Евгений Свешников: "Кто изобретёт допинг в шахматах - тому Нобелевскую премию!"

Суббота, 02.12.2017 15:19
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 29.11.2017, 21-00
Длительность: 1 час 36 минут.


Е.СУРОВ: Николай, раз уж вы написали, что знаете всё заранее, то давайте сыграем с вами в такую игру. Вы сейчас скажите краткими тезисами, о чём будет говорить Евгений Эллинович, а мы проверим, сколько пунктов совпадёт.

Н.МОНИН: А давайте! "Карпов и Каспаров". Летим это мы, значит, в самолёте, и он излагает: "Карпов и Каспаров, конечно, хорошие шахматисты. Но у них есть штабы. Вот если бы у меня был штаб, мы бы ещё посмотрели, кто кого". Панченко ему говорит: "Женя, ты что-то зарвался". А Свешников ему: "Ты за себя отвечай! А у меня вот такая точка зрения".

Е.СУРОВ: Так, это первый пункт. Дальше!

Н.МОНИН: Дальше он вам будет рассказывать, что обрёл в лице своего сына великого тренера, который может быть полезен в самых высоких слоях шахматной атмосферы. Здесь я спорить не буду, ведь всякое может быть.

Е.СУРОВ: Давайте кратко, Николай. Второй тезис тоже понятен. Ну и давайте ещё третий – для примера.

Н.МОНИН: Какой ещё? Допустим, что лучшая защита на 1.е4 – это 1...с5, а сильнейший ход после 1.е4 с5 – это 2.с3, с хорошими шансами на получение преимущества. И ещё - четвёртый тезис - он написал книгу "1.е4 е6", где снабдил ход 1...е6 вопросительным знаком. Мне как "французу" это не то, что обидно, а противно.

Е.СУРОВ: Спасибо большое! У нас в эфире был "француз" Николай Монин, который, по-моему, просто кладезь интересной информации! Жаль, что мы встречаемся в таком усечённом и неожиданном формате. Николай рассказал чуть-чуть о Наумкине и предсказал эфир со Свешниковым.


* * *

Е.СУРОВ: Московское время 21.03, продолжается наш отчасти экспериментальный прямой эфир на радио Chess-News. И вот он – тот самый Евгений Свешников! Кульминация сегодняшнего вечера!

Е.СВЕШНИКОВ: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: Вы слышали, что сейчас говорил Николай Монин?

Е.СВЕШНИКОВ: Да, вы знаете, послушал. Сразу могу сказать: в том, что он сказал, есть часть правды. Но два тезиса явно не по тому вопросу – там всё неправда. Вот всё, что я  могу сказать.  Хотя мои слова против его… Он ведь может сказать всё, что угодно, а у меня есть доказательства по поводу хода 3.е5 во французской защите. Откройте мою книгу, и там написано, что 3.е5!? – ход практического порядка. И я объясняю, почему. А ходу 3.Nc3! вместо 3.е5 я ставлю восклицательный знак. Это во-первых. Во-вторых, я никогда не говорил, что 1.е4 с5 2.с3 – это лучший ход, ни-ког-да! И во всех моих книгах это написано. Он просто не читал мои книги. Так что у меня на этот счёт есть доказательства.

Ну а по Каспарову и Карпову – это отдельный разговор. Тут ему что-то показалось, там ему что-то не показалось, но я могу своё мнение повторить – оно у меня практически не меняется.

Е.СУРОВ: Мы сегодня поговорим и о чемпионате мира, и о вашем новом звании. Но раз уж мы начали вот так, с экспромта…

Е.СВЕШНИКОВ: Я вообще-то думал, что вы начнёте с поздравлений!

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, у нас живой эфир! Вы понимаете, чем он отличается от мёртвого? В мёртвом всё запрограммировано, и как кто-то заранее захотел, так и будет. И хорошо ещё, если захотел ведущий. А чаще всего он следует ещё чьему-то плану. А у нас эфир живой, мы живём в эфире.

Я вас, конечно же, поздравляю! Но и задам ещё несколько вопросов о чемпионате в Италии.

Е.СВЕШНИКОВ: Женя, а можно мне сразу по поводу ваших анонсов сделать маленькое добавление? Чтобы люди понимали, что происходит. Потому что меня либо не совсем правильно понимают, либо я неправильно понимаю действительность.

Е.СУРОВ: Давайте!

Е.СВЕШНИКОВ: Вы написали, что я нечестно выиграл чемпионат. Это моя фраза.

Е.СУРОВ: Да, это ваша фраза.

Е.СВЕШНИКОВ: На самом деле, если бы вы взяли в кавычки "нечестно", то это было бы нормально. Потому что чемпионат я выиграл честно. Другое дело, что я пользовался помощью тренера, – это да! И поскольку многие другие этой поддержки не имели, то в этом смысле я и сказал про "нечестно".

Е.СУРОВ: Это и было написано.

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, сначала вы не поставили кавычки, а потом вы говорили про узаконенное читерство. На самом деле, тут никакого читерства и никакой связи с читерством вообще нет! Читерство в другом, и я вам сейчас объясню, в чём. Работа с компьютером – это, в какой-то степени, читерство. Потому что то, что вы делаете, вы записываете в компьютере, и потом пользуетесь на экзамене как подсказкой, не доставая её. Я всю жизнь так писал и отвечал экзамены в институте. Понимаете? Я так готовился к экзаменам – писал шпаргалки, и это был лучший метод работы. Похожий метод у Карпова. Тут и зрительная память работает, и механическая. Так что для того, чтобы некоторые вещи запомнить, применяют похожие методы. Вот у Каспарова, Балашова, Псахиса – у них уникальная память! У Таля была очень хорошая память. Прочитав что-то, они запоминали сразу. А для меня, например, лучше записать.

Е.СУРОВ: Подождите, а чем же тогда отличается то, что вы делали на этом турнире, от того, что делал, к примеру, Карпов?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, это совершенно разные вещи!

Е.СУРОВ: Ну как же? Вас тренер готовил, вы что-то выучивали.

Е.СВЕШНИКОВ: Я ничего не записывал, мне помогал при подготовке мой сын, вот и всё.

Я прочитал комментарии по поводу того, что я делаю рекламу сыну. Во-первых, семье и мне реклама не нужна. Мне нужно деньги зарабатывать, а не рекламу делать. Мне об этом столько раз говорила жена, что я это уже очень чётко усвоил.

Е.СВЕШНИКОВ: Сыну реклама тоже не нужна. Так получилось, что он ездил со мной на турниры и втянулся в шахматы. А сейчас у него мысль, как бы от них  убежать. Так что реклама ему не нужна. А вот тренер из него получился хороший. Игрок – не очень. Хотя восемь международных турниров он выиграл, и чемпионом Латвии стал, и два раза за олимпийскую команду играл – то есть игрок он не такой плохой. Но как тренер он, конечно, намного выше. Правда, рейтинг у него небольшой. Ну а большой рейтинг был у Зайцева, когда он тренировал чемпионов мира? А тренер он был замечательный.

С точки зрения работы с компьютером и подготовки к сопернику, последние несколько лет сын мне помогает. И я, будучи ветераном, никогда в жизни бы не имел таких возможностей. В этом смысле мне, как говорится, немножко повезло, и я имею преимущество над остальными ветеранами.

Но сына мне жалко. Ему надо бросать шахматы и уходить из них. Вот так. Потому что там нет денег. И в этом виноваты, конечно, шахматные руководители, которые ведут неправильную политику в отношении шахматных профессионалов.

Е.СУРОВ: Понятно. То есть вы просто напрочь опровергаете обвинения вас в том, что вы делаете рекламу своему сыну. А на самом деле, вы не только не делаете ему рекламу, вы боитесь, как бы этот материал на сайте не помешал ему?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, я вас понимаю. Вы хотите привлечь внимание какой-то броской фразой. Вы журналист. И, наверное, это привлекает слушателей, читателей. Это понятно. Но суть вопроса в другом. Я вот тут даже набросал несколько тезисов – что нужно, чтобы…

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, прежде чем вы озвучите тезисы, вы мне просто скажите: вы что, сомневаетесь в чувстве юмора наших читателей и в их интеллектуальных способностях?

Е.СВЕШНИКОВ: Да. Потому что мне несколько человек позвонили и сказали, что нельзя было так писать, потому что тут непонятно, что имелось в виду. Я говорю: мне понятно, что это должно быть в кавычках. А вот несколько человек, причём хорошо ко мне относящихся, моих болельщиков, мне сказали, что так нельзя, и что я обязательно должен опровергнуть это. Так что, прежде всего для них, говорю, что, конечно, не было никакого читерства и никакой нечестности. Просто так мы играем в шахматы. Я бы изменил несколько шахматных правил. Чтобы не было возможности готовиться к сопернику с помощью компьютера. Я об этом много раз говорил. И то, что существуют базы партий на соперников – это незаконно. Я об этом столько раз говорил, что мне даже неудобно говорить ещё раз.
Я тут проиграл чемпиону Европы – шведскому международному мастеру. У него была настолько блестящая подготовка, что я проиграл дебют. Правда, партию я проиграл не поэтому, но дебют я проиграл – настолько хорошо он был подготовлен. Он знал всё лучше, чем Широв, Накамура и так далее. Почему? За счёт компьютера. А если бы у нас не было этой заранее известной жеребьёвки, то это была бы совсем другая игра, я вам скажу. И если бы не было базы партий.

То есть, с одной стороны, мы двигаемся вперёд, но, с другой стороны, шахматы превратились совершенно в другую игру. Вот в этом смысле надо рассматривать читерство, и об этом говорил Дреев. Ну, с Дреевым-то мы друг друга поймём, а вот многим другим надо объяснять. Понимаете, мы играем дебютную часть не против мастеров и кандидатов в мастера, а против компьютера. Вы меня понимаете?

Е.СУРОВ: Понимаю, конечно.

Е.СВЕШНИКОВ: Ну вот, я думаю, что если вы понимаете, то понимают и другие.

Е.СУРОВ: Так а решение-то вопроса какое? Что с этим делать?

Е.СВЕШНИКОВ: Это отдельный разговор. Я могу на эту тему тоже долго говорить, но это всё-таки отдельный разговор.

Е.СУРОВ: Хорошо, это отдельный разговор. Тогда у нас тема "Как стать чемпионом".

Е.СВЕШНИКОВ: Я начну с того, что чемпионом я стал с третьей попытки. А лет-то мне уже скоро шестьдесят восемь. Как же так случилось? Ну, вы помните, пять лет меня не пускали в чемпионаты России – человека, который отдал всю свою шахматную молодость и зрелость Советскому Союзу и России. Я двадцать раз играл за сборную Союза и сборную России в различных командах! И вот меня перестали пускать, потому что кому-то из руководства что-то ударило в голову. И они, нарушая Устав, меня не пускали. И это продолжалось пять лет. Правда, под флагом Латвии, раз в три года, меня всё-таки пускали и давали возможность выступить от Балтийского региона. Поскольку я был чемпионом Латвии среди ветеранов со стопроцентным результатом, меня и послали на этот турнир от Балтийской сборной. Вот так я один раз сыграл, в 2012 году, и поделил второе и третье место. Потом ещё в прошлом году я поделил первое место, но по коэффициенту остался третий. И уже как третий призёр чемпионата мира получил право в этот раз играть с приёмом.

Поэтому играл я в турнире за счёт приёма организаторов. Правда, 214 евро – взнос, трансфер, плюс ещё билеты – то есть какие-то деньги я заплатил. Хотя есть шанс, что мне шахматная федерация России это компенсирует. Вот такие моменты.

Жил я неплохо. Питание было на троечку, а всё остальное было неплохо. Километр до игрового зала – это нормально, это прогулка. Бассейна не было, но прогулки вдоль горных речушек у меня были, так что всё нормально. Но это у меня. А вот у других проблем было очень много.

Е.СУРОВ: Ага, вот опять "нечестная" игра получается! Но не по вашей вине, конечно.

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, тут она нечестная с точки зрения… Как вам сказать? Просто все приезжают и платят за себя сами, вот и всё. А говорить о том, что трёх призёров чемпионата "пристраивают" – это вполне нормально. Если даже пристраивают и принимают гроссмейстеров в опены – то это тоже честно. Мы же всё-таки профессионалы, и наши партии забираются, то есть мы обмениваемся. Я уже об этом много раз писал организаторам. Если профессионал приносит в турнир своё звание, рейтинг, партии и имя, - то это его взнос. Но главное – партии! И если происходит обмен по договору, пусть даже устному, то всё нормально. Если же забирают, ничего не отдавая взамен, то это уже неправильно. Профессионал не должен принимать такие условия. Я об этом могу сказать и подробнее.

Е.СУРОВ: Нет, давайте ближе к вашим тезисам. Назовём их "ноябрьские тезисы".

Е.СВЕШНИКОВ: Итак, я вам скажу, что стать чемпионом у меня получилось с третьей попытки. Если бы добавились ещё четыре попытки, я бы, наверное, раньше стал чемпионом. Но ничего, и так неплохо. Так что задача выполнена. Надеюсь на этом не останавливаться.

Е.СУРОВ: А вы не ревнуете, что часть или даже половина всех лавров, досталась другому чемпиону мира – может быть, его победа стала даже чуть более громкой. Хотя он моложе.

Е.СВЕШНИКОВ: Это вы имеете в виду "50+"?

Е.СУРОВ: Да, "50+" и перуанского гроссмейстера.

Е.СВЕШНИКОВ: Его победа не была более громкой, потому что турнир "50+" был более слабым – там и гроссмейстеров было меньше, и по силе он был слабее, и по количеству людей… Нет, его победа была ничуть не громче. Играет он хорошо, это да, это без вопросов. Если бы Гранда Суньига играл в нашем турнире, его шансы, наверное, были бы выше, чем у других. Но ему же ещё и лет мало, он ветеран такой, не очень взрослый, не очень старый.

Е.СВЕШНИКОВ: Я вообще задумался об этой проблеме в сорок восемь лет, когда пережил инфаркт. И тут что-то стал думать о ветеранских шахматах. И понял, что там было несправедливо – ветеранские шахматы начинались с 55 лет, а в чемпионатах мира – с 60, и до конца, до самой смерти. Там были участники и по 90, и по 100 лет. Я смотрю детские турниры, там каждые два года – новый уровень. А у нас могут люди, у которых сорок лет разница, играть в одном турнире. Это непонятно. Плюс – это неуважение к ветеранским шахматам. И тогда я предложил разбивку: 55, 65 и 75 лет. К сожалению, прошло уже двадцать лет, но приняли только два возраста. Хотя в Марианских Лазнях это уже прозвучало – чемпионами 75+ были объявлены Гаприндашвили и Васюков. Но что-то это как-то не устаканилось, не закрепилось, хотя это правильная мысль.

Я вам объясню, зачем это надо. Это надо, чтобы продлить жизнь ветеранам-шахматистам. И чтобы эта жизнь была осмысленной. Я разговаривал на эту тему с Ноной Терентьевной, и она прямо сказала: "Я играю в этих турнирах потому, что это мне продлевает жизнь. Я живу этим". На самом деле, я столько слышал слов от разных ветеранов, которые повторяют эту её мысль! И это правда. Новый возраст позволяет человеку думать о том, что не всё ещё кончено, что надо идти вперёд, надо следить за своим здоровьем. Ну не получилось в "65+", так я в "75+" сыграю! А я – в ещё более старшей группе! Если мы посмотрим на Васюкова, так сердце радуется! Ему 84 года, скоро будет 85, а он как молодой мальчик играет, просто блестяще! И это вселяет надежду в других, даже более молодых шахматистов: мы ещё ого-го, мы ещё можем!

Так что это очень важный момент не в социальном плане, а просто шахматы выигрывают от разделения этих трёх возрастов. Кстати, мы этот вопрос хотим серьёзно обсудить на ветеранской Комиссии, которую сейчас создаём.

Е.СУРОВ: Вот, давайте расскажите об этом! Не все же знают, что вы…

Е.СВЕШНИКОВ: Давайте я начну по порядку, как я и хотел всё рассказать.

Е.СУРОВ: Давайте, только далеко не отклоняйтесь тогда от порядка.

Е.СВЕШНИКОВ: Хорошо. Итак, что нужно для победы? В этом году я сыграл одиннадцать ветеранских турниров, и десять из них я выиграл. Такого превосходства у меня не было в своём поколении  раньше – в молодости и в зрелости. Конечно, это объясняется тем, что, скажем Тимман, Рибли, Любоевич, Ваганян…

Е.СУРОВ: …не играют в ваших турнирах!

Е.СВЕШНИКОВ: Да, они не играют. Почему не играют? Это отдельный разговор. Кстати, правильно делают, что не играют.

Е.СУРОВ: Вас прямо не поймёшь. То игра жизнь продлевает, то, оказывается, они правильно делают, что не играют.

Е.СВЕШНИКОВ: Понимаете, в чём дело. Я ведь сейчас говорю об элитных шахматистах. Со стороны ФИДЕ и организаторов к ним проявлено просто преступное неуважение! Я за месяц до турнира позвонил Азмайпарашвили. А до этого мы три месяца переписывались с Яном Розе по поводу Комиссии, которую пытаемся создать, по поводу поднятия там тем, которые в итоге были озвучены на турнире в Италии. И я позвонил по этому вопросу Азмайпарашвили, чтобы поставить его в известность. Позвонил Сутовскому – тот попросил бумаги. Тогда бумаг ещё не было, но сейчас они у него уже есть. А Азмайпарашвили тогда спросил: "А что, там есть какие-то проблемы?" Так вот, проблемы есть, и очень серьёзные. Я могу привести два примера в подтверждение следующих слов. А слова следующие: ФИДЕ и организаторы устроили бизнес из ветеранских турниров. В подтверждение моих слов – только два примера.

Во-первых, любители приезжают и попадают в очень неважные условия, даже в плохие. Например, Батаков Олег – ему за семьдесят, он приезжает из Латвии на каждый чемпионат мира. Он год копит деньги, работая охранником, чтобы поехать на этот чемпионат. Он тратит на это денег в два раза больше, чем на туристическую поездку. В данном случае он потратил 62 евро в сутки на проживание в плохеньком отеле, в холодном номере, где на завтрак были булочка с кофе. Конечно, шансов на призы у него нет, он просто хочет побыть в этой шахматной атмосфере. И он год копит деньги! И таких немало. А желающих играть в чемпионатах мира очень много. Собственно говоря, в последнее время ФИДЕ проводит четыре ветеранских чемпионата – это индивидуальные плюс командные чемпионаты мира и Европы. А сейчас есть и женские, в разных категориях, так что турниров достаточно. Поэтому проблем много, и назрела необходимость создания Комиссии.

Но мы опять немножко перескочили. Давайте вернёмся к тому, о чём говорили раньше: что нужно для победы? Я расскажу вам.

Е.СУРОВ: Давайте, я записываю.

Е.СВЕШНИКОВ: Почему так получилось, что я выиграл десять турниров из одиннадцати? Что нужно ветерану для того, чтобы показывать результат? Во-первых, нужно иметь неплохой шахматный уровень. У меня он оказался достаточным. Но совершенно необязательно быть суперменом и, тем более, вундеркиндом. Во-вторых, здоровье. Это не значит, что нужно иметь золотой значок ГТО. Более того, это даже не означает, что шахматист-ветеран не имеет права на болезни. Просто надо уметь с ними бороться. Я вспоминаю Виктора Львовича Корчного. Он спрашивал меня – а мне тогда было, по-моему, 56 лет, - какие лекарства я принимаю для улучшения мозговой деятельности, для снабжения головного мозга кислородом. И удивился, когда узнал, что я ничего не принимал. Он посоветовал, что после пятидесяти надо обязательно принимать ноотропил – для улучшения мозговой деятельности.

А вообще я видел, как в 75-80 лет, играя за нашу челябинскую команду, он принимал целую горсть таблеток. Понимаете? И хорошо играл!

Е.СУРОВ: А вы думаете, это то, чему надо подражать?

Е.СВЕШНИКОВ: Да, этому надо подражать. Вот и я, имея серьёзные болезни сердца, лёгких, вынужден тратить сто евро в месяц на лекарства. Но это не мешает мне регулярно посещать бассейн, баню, каждый день гулять пять-шесть километров.

Я ещё раз говорю: мы не должны поднимать сто килограммов или бегать стометровку. Но здоровье надо иметь нормальное, чтобы выдерживать шахматные нагрузки.

Е.СУРОВ: Так, хорошо. Записали: здоровье.

Е.СВЕШНИКОВ: Да, это второй момент. Третье: помощь тренера. Раньше у меня, в принципе, тренера никогда не было, а сейчас он появился. Правда, сейчас тренера может вполне заменить компьютер. И вот эта возможность появилась практически у всех. Если я вспоминаю Таля, то Таль никакими компьютерами не пользовался. И Карпов не пользовался. Они пользовались тренерами, им помогали люди. А сейчас каждый может позволить себе заиметь компьютер. Но надо уметь с ним обращаться. А далеко не все ветераны это могут. Так вот те, кто имеет достаточный уровень игры, хорошее здоровье и поддержку компьютера, - они получили колоссальный толчок к тому, чтобы бороться за лучшие места. Я назову много шахматистов, которые после шестидесяти прибавили в силе игры.

И ещё я вам скажу вот что. Я показал такие результаты, и хочу сказать огромное спасибо моему спонсору, можно сказать, моему болельщику, - который организовал мне четыре матча в Риге, помогает мне иметь тренера, хороший компьютер, даёт возможность написать книгу. Если бы не его материальная помощь, то мне всё это было бы очень трудно иметь. Я говорю про Евгения Викторовича Ушакова. Он сейчас живёт в Риге, и так получилось, что он стал моим болельщиком. Просто он закончил тот же вуз, что и я – Челябинский политехнический, - видимо, с тех времён он ко мне и присматривался. А переехав в Ригу, поближе со мной познакомился. Мы с ним часто общаемся, относимся друг к другу с симпатией. Кстати, он помогает в проведении многих турниров в Латвии, и Лёше Широву помогает. Если бы не он, то многих турниров, возможно, и не было бы. Так что огромное ему спасибо! И моя победа в турнире – во многом и его заслуга.

Также я обязательно должен вспомнить федерацию. Уникальное отношение Российской шахматной федерации и её нынешнего руководства к ветеранским шахматам! Проведено шесть чемпионатов России среди ветеранов! Три командных и три индивидуальных. Нигде ничего подобного не наблюдается, а в Росси вот такое происходит. Хотя движение идёт к лучшему. Более того, в России гроссмейстерам старшего возраста помогают с пенсиями. Но я думаю, что здесь огромная заслуга и ветеранской Комиссии. Тем не менее, шахматная федерация России к ветеранам относится очень неплохо. Я имею возможность сравнивать, поэтому говорю об этом. Нигде в мире такого нет.

И конечно, я должен сказать спасибо своим болельщикам. Вы знаете, после окончания чемпионата мне позвонили раз пятьдесят, а может, и семьдесят. Я посчитал – только из Соединённых Штатов позвонили семь человек! То есть много болельщиков. Мы стареем, а болельщиков не убавляется. Конечно, кто-то уж умирает, но кто-то и прибавляется. Может быть, возраст объединяет, но болельщиков много, и все поздравляют. Это поддерживает. Мы и по скайпу много общаемся, даже во время турнира. Это приятно, когда за тебя переживают люди. Это тоже помогает завоёвывать первые места.

Вот такие моменты я бы хотел отметить.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, у нас пару часов назад был в эфире Игорь Наумкин. Он, правда, ещё не ветеран, хотя уже мог бы выступать в турнире "50+".

Е.СВЕШНИКОВ: Мы как раз на этот счёт очень серьёзно задумываемся. Ведь когда вводили градацию "50 лет", то было желание увеличить количество ветеранов. На самом деле, в 50 лет на Западе ветеранов просто нет! Все работают, зарабатывают деньги. Да что там на Западе! И на территории бывшего СССР такое происходит.

Е.СУРОВ: Вот и он пытается зарабатывать.

Е.СВЕШНИКОВ: И правильно!

Е.СУРОВ: Но я что хочу сказать? Из всего, что вы перечислили, хорошо, если у него есть здоровье. А вот ни помощи тренера, ни, как вы выразились, "болельщика", у него нет.

Е.СВЕШНИКОВ: Правильно, поэтому и шансов у него немного.

Е.СУРОВ: И компьютера у него нет.

Е.СВЕШНИКОВ: Компьютер у него есть, просто он им не пользуется, насколько я понимаю. По крайней мере, он к нему так относится.

Е.СУРОВ: Я боюсь, что нет совсем.

Е.СВЕШНИКОВ: Поэтому ему и трудно рассчитывать на успехи в чемпионатах мира среди ветеранов. Я знаю Игоря. Вспоминаю, как я ему посоветовал не сдавать приз в Белграде на турнире GMA, где он получил десять тысяч долларов или что-то около этого, - по тем временам астрономическую сумму!

Е.СУРОВ: Это было ещё в советские времена?

Е.СВЕШНИКОВ: Да-да. Я и сам объявил ещё до турнира, что не буду сдавать призовые. А ему посоветовал это после того, как он уже приз завоевал. Но я ему посоветовал не просто не сдавать. А посоветовал я не отказываться сдавать, но только заставить Спорткомитет заключить с ним договор. И если бы Спорткомитет пошёл на это, тогда надо сдать. В противном случае – отказаться. А он сделал по-другому. Вот эту историю с Игорем Наумкиным я помню.

Сначала его хотели дисквалифицировать, но поскольку я был членом Президиума шахматной федерации Советского Союза, то я встал на борьбу с теми, кто хотел его дисквалифицировать, и сказал, что это я его научил. Тогда хотели дисквалифицировать заодно и меня. Но голосованием было решено, что не стоит. Не заслуживаю я такого. А я тогда судился со Спорткомитетом по поводу того, что меня сняли со стипендии и выкинули вообще. А у меня было трое несовершеннолетних детей, и они нарушили статью КЗоТа…

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, давайте про ветеранскую Комиссию.

Е.СВЕШНИКОВ: Хорошо, давайте. Я вам сказал уже, что нужно для того, чтобы стать чемпионом. Самое главное – отношение. Если отношение шахматной федерации России к ветеранам самое-самое доброжелательное, то шахматная федерация Челябинской области…

Е.СУРОВ: Простите, а что делать тем, на кого такое отношение Российской шахматной федерации не распространяется?

Е.СВЕШНИКОВ: Я вам скажу позже, это тоже тема моего разговора.

Так вот, Челябинская шахматная федерация пока очень прохладно относится к идее ветеранских шахмат. У нас в Челябинске очень богатые шахматные традиции, но федерация пока в этом не участвует. А если говорить о Министерстве спорта, то могу сказать, что для Министерства спорта Челябинской области ветеранских шахмат просто не существует. За последние восемь лет ни одной копейки не было вложено. Скажем, я много раз был чемпионом России и чемпионом мира в составе сборной страны, и чемпионом Европы – и ни одной копейки я не получил! Ни на обмундирование, ни на какие-то премии. Даже как-то отметить – у них и мысли об этом нет! Для них не существует ветеранства в шахматах! Но будем надеяться, что, может быть, этот мой результат что-то изменит, хотя я сомневаюсь.

По поводу этой темы. Я у вас прочитал несколько дней назад высказывание Карпова насчёт того, что неплохо было бы, если бы Билл Гейтс дал деньги на шахматы. Во-первых, я уверен, что это просто вырвано из контекста, из слов Карпова. Потому что Толя к таким вопросам относится достаточно…

Е.СУРОВ: Это было не вырвано, это была прямая цитата. Другое дело, что это не было, знаете, какое-то продуманное официальное заявление экс-чемпиона мира Анатолия Карпова. Это было сказано просто в разговоре.

Е.СВЕШНИКОВ: Если говорить о болезни Альцгеймера, то этот вопрос уже долгие годы обсуждался и на Олимпиадах, и на разных шахматных форумах. И все врачи уже давным-давно поняли, что шахматы действительно являются профилактикой этой серьёзной болезни. Но если это так, то когда мы говорим про Билла Гейтса и сто миллионов, то это разумно, чтобы он какие-то деньги вложил. Но почему просто на шахматы? Надо именно на ветеранские шахматы – туда, где эту болезнь и нужно пресекать. Потому что ФИДЕ и спонсоры обычным шахматам и так помогают.

Е.СУРОВ: А профилактикой в молодости не нужно заниматься?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, здесь вопрос как раз идёт о более серьёзном возрасте. Если болезни нет в шестьдесят лет, то профилактика нужна как раз в шестьдесят лет, а не в двадцать. В двадцать лет вы вообще не думаете об этом!
Так что я как раз и думаю: где взять деньги на ветеранские шахматы?

Да, я же не дорассказал вам историю про Олега Батакова. Человек год тратит на то, чтобы заработать денег и поехать на турнир. Где деньги взять? У спонсора. Но почему только у спонсора? Есть очень интересная, великолепная статья гроссмейстера Сергея Борисовича Смагина. Почитайте! Он там говорит о том, что задачу надо решать комплексно, чтобы поддерживать ветеранские шахматы. Этим должно заниматься не только Министерство спорта – мы для них уже отработанный материал, нами попользовались и выбросили. А есть Министерство образования, где мы ещё можем работать, есть Министерство культуры, есть социальная защита. Кроме того, остаются и спонсоры, но кто такой Билл Гейтс? Есть и другие. Есть и в России немало фондов по поддержке ветеранов. Так что это серьёзный вопрос.

Е.СУРОВ: Да, почему именно Билл Гейтс, а не, скажем, Роман Абрамович?

Е.СВЕШНИКОВ: Конечно. И не только Роман Абрамович. У нас есть Попечительский Совет – очень солидный в российских шахматных кругах. Поэтому я и говорю, что ветеранские шахматы всё-таки поддерживаются.

Я вам не рассказал о минусах, которые были при размещении на моём последнем чемпионате. Я бы поставил общую оценку "4-". Но главная проблема была в отсутствии общения. Я общался, в основном, с теми людьми, с которыми жил в одном отеле, более того, сидел за одним столом. К сожалению, другого общения у нас не было. Я ещё ходил в соседний отель – он находился от нас метрах в 300-400, там жили наши девушки-ветеранки из России и Михаил Юрьевич Архангельский. Я заходил к ним на завтрак, посидел с ними, поговорил.

И помню такой очень интересный эпизод. Обсуждаем вопрос о том, что вот, сейчас в Саудовской Аравии будет турнир по быстрым шахматам и по блицу. Два миллиона долларов дают за корону. Все: о, как интересно, как хорошо! Все возбуждённо обсуждают это. Потом мы начинаем обсуждать турнир…

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, я вас на секундочку перебью, иначе потом мы уже не вернёмся к этому. Вы знаете, что такое два миллиона для Саудовской Аравии?

Е.СВЕШНИКОВ: Я знаю, что это такое для шахмат. Саудовская Аравия меня интересует гораздо меньше. А вот то, что это много для шахмат, это я знаю.

В общем, все довольны, все обсуждают. Дальше вспоминаем турнир в Сент-Луисе, на который Каспаров – честь ему и хвала! – добыл деньги. Матч по быстрым шахматам или по блицу за день стоил сто тысяч. Очень здорово! Прекрасно! Мы опять все довольны, возбуждены, обсуждаем это. И вдруг одна из ветеранов российских женских шахмат Тамара Сорокина спрашивает, причём очень так оживлённо и заинтересованно: "А что будет нам от этого?" И у всех на устах улыбка, и все смотрят на меня, потому что я как-то ближе ко всему этому.

Е.СУРОВ: Извините, я не понял логику. А почему от выступлений Каспарова что-то должно быть вам?

Е.СВЕШНИКОВ: Если вы не поняли, вы спросите Тамару Сорокину – что она имела в виду? Но мы все поняли. И я её успокаиваю: "Тамара, ты не волнуйся, успокойся, не переживай. Никаких проблем тебе от этих денег не будет. Ни от тех двух миллионов, ни от этих ста тысяч. Тебя это не должно ни нервировать, ни раздражать. Потому что это – не для тебя. Ты должна думать о том, как найти спонсора или государственную поддержу для себя в области". Желающих участвовать в чемпионате мира ветеранов – больше в три раза. Сейчас вот играли триста человек, а хотели приехать около тысячи. Но они не могут, потому что главная проблема – финансовая. Та же самая история на чемпионате России. Приезжает, грубо говоря, двести ветеранов, а приехала бы тысяча, если бы смогли. Просто их никто не командирует, а у людей нет денег, чтобы приехать в Сочи, в прекрасные условия. Только поэтому. А где искать деньги? Это вопрос. Позиция Гарика Каспарова, когда он ещё был в России, была такая. Он считал, что поддерживать шахматы за счёт налогоплательщиков государство не должно. Это была его позиция. А Илюмжинов считал, что вкладывать деньги в шахматы выгодно. И я тут полностью на стороне Илюмжинова. Я считаю, что государству выгодно вкладывать деньги в шахматы. И вот если вы почитаете статью Смагина о комплексном подходе к развитию ветеранских шахмат, о поддержке шахматных клубов, о проблеме одиночества, которая существует среди старшего поколения, и о том, как это решать, то вы тогда поймёте, что у нас всё это было в Советском Союзе. А сейчас мы всё это потеряли и пытаемся как-то потихоньку это восстановить. В частности, шахматная федерация России сделала колоссальное дело, когда объединила в Сочи турниры ветеранов с турнирами молодых. Поколения разъединились, нет общения между старшим и новым поколениями. И в этом смысле шахматная федерация России делает огромное дело, объединяя разные поколения.

И нам надо думать о том, как возродить клубы в России. Если брать Запад – то шахматисты собираются, в основном, в кафе, в небольших ресторанчиках. А в России и в странах бывшего Союза это всё было в шахматных клубах, которых сейчас осталось очень немного. И возрождение этих клубов – наверное, сейчас самый лучший способ развития ветеранских шахмат.

Тут надо сказать о том, как это делать. Например, в Армении этот вопрос решается неплохо. У них с утра – шахматная школа, а во второй половине дня собираются ветераны. И мне это нравится.

Е.СУРОВ: Я хочу сказать тем, кто, может быть, только недавно подключился. Дамы и господа, лекцию в прямом эфире Chess-News читает Евгений Свешников, чемпион мира среди ветеранов.

Е.СВЕШНИКОВ: Хорошо, я готов ответить на вопросы, хотя мне есть ещё много что сказать.

Е.СУРОВ: А вы знаете, на мой взгляд, в таком лекционном формате вам нужно разговаривать с чиновниками ФИДЕ.

Е.СВЕШНИКОВ: А я для них и говорю! Вы думаете, Женя, это я всё для вас? Нет, это я для чиновников ФИДЕ, именно для них. Вы прямо в точку попали! Потому что у вас в эфире есть возможность сказать то, что я думаю. И это очень приятно. И спасибо вам за такую возможность!

Е.СУРОВ: Ну хорошо. У меня ещё есть пара вопросов и даже пара тем, но я бы хотел немножко разнообразить наш разговор и зачитать вам несколько вопросов, которые пришли на сайт. Например, Михаил Голубев спрашивает: "Должны ли быть у компьютеров и роботов авторские права на сыгранные ими шахматные партии?"

Е.СВЕШНИКОВ: Нет. Но если уж вы хотите, чтобы компьютеры с нами играли, то, пожалуйста, сделайте на них базу партий, и после этого мы с ними будем играть. И я посмотрю, что от них останется. Дебют они не выдержат, будут вынуждены играть методом полного перебора, а в дебюте играть всё, что угодно. То есть они резко сдадут в силе игры. Мы к ним готовиться начнём.

А так, конечно… Тут надо знать, что такое интеллектуальная собственность, и как она охраняется законом. Так вот, шахматная партия является интеллектуальной собственностью каждого шахматиста. И помещение в базу партий каждого шахматиста является незаконной. Это я вам говорю точно!

Е.СУРОВ: Вы сейчас перешли на другую тему. А вас спрашивают: вот два робота играют в шахматы. Что с этими авторскими правами делать?

Е.СВЕШНИКОВ: Я думаю, что кто владеет этим роботом, тот и имеет права. А что? Он может их опубликовать, а может не опубликовать. Вот и всё. Если мы с гроссмейстером Голубевым играем партию, то мы владеем этой партией в равной степени. Если, скажем, гроссмейстеру Голубеву дали условия в турнире, а мне не дали, и я не хочу, чтобы её публиковали, то он пишет письменное заявление о том, чтобы партию опубликовали, и партия публикуется. Если он не делает такого письменного заявления, то тогда я вправе от организаторов потребовать, чтобы партия не публиковалась. Если я не получил от них условий. Это чтобы он понимал мою позицию.

Е.СУРОВ: Хорошо. Два вопроса от читателя с ником Palop: "Если вы считаете свою недавнюю победу нечестной, то почему не откажетесь от нее?" Но на этот вопрос вы, наверное, уже ответили.

Е.СВЕШНИКОВ: Вот видите, не только мои болельщики обратили внимание на это слово.

Е.СУРОВ: Он шутит, Евгений Эллинович, шутит! Человек просто призывает вас сменить тон.

Е.СВЕШНИКОВ: Шутит-то он шутит… И вы шутили, когда хотели привлечь таким скандальным опусом побольше слушателей. А многие этого не понимают.

Е.СУРОВ: Тогда вам второй вопрос от него: "Стоит ли гроссмейстеру Блюбауму из любви к искусству и в знак уважения к своей истории купить бюст Гитлера?"

Е.СВЕШНИКОВ: Очень сложный для меня вопрос. Я вообще не понимаю, о чём это. Я не знаю гроссмейстера Блюбаума и его отношение к Гитлеру. Надо ему это или не надо…

Е.СУРОВ: Подождите, но это же вопрос не про гроссмейстера Блюбаума, это вопрос про вас, про ваше приобретение бюста Сталина.

Е.СВЕШНИКОВ: Повторяю: я не очень хорошо, мягко говоря, отношусь к Сталину, потому что две мои семьи пострадали именно во времена Сталина, в тридцатые годы. Одни – как кулаки, другие – как партийные работники. Так что я не могу относиться к нему слишком хорошо. Но я понимаю, что это всё равно моя история, это наша история. Поэтому я не вижу ничего предосудительного в том, что я купил какой-то бюстик, который стоит у меня  где-то в Челябинске.

Е.СУРОВ: Видите, а люди не могут успокоиться до сих пор, так вы их задели.

Е.СВЕШНИКОВ: Я же им не навязываю своего мнения. Какие проблемы? Я их к себе в гости не приглашал. Если бы они пришли ко мне в гости, то увидели бы, что у меня во всех квартирах стоит статуэтка Дон Кихота – это мой любимый персонаж. Во всех квартирах, где я обитаю, эта статуэтка присутствует.

И своим друзьям и знакомым я её дарю – она очень симпатичная и не очень дорогая. А Сталина – ну просто купил, и всё! Не надо было вам и говорить.

Е.СУРОВ: Да нет, мы вас любим как раз за то, что вы искренне рассказываете о том, что у вас происходит.

Е.СВЕШНИКОВ: Если вы меня убедите, что этого делать не надо, то я сдам бюст в музей.

Е.СУРОВ: А читатель как раз своим вопросом о гроссмейстере Блюбауме и попытался вас в этом убедить. А вы не поняли.

Е.СВЕШНИКОВ: Помните, Женя, после реакции на моё прошлое интервью я вам говорил, что это просто эпизод моей жизни, и он совершенно не связан с моими политическими взглядами, в отличие, скажем, от девушки-шахматистки, у которой вы брали интервью. У меня это совершенно никак не связано.

Но историю свою я уважаю. Я могу вам рассказать, как я отношусь, например, к Крыму. Я вообще считаю, что весь распад Союза был незаконен. Мы все проблемы имеем из-за этого – из-за того, что Союз распался с несоблюдением закона. Украина и Россия вообще должны быть единым государством! Конечно, сейчас очень непросто это всё сделать. И Казахстан, и Белоруссия – мы должны быть вместе.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, вы говорите о том, что надо и что хорошо бы. Но реально-то Украина и Россия сейчас не одно государство, а два.

Е.СВЕШНИКОВ: Правильно. А реально я думаю, что… Мы на эту тему разговаривали с Адрианом Михальчишиным. И мы бы с ним – несмотря на то, что его сын – один из идеологов этого Майдана – нашли общий язык, договорились бы. Хотя это, конечно, большая проблема.

Есть такой гроссмейстер, Константин Чернышов, он член коммунистической партии. Знаете?

Е.СУРОВ: Я знаю, что есть гроссмейстер, но я не знал, что он – член коммунистической партии.

Е.СВЕШНИКОВ: Да-да, причём не просто так, а очень серьёзно. И как-то мы с ним увиделись в начале 2000-х в аэропорту, сидим и рассуждаем о членстве в коммунистической партии. Я говорю: "В 1996 году я голосовал за Зюганова, но это было не за Зюганова, а против Ельцина. И больше я никогда в жизни не буду голосовать за коммунистическую партию". Он удивился: "Почему?" Я объяснил: "Потому что в 1997 году парламент России ратифицировал договор о границе с Украиной". Только Жириновский тогда, как ни странно, сказал коммунистам, что им надо изменить своё решение. Сейчас об этом никто ничего не говорит, вроде объединили Крым, он теперь наш. А на самом деле мина замедленного действия была заложена ещё в то время.

Е.СУРОВ: …А на самом- то деле Крым всё-таки не наш – вы же это хотите сказать? По договору 1997 года.

Е.СВЕШНИКОВ: Вы знаете, каждая юридическая ошибка тянет за собой другие. И чтобы исправить эту ошибку, нужно ещё раз… Помните, я вам рассказывал на следующий день после присоединения Крыма русскую народную сказку об олене и волке?

Е.СУРОВ: Честно сказать, не помню. Давно это было.

Е.СВЕШНИКОВ: Вы были обязаны это запомнить – там классическая ситуация. Олень бежит по лесу и слышит стоны: "Помогите, спасите, умираю!" Он подбегает и видит яму, в которую свалился волк, а на него упала огромная сосна и придавила его. И волк просит ему помочь. А олень ему и говорит: "Я тебя спасу, но ты же меня съешь". А тот всё просит: "Спасите!" Всё-таки у оленя жалость взыграла, он поднял на свои рога сосну, и волк вылез. Отряхнулся, оглянулся и обрадовался: "Ох, свобода! Ну, теперь можно и поесть… О, а вот и обед тут как тут!" Олень говорит: "Очнись, как же ты можешь? Я же тебя спас!" Волк и говорит: "Жизнь такая! А хочешь, у животных спросим, кто прав, а кто виноват?" Походит к зайцу и спрашивает: "Ну что, могу я съесть оленя? Я проголодался". А заяц от страха трясётся и слова сказать не может. Дальше подходят к лисе. Она говорит: "Да, конечно, олень, ты его спас, но ведь волку кушать хочется". И потом они подходят к медведю. А медведь и говорит: "Да не верю я, что ты, такой большой волк, поместился в такой маленькой яме. А ну-ка, ложись в неё!" Волк лёг. Медведь тогда оленю говорит: "А как ты мог поднять такую большую сосну? Не мог ведь! А ну-ка подними! Поднял? А теперь опусти". И волк опять оказался в том же бедственном положении. И тогда медведь спрашивает: "Сейчас всё, как было тогда? Ну, вот теперь и разбирайтесь".

Это я к тому, что надо бы виртуально вернуть всё снова в состав Союза, а потом снова разделить. Вот тогда вы и поймёте, чей Крым, чей Севастополь, независимая ли Белоруссия, Казахстан… Но это всё виртуально, потому что по судьбам людей нельзя проходиться. Введение виз в стране – это хуже войны для десятков, если не сотен, миллионов людей. Вы же сломаете судьбы людям. Так что это серьёзный вопрос. Я-то через всё это прошёл, по мне, как говорится, проехались танком. Сейчас, чтобы дети приехали ко мне в Россию, они должны визу получать. Старший сын давно уже не видел бабушку. Это всё проблема. Хорошо, что я приспособился – вот оформляю вид на жительство. Но ведь меня в любой момент могут выкинуть, если я что-то не так скажу, и кому-то не понравится. Но законов я не нарушаю. По крайней мере, стараюсь.

Е.СУРОВ: Вернёмся, как говорится, к нашим баранам. Андрей Дубов, детский тренер, спрашивает вас вот о чём: "Будут ли в ближайшее время опубликованы ваши новые книги по шахматам". Видите, с какой грустью я перехожу от той темы к этой.

Е.СВЕШНИКОВ: Последние книги мы написали вместе с сыном, и я чувствую от него в этом большую помощь. Да и сын начал в этом неплохо разбираться, хотя раньше он говорил: "Да я бы эти ваши книги вообще не читал". Ему они не нравились. Сейчас он стал думать, а как бы сделать так, чтобы книга была интересна многим читателям, а не только профессионалам. И в этом смысле он стал расти. И тренер из него мог бы получиться очень хороший…

Е.СУРОВ: Так, ну а ваши книги?

Е.СВЕШНИКОВ: Я вам скажу так. Есть желание написать книгу мемуаров. Вот, скажем, сейчас я ехал… Общения у меня было не так много на этом чемпионате, но два часа я провёл вместе с Ноной Терентьевной Гаприндашвили в автобусе. И я получил море удовольствия, слушая её! А она мне рассказывала о своих матчах, о заседаниях шахматных федераций – то, что уходит. Если она этого не напишет, то это уйдёт навсегда. Ранее я всем журналистам советовал: пока жив Бронштейн, пока жив Корчной, идите, берите у них интервью! Но не все имели доступ, как говорится, не все были смелые… А ведь жалко! Это всё может уйти. Плюс постепенно уходят люди, которым это интересно. А молодёжь остаётся вне шахматной истории. А ведь шахматы – это прежде всего культура, а уже потом спорт, игра и так далее.

Е.СУРОВ: И ещё один вопрос от Андрея Дубова: "Как много в детстве и в школьном возрасте вы занимались эндшпилем? И как вы изучали эндшпильные позиции?"

Е.СВЕШНИКОВ: Эндшпилями я занимался очень мало, и это была, может быть, моя большая ошибка. Единственное, что я решал шахматные задачки. Я вообще научился играть в шахматы, решая задачи. Причём брал я их из календаря. И делал я это методом полного перебора, как компьютер. Поэтому меня компьютер не пугал никогда, ведь у меня с детства мышление неправильное, компьютерное.

А эндшпилем я начал заниматься, уже будучи мастером – наверное, это был 1971 год. Я помню, месяц-другой изучал книгу Смыслова "Теория ладейных окончаний". И занятия эндшпилем вдруг дали мне возможность повысить уровень игры. Я не мог выиграть у сильного мастера. А после того, как я месяц или два позанимался эндшпилем, я стал выигрывать у хороших мастеров.

Е.СУРОВ: Ещё вас спрашивают: "Кто, на ваш взгляд, фаворит в турнире претендентов?"

Е.СВЕШНИКОВ: Ой…

Е.СУРОВ: Вы же знаете состав?

Е.СВЕШНИКОВ: А можно не брать на себя такую смелость? В прошлый раз я говорил, за кого болею, - я болел за Карякина. Но сейчас, как мне кажется, он изменил подход к шахматам. Почему я сказал про сына и Карякина? Не потому, что я хочу, чтобы он тренировал Карякина. Абсолютно нет, меня не поняли люди, которые это прочитали. Дело в том, что у сына правильный подход к дебюту – он ищет сильнейший ход. С помощью компьютера, баз гроссмейстеров, баз хороших шахматистов. Похожий подход был и у Карякина, и этим он мне нравился, в отличие от, скажем, Мамедъярова или Накамуры. Потому что они – чистые практики. Они хорошие ребята, но они практики. А Карякин искал лучший ход, бил в одну точку, как когда-то Каспаров, когда он белыми бил в одну точку. Я уже об этом говорил. И это правильный подход. Вот Володя Поткин – я его считаю в какой-то степени своим учеником, потому что читал ему лекции, занимался с ним около месяца. И я ему сказал: как же так? Ребята играли матч без белого цвета! А в двадцать первом веке бороться за корону без белого цвета нельзя!

Е.СУРОВ: Что он ответил?

Е.СВЕШНИКОВ: Он сказал: "И Карлсен играл без белого цвета". На что я возразил: "Карлсен и должен был играть без белого цвета, потому что дебют – это не его конёк, это ваш конёк! Это ваш плюс! Вы его должны были использовать". И очень удачно начался матч, когда Карслен мог выиграть две партии, но не выиграл, поэтому Сергей имел шансы выиграть матч. А если бы те партии сложились по-другому, то и матч бы сложился по-другому.

Е.СУРОВ: То есть вы считаете, что Карякин с тех пор изменил подход к шахматам, и не в лучшую сторону?

Е.СВЕШНИКОВ: Да, мне кажется, что изменил. Конечно, его заточенность на борьбу поблекла. Не знаю, сумеет ли он настроить себя по новой? Это не так просто. Может быть, тут даже нужны какие-то серьёзные меры психологического воздействия, может быть, разговоры с большими шахматистами – с Карповым, со Спасским. Есть же люди, которые могут ему что-то серьёзное посоветовать. Был бы жив Ботвинник, можно было с ним посоветоваться. Это всё люди, которые играли матчи на первенство мира и могли бы подсказать, что нужно сделать. А так я даже не знаю…

Е.СУРОВ: Понятно. Тогда вопрос ещё от меня. Я знаю, что у вас было своё мнение по поводу женского и мужского чемпионата мира в Саудовской Аравии. Расскажите кратко.

Е.СВЕШНИКОВ: Вы знаете, у нас хорошие отношения с Коваленко, мы сейчас будем играть в одной команде. Но я подошёл к Игорю и говорю: знаешь, ты высказался по поводу Саудовской Аравии, а я приведу пример из своей жизни. Я всё рассматриваю через свою призму. У меня дядя – казах. То есть он женился на моей родной русской тёте, и они жили в Туркмении. Так что у меня двоюродные братья и сёстры наполовину казахи. И я побывал на их празднике – на тое, в пустыне, в казахской юрте – там, где женщин на порог не пускают. Только одна из них подносила еду. И я видел, как вообще там относятся к женщинам и к детям. А потом я попал со своим братом на маленький сабантуй в уже более молодёжную тусовку. Мне было 19 лет, я был мастером спорта, уже побывал за границей… И вот на той молодёжной тусовке была девушка, туркменка. Она была постарше других, закончила МГУ, и я начал с ней разговаривать о том, что как же так, что же это такое – у вас нарушают права женщин… То есть попытался заступиться за неё, начал высказывать её соболезнования. И вы знаете, она так меня осадила! Что, мол, я ничего не понимаю, я лезу не в своё дело, а у них всё хорошо! И я с тех пор изменил своё отношение. И согласен с поговоркой, что со своим уставом в чужой монастырь не надо лезть. И осуждать людей, которые там долго жили, которые знают весь тамошний уклад, я бы не взялся. Можно просто не ехать. Но осуждать…

Конечно, наверное, не стоит в таких странах проводить женские чемпионаты. Потому что есть люди, которые просто не поедут. Но с другой стороны, ситуация, когда никто никаких денег ни на что не даёт, а где тогда проводить? Может, тогда лучше вообще не проводить? С Ираном та же ситуация… Может, поискать другие места?

У меня вот такой подход. Сложно судить о том, в чём не разбираешься. Лучше действовать более осмотрительно. Или, как это говорят на Западе, надо быть толерантным. Или более толерантным.

Е.СУРОВ: Я вам сейчас зачитаю ещё один вопрос с сайта, но прежде скажите: какое у вас сейчас настроение? Может быть, хотите что-то послушать из музыки? Я бы подготовил.

Е.СВЕШНИКОВ: Вы считаете, что надо отдохнуть?

Е.СУРОВ: Нет, надо уже закругляться, и в конце эфира прозвучит песня по вашему вкусу.

Е.СВЕШНИКОВ: А что, вопросов больше нет? Вон Монин хотел что-то спросить.

Е.СУРОВ: Так Монин спрашивает – почему вы за тридцать с лишним лет не меняетесь и всё время говорите одно и то же? Это я своими словами и коротко передаю его вопрос.

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, кое в чём я меняюсь. Если меня переубедить, то я меняюсь. Но как-то не находится… Нет, есть вопросы, по которым я меняюсь, но их очень мало.

Е.СУРОВ: Например? Назовите какую-нибудь яркую тему, где ваше мнение действительно изменилось с течением времени.

Е.СВЕШНИКОВ: После того, как я в тридцать три года переболел раком и себя похоронил, потом влюбился, потом по новой женился, я изменился на сто восемьдесят градусов! У меня началась совершенно другая жизнь! Ценности, которые были до тридцати трёх лет, перестали существовать. Им на смену пришли другие. И они тоже менялись, но не так часто. Скажем, Каспаров меняется в политике. То для него Ельцин – самый лучший, то государственный преступник. Но человек в политике не может так быстро меняться. В отношении шахмат можно, а в отношении политики так нельзя. Иначе это плохой политик.

Е.СУРОВ: Может быть, сам Ельцин изменился? Вот это имеется в виду.

Е.СВЕШНИКОВ: Понимаете, когда Каспаров призывал голосовать за Ельцина, Ельцин уже тогда был государственным преступником.

Е.СУРОВ: Ну, тут я не готов возражать, я высказывания Каспарова на эту тему глубоко не изучал.

Е.СВЕШНИКОВ: А я готов вам возражать. Ельцин, может и изменился… Кстати, Ельцин говорил незадолго до смерти, что если бы он был на месте Горбачёва, то Союз бы не распался, он бы этого не допустил. Это говорил Ельцин. Это я, слава богу, помню.

Е.СУРОВ: Тоже не готов с вами спорить. Я такого, честно говоря, не помню. Может быть, и говорил.

Е.СВЕШНИКОВ: А я помню – говорил. Это я не придумал.

Е.СУРОВ: Хорошо. Я вас понял так, что вы в принципе меняетесь, но…

Е.СВЕШНИКОВ: Давайте всё-таки несколько слов о Комиссии.

Е.СУРОВ: Давайте! И на этом закончим.

Е.СВЕШНИКОВ: Это Комиссия, в которую вошли западные и российские шахматисты. Западные, в основном, международные мастера и мастера, а с российской стороны, в основном, гроссмейстеры – Васюков, Пушков и я.

Е.СУРОВ: Как её назвать правильно? Это Комиссия ветеранов?

Е.СВЕШНИКОВ: Комиссия сеньоров. Пусть будет по-русски – Комиссия ветеранов.

Что нужно любителям? Они ещё полтора года назад направили свои пожелания в ФИДЕ и Европейский шахматный Союз. Но эти организации до сих пор никак не отреагировали на письма, где было собрано более ста подписей, никак! Так вот, что им нужно? Честная и прозрачная политика по вопросу выбора страны-организатора – то есть место, где проводить чемпионаты. Далее. Хорошее соотношение цены и качества отеля. Главное, чтобы место проведения было интересно с точки зрения туризма. Удобный хороший транспорт из аэропорта – это особенно важно для ветеранов. Удобный и честный процесс регистрации участников. Транспорт между отелями и залом для игры. Хорошие условия для игры – то есть нормальное освещение, стол, стулья, шахматы, туалет, призы, нормальное судейство… И обратная связь посредством оценки качества турнира. Что мы сделали в этом году – было проведено анкетирование. Это всё со стороны любителей.

Главные ожидания гроссмейстеров и профессионалов. Важно, чтобы эти турниры были интересны для элитных гроссмейстеров, таких как Тимман, Рибли Любоевич, Тукмаков и так далее. Потом – проблема уменьшения призового фонда. Пока он всё время падает. А для молодых мальчишек – вон, в Саудовской Аравии, два миллиона, или по сто тысяч в матче на два дня с одним соперником. Проиграл – сорок тысяч. Хорошо!

Далее. Цена на отели для гроссмейстеров должны быть снижены. А для лучших шахматистов организаторы должны сделать полный приём, как в обычных опен-турнирах.

Пятое. Лучшая координация, уточнение календаря личных и командных первенств мира и Европы. Объявления о турнирах должны даваться как можно раньше, - например, за полгода.

Также у нас намечено создать свой веб-сайт, на котором будут публикации всех этих моментов, и где можно будет высказаться каждому шахматисту, что-то пожелать, спросить.

Вот для чего нужна Комиссия. Это, кстати, и ответ Азмайпарашвили.

Е.СУРОВ: Ну, посмотрим, как ваши идеи реализуются. И кто их услышит.

Е.СВЕШНИКОВ: Кстати, очень важная информация. Я разговаривал с Анатолием Евгеньевичем Карповым, и он дал своё согласие стать Почётным президентом этой комиссии. То есть он даёт своё имя, чтобы мы могли с бОльшим авторитетом прозвучать в ФИДЕ. Им будет сложнее нас проигнорировать. Так они могли бы нам отказать…

Е.СУРОВ: А вот это уже другое дело, да.

Е.СВЕШНИКОВ: Зачем мы им нужны? Они же плохо понимают проблемы профессионалов. Скажем, я им говорю: у нас проблема эта, эта, эта. А вот если мы берём в Сочи гостиницу "Жемчужина", то у нас всё это проходит по супер-разряду. Всё замечательно, по всем пунктам, не возражаю. Говорят: но там же проблема с визами, проблема с перелётом. Отвечаю: у нас же такие люди и в Наблюдательном совете, и в Попечительском, что мы можем обратиться к Пескову помочь с визами. А у нас и в Аэрофлоте есть люди. Если вы соберёте сто-двести человек, так мы из Европы чартер сделаем. Смотрю – они так поглядывают: правда я говорю или шучу? А когда разговариваешь с людьми из Америки, из Израиля – с теми, кто уехал, - так все хотят приехать в Сочи, все! Мы настолько в выигрышном положении! Сейчас российский спорт везде тюкают, а в шахматах этого происходить не будет. У наших российских шахматистов и вообще у российских шахмат авторитет. И отношения между шахматистами очень хорошие, у нас полное взаимопонимание. Главная проблема – это проблема языка. Ну ничего, и эту проблему решим.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, ещё один вопрос пришёл от Артура Габриэляна: "Поделитесь, пожалуйста, воспоминаниями о встречах за доской с Леонидом Штейном. Анализировали ли вы партии после матча? И какое впечатление он на вас произвёл?"

Е.СВЕШНИКОВ: Первый раз, когда я его увидел, - это был матч-турнир трёх команд, 1973 год, Дворец ЦСКА. Помню, тогда Марк Дворецкий играл с Кересом, а я со Штейном. И мы так делились между собой: мол, как повезло Марку! Мы считали, что ему повезло сыграть с Кересом, – когда ещё с ним сыграешь?

Я сыграл со Штейном две партии: одну с челябинским вариантом и одну – с сицилианкой 2.с3. И эта партия с 2.с3 оказалась последней в жизни Штейна. И что самое интересное – я возвращался из Львова с полуфинала чемпионата СССР, где занял первое место и вышел в Высшую лигу, через Москву. Зашёл в шахматный клуб и вижу там Штейна. А на следующий день они должны были уезжать в Бат, в Англию, на чемпионат Европы. Он был очень красивый, поджарый молодой человек – выглядел он блестяще! Нравился всем женщинам. А если по шахматам говорить, то у него, конечно, огромный талант, чего там говорить. Меня он обыграл 2-0 тогда в том матче.

И вот я его увидел в клубе, а на следующий день узнаю, что он умер.

У меня даже есть фотография, где я играю со Штейном, а рядом стоит Таль и, по-моему, Петросян. И написано: "Молодые удивляют". То есть Штейн сидит думает, а я играю сицилианку с …е5. И ничего хорошего он в дебюте не получил.

Вот, пожалуй, и все мои воспоминания о Леониде Штейне.

Е.СУРОВ: Вы понимаете, что мы с вами только через полтора часа беседы вышли на нужную тему. Когда уже пора заканчивать…

Е.СВЕШНИКОВ: Вот-вот, я и хотел сказать несколько слов о том, что собираюсь написать книгу воспоминаний. Потому что у меня столько было общения с чемпионами мира, с претендентами, с такими личностями, как Штейн, Лёва Полугаевский, Ефим Петрович Геллер. Очень много! А чтобы написать книгу, нужны профессионалы, которые бы помогали писать. Нужны деньги. Нужно время. Это не так просто. Хотя желающих почитать эту книгу много. Даже западные шахматисты – один француз, другой итальянец – говорили мне: ой, как бы мы с удовольствием почитали! Потому что они понимают, о чём я могу написать. Не говоря уже о российских шахматистах. Но время уходит, и многие не успевают написать. Кажется, что времени ещё много-много, а там кто знает, сколько его осталось? Но это серьёзная книга. А мне надо ещё написать книги по сицилианке – с 3.Bb5 и 4…е5. Вот Тимощенко написал большую книгу, огромную, но, честно говоря, меня она не устраивает. Я сначала обрадовался: вот, теперь не надо будет писать. А потом смотрю: это справочник, по нему учиться нельзя. Это очень большая книга, но по ней нельзя учиться. А я хотел бы написать такую книгу, которая была бы понятна любителю, и по которой можно было бы играть и кандидату в мастера, и мастеру, и гроссмейстеру.
Так что сицилианка с 4…е5 и сицилианка 3.Bb5 – вот это основная задача, которая передо мной стоит. Плюс ещё книга мемуаров.

Е.СУРОВ: Да не в сицилианках дело, Евгений Эллинович. Простите меня за такую реплику.

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, извините! Знаете, что я главного сделал в шахматах? Это ответ для Голубева, который спрашивает об авторских правах. Это не партии, которые я сыграл. И не сицилианка с 2.с3 – это ответ Монину. 2.с3 – ход не сильный, но практически гениальный, потому что он давал мне много очков. Гениальный именно с точки зрения практики.

Я вам вот что хотел сказать. Недавно один сайт поместил такую задачу: расставить тысячу ферзей так, чтобы они друг друга не били, на доске с клетками 1000 х 1000. И кто решит эту задачу, получит миллион евро. Конечно, задача чисто математическая, никакого отношения к шахматам она не имеет, но решается она довольно сложно, я уже и с математиками поговорил. Она может и не иметь решения. Там алгоритм надо нарисовать.

Так вот я, как мне кажется, решил более сложную задачу. В своё время Ботвинник в беседе с математиком Норбертом Винером сказал, что шахматная задача будет решена методом разумного перебора с помощью алгоритма поиска лучшего хода. Это была мысль гроссмейстера. А Винер сказал: нет, она будет решена методом полного перебора компьютера. И сейчас задача решается именно методом полного перебора. Но я считаю, что на самом деле прав Ботвинник, и задача может быть решена методом разумного перебора. И вот я предложил свой алгоритм, как находить первые три или четыре хода в дебюте. Провёл дифференциацию дебютных принципов и предложил четыре принципа. В определённой последовательности, и за белых, и за чёрных, и с несколькими различиями! Это позволяет понять – то есть становится математически ясно, - какой ход сильнейший, какой на второй позиции, и так далее.

Вот это главное, что я сделал в шахматах. Я считаю, что это – докторская диссертация. Но, к сожалению, диссертаций по шахматам не существует. Все получали научные звания – даже докторов наук! – по психологии, по медицине, по образованию, не знаю. Знаю точно, что доктором психологических наук был Крогиус. Шахматная психология там была или что-то такое. Да, это хорошо, но по шахматам диссертаций не было. Так вот я считаю, что алгоритм поиска лучшего хода, который я предложил, – это две диссертации.

Е.СУРОВ: Давайте на этом и закончим – на диссертации, которая достойна… Нобелевской премии?

Е.СВЕШНИКОВ: Кстати, по поводу Нобелевской премии. Сейчас много говорят о читерстве, о том, что это можно, это нельзя. Так вот если будут найдены таблетки, с помощью которых будет хорошо работать мозг на четвёртом-пятом часу игры, то человеку, их придумавшему, надо будет присудить Нобелевскую премию. Не надо к нему применять санкции – ему надо дать Нобелевскую премию! Если найдётся изобретатель таких таблеток.

А по поводу читерства должен быть отдельный разговор, и я вам расскажу, что надо делать.

Е.СУРОВ: Спасибо, Евгений Эллинович! Вам здоровья не только на четвёром-пятом часу игры, но и между партиями.

Е.СВЕШНИКОВ: Спасибо! Всем слушателям тоже большого и крепкого здоровья и шахматных успехов!

Е.СУРОВ: Это был Евгений Свешников. Счастливо!

Е.СВЕШНИКОВ: Всего доброго!


  


Комментарии

Как и ожидалось, с уважаемым

Счет: 5

Как и ожидалось, с уважаемым Евгением Эллиновичем при вопросе о бюсте Гитлера почему-то случилась легкая истерика, так что гроссмейстер Блюбаум остался без ценного совета и по-прежнему пребывает в растерянности.

"А слова следующие: ФИДЕ и

Счет: 4

"А слова следующие: ФИДЕ и организаторы устроили бизнес из ветеранских турниров"

They've been doing this with youth events for two or three decades (and parents, at least Western ones, seem happy to pay). Call me cynical, but it's not too surprising that they're now trying to do the same with the emerging senior events too.

Интересное интервью!

Счет: 0

Интересное интервью!

Подход у Свешникова к дебюту

Счет: 3

Подход у Свешникова к дебюту жутко консервативный. В чем проблема таких шахмат сегодня? В те времена когда он становился мастером, потом гроссмейстером- это было на самом деле хорошим подходом, не так много было информации.Сейчас кмс 2200 или даже 2100 поставит на комп его любимый дебют и обыграй попробуй его! Потому Свешников и возмущён- мол немецкий мастер знал теорию лучше Накамуры или Широва ! Сейчас видимо, надо играть "все подряд" чтобы тебя не словили в дебюте. Интересны рассуждения насчёт Карякина, что мол, дебют это его конёк а не Карлсена. Карлсен очень хитрый спортсмен, он на вид только не интересуется дебютом. В матче он ну никак не был хуже именно в дебюте! Вспомним, Маршалла? У Карякина не было аргументов...

Чуть мимо - кажется Каспаров

Счет: 2

Чуть мимо - кажется Каспаров сказал, что у Марнуса феноменальное понимание и "чутье" дебюта.
Другое дело - домашние заготовки.

Как раз не мимо. Домашних

Счет: 6

Как раз не мимо. Домашних заготовок у Магнуса полно ув. Olekr2, гений Карлсена в том что он универсален во всем и в подготовке дебюта. Магнус страшно хитер. Он создал имидж "недебютчика" обыгрывая налево и направо гроссов в леваках типа а3 (правда это был блиц) но и в классику леваков полно. Обыгрывал потому что на голову сильнее. И люди, расслаблялись, думая что Карлсен играет леваки. Тогда он и начинает бить в дебюте! Приглядитесь к тому анти Маршаллу, жесточайшвя подготовка чёрными против Карякина, ход в ход- компьютерная игра. Вот Вам и пример домашних заготовок ув. Olekr2! Да, белыми он не давил- но он планировал Перекат. И анализы эти скорее всего, глобальные, стратегические, не совсем даже ход в ход, анализы структур. Тихая итальянка- с переходом в маневренную Испанку. Кстати, наверняка, проанализированную Вдоль и поперёк Магнусом. Ведь она, тихая Итальянка так популярна за белых на сегодняшний день, именно благодаря Магнусу! И после этого он не дебютчик? Дебютчик, только замаскированный леваками. Магнус силён во всем, универсален или это дебют или середина игры или окончания

Мне понравилось интервью

Счет: 5

Мне понравилось интервью Свешникова. Он - искренний человек. С ним можно соглашаться или же не соглашаться, принимать его идеи или нет, но он никогда и никого не обижает своими заявлениями. Да и человек порядочный. Вспоминается эпизод из книги Гулько "КГБ играет в шахматы" - Свешников оказывается свидетелем задержания Гулько и Ахшарумовой, но не пугается дебилов-чекистов.
Мне посчастливилось пару раз разговаривать со Свешниковым в Сан-Франциско. Он всегда говорит прямо и откровенно. Я его спросил о биографической книге, но он ответил: "А зачем? Моих партий много в моих же книгах." Надеюсь, он передумает.
Я следил за шахматной карьерой Свешникова с начала 1970-х. Он тогда выиграл чемпионат СССР среди молодых мастеров, турнир крайне трудный, с великолепным составом участников.
Многие не представляют, насколько силен был Свешпников в свои лучшпие годы. Он побеждал по многу раз ведущих советских шахматистов (Геллер, Таль...). Живи Свешников не в СССР, быть ему, не сомневаюсь, в десятке лучших шахматистов мира. Помню, выпустили его на международный турнир в начале 1980-х, кажется, в Голландию, так он там Тиммана обыграл. А Тимман был тогда одним из лучших в мире.
Очень приятно читать воспоминания Свешникова о Леониде Штейне. Свою последнюю официальную партию Штейн сыграл и выиграл именно у Свешникова. Да, Штейн действительно был красавцем-мужчиной с величественной осанкой, но еще и человеком с твердыми убеждениями. Тот образ, который создал Гуфельд, не соответствует действительности. Но все будет исправлено.

Свешников жутко категоричен и

Счет: 4

Свешников жутко категоричен и это неправильно. Шахматист отличный, блестящий теоретик, но Категрочен до ужаса!Это ход сильнейший, тот слабее. Вспоминаются его рассуждения о Защите Нимцовича, что Гм делают ошибку не играя Нимцовича, а Новоиндийку, это - их ошибка. И что, Французская или Каро-Канн слабые дебюты. Эти рассуждения вводят в заблуждение молодых шахматистов. Именно категоричность! На тему реклам ув. Гросс несомненно, лукавит! Я не делаю реклам говорит он. Но как понять постоянное восхищение сыном как тренером? Или название книги "Выигрывайте во Французской!" Хотя книга- отличная(читал Ее, много классики- это важно),но разве это не рекламы?

Кстати, народ! Если кто

Счет: 4

Кстати, народ! Если кто расскажет о гениальном Штейне или ув. Свешников или ув. Iruska, буду признателен. Штейн один из моих любимых не чемпионов мира, его партии поистине блестящи. Кроме Гуфельда(который врал и завидовал Штейну, Гуфельд никогда и близко не доходил до уровня Штейна и ему был обиден этот факт), увы ничего не прочёл о гениальном Леониде Захаровиче.

Дорогой Микола Минский, я

Счет: 3

Дорогой Микола Минский, я здесь на сайте публиковал материал под названием "Чемпион, не ставший претендентом". Там кроме библиографии есть и биографическая информация. Еще могу посоветовать блестящий материал профессора Владимира Ильича Бабицкого "Гений чистой красоты". Введите в поиск и найдите - есть в Интернете. Профессор Бабицкий - близкий друг Леонида Штейна. Недавно в России - а профессор живет в Англии - он издал интереснейшую книгу "Путь далёкий до Типперэри" (Москва/Ижевск: Институт Компьютерных Исследований, 2016). Очерк о Штейне включен в книгу. Мне ужасно повезло: благодаря Штейну я подружился с профессором, который мне очень помогает (как и семья Штейна, живущая у нас в Штатах) в работе над книгой. Я обязательно помещу здесь пару глав "на пробу".

Спасибо дорогой, Iruska!

Счет: 3

Спасибо дорогой, Iruska! Обязательно поищу Ваш материал на тему Леонида Захаровича. Блестящий шахматист и наверняка интересный был человек. Противна история Карпова, которому слил Савон, они подложили Свинью и притом конкретную. Вот этой истории я не знал

Свешников в силу своего

Счет: 4

Свешников в силу своего возраста и уровня игры имеет право быть категоричным,хотя это
не значит,что с ним обязательно нужно соглашаться.Как не обязательно соглашаться с ним
в оценке тех или иных дебютов и ходов в них.

Смотрите также...

  • Избранные фрагменты из интервью с Евгением Свешниковым, которое состоялось накануне в прямом эфире радио Chess-News в ходе первого раунда турнира претендентов.

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Запись прямого эфира: 29.11.2017, 20-45
    Длительность - 15 минут

    Е.СУРОВ: Пока у нас есть ещё чуть-чуть времени в эфире, я пригласил Николая, чтобы как-то дополнить не самую, наверное, содержательную беседу с Игорем Наумкиным, которая у нас получилась чуть ранее. Оказывается, Николай с ним знаком, и ему есть что сказать.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Прокомментируете? Ваши впечатления?

    И.ЛЕВИТОВ: Мои впечатления? Что тут скажешь-то? Провал. Провал...

    Е.СУРОВ: С чем связан, как считаете?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Мы на матче на первенство мира, я Евгений Суров и рядом со мной Евгений Свешников, который появился очень вовремя. Вы специально так подгадали? Вы знали о том, что сегодня будет разыграно?

    Е.СВЕШНИКОВ: Я не знал. Прилетел сегодня рано утром из Риги. Не думаю, что им сообщили, что я прилетаю. Но удивительно, что самолет долго не хотел садиться, и мы вокруг Внукова минут 20 или 30 летали, потому что посадку не давали. Может быть, какие-то силы противились? Но, тем не менее, вот прилетел.