Играет ли Дональд Трамп в шахматы?

Суббота, 10.06.2017 16:19

Во время предвыборной кампании будущий президент Соединенных Штатов, заявил, что «выход из cоглашения о ТТП - “Транстихоокеанском Партнерстве” (Trans-Pacific Partnership) — вопрос очень сложный и требует интеллекта шахматного гроссмейстера, а у нас их нет».

Хотя указ о выходе из ТТП стал одним из первых, подписанных Трампом, он еще не ратифицирован конгрессом, и шансов на это, как утверждают специалисты, немного. Но дело не в этом.

На замечание Трампа об отсутствии в стране шахматных гроссмейстеров, выигравших к тому времени Всемирную Олимпиаду в Баку, совсем недавно откликнулся генеральный прокурор и двукратный чемпион  штата Вашингтон по шахматам, мастер ФИДЕ (рейтинг 2200) Боб Фергюсон.

Юрист и политик сделал это в престижном американском журнале «Тайм»; его статья называется «Агрессивные ходы Трампа в бездумной партии в политические шахматы могут стать его гибелью».

Указав, что Соединенные Штаты насчитывают 93 гроссмейстера, уступая только России, имеющей 238, автор приступает к шахматным аналогиям. «Королевский гамбит, - пишет Фергюсон, - является самым агрессивным началом в шахматах. Отдавая пешку, прикрывающую собственного короля, белые предпринимают дерзкую атаку в расчете на блицкриг. Без какой-либо предварительной подготовки, без тщательного расчета они намерены просто-напросто смести соперника с доски. Раньше королевским гамбитом была выиграна не одна блестящая партия. Но после тщательной  подготовки и анализа гроссмейстеры обнаружили, что в столь агрессивном дебюте белые сами становятся защищающейся стороной, а их слабости могут быть использованы соперником в дальнейшем». 

Не буду вдаваться в рассуждения о королевском гамбите, но вы уже поняли, куда клонит известный американский политик-демократ: «Президент Трамп играет политическую версию королевского гамбита, и его победа на выборах была очевидно примером первых успехов. Но политика Трампа оставляет его со слабостями, играющими большую роль, чем все его атаки».

Далее Боб Фергюсон перечисляет ошибочные, с его точки зрения, решения Трампа, снова здесь и там употребляя шахматные термины, как то: «твиты президента свидетельствуют о том, что он отстал на два хода» и т.д. и т.п. Фергюсон пишет, что вместе с членами своей команды он и в будущем собирается «предвидеть следующие ходы Трампа» и предупреждает: «мы готовы к ним. И мы будем контратаковать».

Свою статью политик заканчивает вопросом: «Что случилось с королевским гамбитом?» И сам же дает ответ: «Сегодня этот дебют крайне редко можно увидеть в международных турнирах. Элитные игроки знают, как реагировать на него. Именно: превратить агрессию в слабости».

В офисе генерального прокурора Вашингтона на почетном месте можно увидеть фотографию молодого Бобби Фишера, в безукоризненном костюме, в белой рубашке и при галстуке, обдумывающего очередной ход.

Когда Фишер победил Спасского (1972) Фергюсону было только семь лет. Он помнит, как по телевидению транслировали партии того матча, разбирая едва ли не каждый ход, помнит и репортаж нью-йоркского журналиста, посетившего тогда двадцать один бар на Манхеттене и, к собственному удивлению, обнаружившего, что в восемнадцати из них посетители следят не за игрой любимой бейсбольной команды (МЕТЦ), а за очередной партией рейкьявикского матча.

Именно тогда игра так захватила мальчика, что он попросил на Рождество комплект шахмат, и Санта Клаус не остался глух к его просьбе. А когда отец подарил ему книгу Фишера «Мои шестьдесят памятных партий», Боб зачитал ее до дыр. Прочтя, что Бобби был подписан на советские шахматные журналы, он тоже раздобыл их где-то и даже стал учить русский, чтобы понять хоть что-то из комментариев. Его восхищение чемпионом мира было столь глубоким, что молодой Боб Фергюсон даже стал подписываться БОББИ Ф.

Фергюсон сокрушается о том, что стало с героем его юности в дальнейшем и, прекрасно зная о его эскападах и сумасбродстве, желает оставить в памяти того Фишера, которого помнил в те самые ранние годы.

Когда Бобу было тринадцать, он выиграл матч у своей сверстницы Алексии Рудольф (в замужестве Рут), ставшей международным мастером и победившей в 1989 в первенстве Соединенных Штатов.

Политик посвящал тогда массу времени шахматам, что наносило очевидный ущерб занятиям в колледже. «Довольно долго я очень хотел стать шахматным профессионалом, - говорит Фергюсон. – Мне нравилось в шахматах всё - и сама игра, и атмосфера шахматных турниров. И я проводил тысячи часов не только в турнирном зале, но и за анализом».

В совершенствовании ему очень помог болгарский мастер Минев (1931-2017), поселившийся тогда в Сиэтле.

Но в конце концов Боб решил изучать юриспруденцию. «Шахматы являются всё же очень узкой специализацией, а мне хотелось чего-то более масштабного», - объясняет политик.

Но он совсем не жалеет, о времени, проведенном за доской.

«Шахматы приучили меня к дисциплине, ответственности за принятые поступки, помогают и сейчас в решении очень запутанных вопросов. И я не забываю, что если хочешь выиграть, ты должен идти порой на запланированный риск», - добавляет Фергюсон.  Рассуждая о разнице между шахматами и политикой, он говорит, что в шахматах вся ответственность лежит только на тебе самом.

Сравнительно недавно Фергюсон дал сеанс одновременной игры вслепую на шести досках, но сам он больше гордится ничьей после десятичасовой борьбы с венгерским гроссмейстером Форинтошем.

В CURRICULUM VITAE – кратком описании жизни и профессиональных навыков Фергюсона, или в его собственных статьях сообщается о серьезном увлечении шахматами амбициозного юриста и политика, а это, без сомнения, только расцвечивает его биографию.


* * *

А играет ли в шахматы Дональд Трамп? Ответить на этот вопрос непросто, хотя порой и можно встретить  фотографии американского президента за шахматной доской.

К сожалению, мы не можем увидеть, какого цвета поле а1, но, судя по фото, поручиться за то, что оно черное, нельзя. Впрочем, чего не увидишь на фотографиях президентов – вы же сами знаете, что они умеют всё. Доподлинно известно, что Трамп любит бейсбол, обожает гольф и играет в него до сих пор, но шахматы?..

Однажды в твиттере еще в 2014-м он написал: «Мы все знаем, что в шахматах надо думать стратегически. Точно так же, как в бизнесе. Думай, как чемпион». Эта ремарка ни о чем, конечно, не говорит.

Правда, в 1994 году успешный бизнесмен предоставил помещение для проведения четвертьфинального матча на первенство мира, проходившего под патронажем концерна «Интел». Матч Шорт - Гулько игрался в Трамп-тауэре на Манхеттене, владелец небоскреба даже сделал ход 1. е2-е4 в первой партии. Но и это не может свидетельствовать о его умении играть или любви к шахматам.


* * *

В прессе США в эти дни постоянно мелькает термин «броманс» (от brother - брат, и romance - роман), то есть крепкая мужская дружба, как утверждают некоторые, связывающая Трампа и Путина. Пусть этот «броманс» только платонический, поскольку они никогда не пересекались лично и только разговаривали по телефону, перейдет ли он в еще более тесные отношения, сказать трудно. Ведь такого рода «бромансы» становятся порой их противоположностью, обернувшись взаимными упреками, обвинениями, а то и ненавистью.

В Америке бушуют страсти, история пишется на наших глазах, и удастся ли Трампу добиться заключительной позиции, в которую угодил его противник-демократ?

Или наоборот, президент окажется в положении, в которое попал незадачливый соперник Боба Фергюсона, мы узнаем очень скоро.

Репутация, а может, и будущее американского президента во многом зависит от «русской партии», разыгрываемой сегодня в Соединенных Штатах и за течением которой наблюдает вся страна.


  


Смотрите также...