Кара Хикару

Время публикации: 15.05.2018 19:01 | Последнее обновление: 15.05.2018 19:38

«Выступление Со в последнем чемпионате Америки было блеклым, но Накамура поразил еще больше: полная потеря энергии, ни одной свежей идеи, апатия и безволие...» сказал коллега, когда мы обсуждали итоги последних турниров. С ним было трудно не согласиться.

Одна победа, одно поражение, девять ничьих, только пятьдесят процентов очков. Худший результат за всю историю его выступлений в первенствах Соединенных Штатов, которые он выигрывал четырежды, в первый раз в 2004 году, будучи семнадцатилетним юношей.

И дело не в пятидесятипроцентном результате, в конце концов Фабиано Каруана в Вейк-ан-Зее в начале этого года даже ушел в глубокий минус, речь идет об отношении к игре.

Помню, как сразу же после выигрыша своего первого чемпионата страны, одним из наиболее часто встречающихся слов в интервью Хикару было «агрессия».

«Да, я играю очень агрессивно и всегда стремлюсь к победе», «у меня агрессивный дебютный репертуар», «желание выиграть, быть агрессивным – вот менталитет, который мне нравится». Переигрывая партии Накамуры в последнем чемпионате США, этого не скажешь.

К своему худшему результату в первенствах страны он шел последовательно: В первенстве 2016 года поделил второе место с результатом +4. Сказал тогда: «Not the best result, but good company and good food are the most important things in life!» Не уверен, действительно ли он так думал, или просто решил подсластить пилюлю, даже если фразу Хикару, оправдывая свои менее успешные выступления, повторили потом многие коллеги американца.

Год спустя в чемпионате Америки Накамура поделил третье место, а в 2018-м опустился еще ниже. В девятом туре, не выиграв до того ни одной партии и однажды проиграв, он встречался с Каруана. Значительно улучшить свой результат Хикару уже не мог, но победа над претендентом на мировое первенство могла в какой-то степени его реабилитировать.

«Он переиграл меня, мне исключительно повезло сегодня. У меня была плохая позиция с самого дебюта, - сказал на пресс-конференции игравший белыми Фабиано. – Но когда Хикару...

...не сыграл 46...Qxe4, я был совершенно ошеломлен! Самое удивительное, что Накамура видел весь вариант, в конце которого у черных две лишние пешки...

И если победы может не оказаться, значит не повезло, не сложилось. Но согласиться на ничью? Невероятно!»

Заранее скажу: у меня нет никакой инсайдерской информации, но всё же попробую дать объяснение выступлению Накамуры и резкой потере им энергии и вкуса к игре.

Хикару научился играть в шахматы довольно поздно - в семь лет, но уже в десять стал мастером, а в пятнадцать - гроссмейстером. Именно тогда Гарри Каспаров назвал Накамуру, наряду с Карлсеном и Карякиным, одним из самых перспективных шахматистов мира.

Молодой Хикару запомнился не только спортивными достижениями, но и необычными дебютами, которые избирал даже в серьезных партиях, не говоря о блице. В то время американец после ходов 1.е4 е5 мог сыграть 2.Qh5, а иногда делал этот ход и в ответ на сицилианскую защиту. Играл и другие очень экзотические (скажем так) начала. Повзрослев, Накамура перестал экспериментировать подобным образом и добился многих звонких успехов, прочно обосновавшись в мировой десятке, одно время занимая в ней даже второе место.

Но как шахматист Хикару вырос из бесконечных партий блица. Именно в блиц-партиях, порой играя их в интернете сутками напролет,  американец отточил свой незаурядный талант. Причем некоторые поединки  были так называемыми буллитами, когда соперникам отводится только по одной (о ужас!) минуте на всю партию.

Когда автор этих строк занимался в шахматной секции Дворца пионеров в Ленинграде, блиц был разрешен только по воскресеньям. Тренеры полагали, что молниеносная игра вредна для детей: она приучает к верхоглядству, поверхностной оценке позиции, импульсивному принятию решений.

Так ли это? Давид Бронштейн объяснял мне однажды феномен Капабланки. «На чём, вы думаете, основана замечательная техника и автоматизм кубинца? – спрашивал один из самых блестящих гроссмейстеров прошлого века. И сам же отвечал: На бесчисленных партиях блиц, которые молодой Капабланка играл в Нью-Йорке в студенческие годы».

Бронштейн знал о чем говорил: детские годы, проведенные Дэвиком в киевском Доме пионеров за пятиминутками, выработали у него самого не только широкий кругозор, но и молниеносную ориентацию в самых запутанных положениях.

В 2017 году Накамура получил специальный приз за выигрыш трижды подряд элитного турнира в Цюрихе, где принимали участие лучшие гроссмейстеры мира. Бывая на этих турнирах, я видел, как легко расправляется Хикару со своими соперниками. Неудивительно: турниры в Цюрихе проводятся по смешанной системе рапида и блица, а скорость мышления у Хикару до сих пор феноменальная. Возросла у него и техника и не только эндшпиля, но и вообще ведения партии. Казалось, он готов к штурму самых высоких бастионов, и вдруг очевидная неудача, потеря восемнадцати очков рейтинга и перемещение на последнее место в мировой десятке.

Случайность, о которой надо поскорее забыть? Вполне возможно, но, может, имеются и другие объяснения?

В октябре 2017 года Накамура прекрасно выступал в исключительно сильном турнире на острове Мэн, где приняли участие более ста гроссмейстеров. В случае победы в последнем туре он взлетал на первое место, ничья гарантировала делёж второго. Конечно, ни цвет - черные, ни соперник – Магнус Карлсен, не могли вызывать оптимизма, но Накамура даже не сделал попытки: мир был заключен уже через полчаса. Спеша на аэродром, американец дал краткий комментарий: «Насыщенная выдалась неделя - пришлось разрываться между игрой в шахматы и на бирже. Прекрасный турнир, но пора лететь в Бостон на "саммит до 30" компании "Форбс"».

Прочтя этот комментарий, я вспомнил Мигеля Найдорфа, сказавшего однажды: «Хотите добиться успеха, ставьте шахматы на первое место в жизни. Но этого недостаточно. Ставьте их на второе и на третье. Так поступал Фишер». Конечно, Фишер - особый случай, но слова, сказанные аргентинским гроссмейстером четыре десятилетия назад, в не меньшей степени справедливы и для сегодняшнего дня.

Длительное время Накамура находился (и находится до сих пор) в высшей номенклатуре Каиссы, но не будем забывать, что богиня шахмат смотрит сквозь пальцы на многое, очень многое, если только ты остаешься верен ей. Она может закрыть глаза даже на громогласные заявления об окончательном расставании с ней через два года, пять, или по достижении какой-нибудь юбилейной даты. Каисса знает: чего только не скажет шахматист, испытывая огорчение после не сложившегося турнира или даже серии неудач, и понимает, что заявлениям этим – грош цена, что шахматист останется, чтобы он ни говорил, под ее знаменами.

Но невероятно ревнивая, она не терпит измены, когда сердце, эмоции и душа действительно отдаются чему-то другому. Даже если ее подданные уверяют себя, что в состоянии отдать Маммоне - Маммоново, а Каиссе – Каиссово. Как только они начинают уделять внимание другим занятиям, Каисса становится ворчливой, мстительной и требующей внимания только к себе одной. Хотя и в этом случае она далеко не всегда отвечает благосклонностью, но это является непременным условием успеха.

Задолго до рождения Накамуры я задавал некоторым своим коллегам гипотетический вопрос: «Представь себе, что шахмат нет. Ты получаешь каждый месяц две тысячи долларов (сегодня, вероятно, тысяч шесть-семь), но шахмат в твоей жизни – нет. Что скажешь?»

Я получал самые разнообразные ответы. Лев Альбурт тут же спросил об инфляции и налогах. Услышав, что поправка на инфляцию принята во внимание и две тысячи чистыми в месяц гарантировано, он, произведя в уме какие-то вычисления, сделал контрпредложение: «Три!»

Немецкий гроссмейстер Лоброн отказался наотрез, сказав, что шахматы очень любит, но, когда я начал повышать сумму, сломался на двухстах тысячах долларах в год. Еще один согласился на предложение, но просил сохранить за ним шахматную рубрику в газете, объясняя, что это ведь не игра… Международный мастер из Голландии, уже в возрасте, был краток: «Дай тысячу».

Когда я сделал такое же предложение гроссмейстеру Шамковичу, он только засмеялся, и сколько я ни повышал ставки, дойдя до умопомрачительных, только повторял: «Подумай сам, ну что я буду делать с твоим миллионом, а тем более с десятью? И что я вообще буду делать целыми днями? Пойми, я люблю шахматы, люблю играть и анализировать, и занятие ими приносит мне удовольствие. Радость, можно сказать».

Новое хобби, пожалуй, даже страсть, захватившая Накамуру называется options trading или - торговля бинарными опционами. Торговля эта, заметно повышая потенциальное соотношение прибыль/риск, в случае удачи приносит значительно больше дивидендов, чем обычная игра на бирже. А ведь и это занятие не для слабонервных. К тому же очень часто торговля идет не «голыми опционами», здесь разрабатываются различные комбинированные тактики, которые могут быть сложными и рискованными. Не будем вдаваться в степени риска в случае неудачи, но при верно выбранной стратегии навар может оказаться таким, что любые призы в элитных турнирах, да и в чемпионатах мира по шахматам покажутся чикен фудом.

Сам Хикару говорит, что навыки, приобретенные в шахматах, очень помогают ему в принятии решений, планировании при купле-продаже, выработке правильной стратегии, сознательному отношению к степени риска в том или ином случае. Нет никакого сомнения, что для Хикару термины Put и Call или «лонговый спред» давно являются такими же элементарными, как оппозиция в пешечном эндшпиле.

Недавно американец дал телевизионное интервью одной из самых крупных финансовых компаний в мире «Блумберг». На электронной ленте и по телевизионному каналу этой компании можно получить не только информацию о всех биржах мира, но и о многих внебиржевых рынках, торговле облигациями, ценными бумагами и т.д.

В этом интервью Накамура сказал, что его целью по-прежнему является завоевание титула чемпиона мира по шахматам (он занимал тогда седьмую строчку в мировой классификации), но что ему всегда было интересно, как устроен мир финансов и биржевая игра. Добавив, что в последние время подходит к вопросу очень серьезно, посвящая этому все больше и больше времени.

Он полагает, что при options trading можно все хладнокровно просчитать, приняв во внимание самые различные варианты, признавая, впрочем, что вследствие неожиданно возникших обстоятельств (политических, экономических, каких угодно) можно все равно оказаться в проигрыше.

Значит ли, что автор решительно критикует новое занятие американца? Ни в коем случае. Понятие критика в наши дни означает указание недостатков, отрицательное суждение о чем-нибудь, но первоначально это слово носило другое значение. Его корни от латинского krino - сужу, рассуждаю; слово «критика» на протяжении многих веков значило разбор чего-то, анализ, и мои мысли о Хикару Накамуре соответствуют только этому первоначальному значению. Здесь нет осуждения или одобрения, это личный выбор гроссмейстера, и неправильно было бы говорить о верном или не верном его решении.

Не знаю о его дальнейших намерениях, но полагаю, что успешное совмещение шахмат (на самом высоком уровне) и постоянной игры на бирже просто-напросто невозможно. Сошлюсь на авторитеты: еще две тысячи лет назад Сенека говорил, что «когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным».

Или Накамура решил последовать примеру Фалеса, жившего за пять веков до Сенеки? Когда его укоряли в том, что философия, которой он занимается, удел не способных ни к чему другому, Фалес на время оставил свои занятия, снарядил корабли с товаром и отправился в дальние страны. Заработав много денег, через год он вернулся к любимой философии.

Но - достаточно. В конце концов, у нас шахматный, а не финансовый и даже не философский сайт, и мы рассматриваем здесь шахматные и околошахматные проблемы, а не рассуждаем о смысле жизни. Но если уж автора потянуло на реминисценции, уместно вспомнить Библию, послание Римлянам: «Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает».

Поэтому нам не дано знать, насколько расстроился Хикару после чемпионата Соединенных Штатов в этом году, даже если вместо подготовки к первенству ему удалось заработать миллион (миллионы). Об этом лучше спросить его самого.

Хикару Накамуре – тридцать лет. Времена, когда порой расцвета шахматиста считался возраст от тридцати пяти до сорока (по Ботвиннику), остались в далеком прошлом. Тридцать, по сегодняшним меркам, для профессионального шахматиста вполне зрелый возраст, но все же, все же. Хикару уже тридцать, но ему еще только тридцать.

На  сайте американца можно найти одно из его  любимых высказываний. Оно принадлежит величайшему игроку в истории бейсбола Йоги Берра. Вот оно: «It's getting late early». Будем надеяться, что этот парадокс не будет применим к самому Накамуре.

Как и каждому, ему будет трудно избежать будущего. Каким оно окажется? Я не знаю. Практика предсказаний до того возмущала Данте, что он населил щель одного из кругов своего Ада предсказателями судеб.

Не станем и мы предрекать судьбу Хикару Накамуре. Пожелаем ему удачи и главного - жить в согласии с самим собой на любом избранном им поприще. Втайне надеясь при этом, что шахматы не потеряют из-за его нового увлечения одного из самых интересных гроссмейстеров современности.


  


Смотрите также...