в котором просит рассмотреть новый проект введения членских взносов.

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.

  • На следующий день после победы Бориса Гельфанда над Александром Грищуком корреспондент газеты «Советский спорт» попросил претендента сравнить собственные действия за доской в казанском финале с предстоящим матчем его любимой «Барселоны» против «Манчестер Юнайтед», которые сойдутся в финале Лиги чемпионов.

  • Накануне мы сообщали о блицтурнире, проведенном в Сан-Франциско после основного соревнования. Победитель в блице так и не был выявлен, а вот главный приз основного турнира San Francisco GM Invitational 2014 все-таки достался Михаилу Гуревичу.

  • Увидел на каком-то российском сайте объявление: «требуются девушки б/к». Мне была знакома только аббревиатура б/у – «бывший в употреблении», а с подобным сочетанием я столкнулся впервые.

    Когда мне разъяснили, что б/к означает «без комплексов», приняв это к сведению, подумал еще, что одно вытекает из другого: вряд ли девушки б/к не были раньше девушками б/у.