Нос в Тбилиси

Понедельник, 11.09.2017 00:22

"А, однако же, при всем том, хотя, конечно, можно допустить и то, и другое, и третье, может даже... ну да и где ж не бывает несообразностей?.. А все, однако же, как поразмыслишь, во всем этом, право, есть что-то. Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете, — редко, но бывают".

Вы узнали, конечно. Действительно, так кончается повесть Николая Васильевича Гоголя "Нос". Но возможно, не все помнят, как звали коллежского асессора, у которого пропал нос. Фамилия коллежского асессора была Ковалев.

А вот фамилия цирюльника Ивана Яковлевича, жившего на Вознесенском проспекте в Петербурге и этот самый нос отрезавшего, как сообщает автор, была утрачена, и "даже на вывеске его — где изображен господин с намыленною щекою и надписью: "И кровь отворяют" — не выставлено было ничего более".

Кто ни за что ни про что отворил кровь Антону Ковалеву в Тбилиси, знают все.

Недоумевая, процитируем в заключение строки, предшествующие в повести тем, с которых мы начали.

"...неприлично, неловко, нехорошо! (...) Признаюсь, это уж совсем непостижимо, это точно... нет, нет, совсем не понимаю. Во-первых, пользы отечеству решительно никакой; во-вторых... но и во-вторых тоже нет пользы. Просто я не знаю, что это..."


  


Смотрите также...