Город и я

Время публикации: 13.09.2016 13:41 | Последнее обновление: 13.09.2016 13:41

Все гостиницы, в которых жили (как жаль: пора использовать режущее слух и душу прошедшее время) участники и гости Олимпиады, расположены в большей или меньшей близости от бульвара - самой фантастической части Баку, облик которой меняется с каждым годом, месяцем, днём. И хотя темпы реконструкции в последнее время ощутимо замедлились - об этом, во всяком случае, мне поведал самый надёжный из всех существующих источников - таксист, - знаю точно: свой город не всегда узнают даже сами его жители.

Маршрут у нас, бедных странных людей с разноцветными бейджиками на шее, ежедневно (был) один и тот же: гостиница - автобус - игра - автобус - гостиница. Центральное звено этой нехитрой схемы предполагает многочасовое вращение вокруг двух тысяч человек, что, если не принять ответных мер, чревато психологическими перегрузками. Моя ответная мера - остаться наедине с собой. Громадных размеров бакинский бульвар будто предназначен для такого рода лечения, а "Бульвар-отель" - идеально расположенная для этого гостиница: ближе других к морю и одновременно дальше других от того, что называется жизнью.

Если из кондиционированного воздуха и всегда тусклого гостиничного света удавалось перейти в лёгкую бульварную сауну в дневное время, то на пути встречались пара велосипедистов, столько же уборщиков в жёлтых майках лидеров да ветер, направление которого логически не объяснишь. Но днём нельзя забыть о стрелках на часах (циферблате в телефоне) и о бейджиках. Поэтому любимым моим временем для прогулок стала глубокая ночь. Вот тогда я уже на "ты" с бесчисленными фонарями, с ещё более бесконечными и разноцветными отражениями в воде, с газонными разбрызгивателями, которые включаются специально для единственного на весь бульвар прохожего, чтобы освежить его лёгкие; на "вы" - с луной, самым уважаемым мною собеседником - никто больше так не выслушает и не поймёт. Единственное, в чём не могу признаться даже вам, читатель, - о чём я с ней говорю.

И - город, целый город вокруг. Тёмный, светлый, шумный, безмолвный, свой, чужой, величественный, вечный, странный...

Михаил Шолудько, как всегда, запечатлел всё лучше меня. Насладитесь этим.


  


Комментарии

Красивые фотографии, особенно

Красивые фотографии, особенно ночного Баку.

Смотрите также...

  • За девять олимпийских дней у автора этих строк накопилось немало фотографий, предназначавшихся для сайта, то есть для вас, но по разным причинам не попавших в публикации. Устав косо смотреть на главреда, я предложил ему собрать часть из них в отдельный репортаж. Зная о его склонности к цензуре, боялся нарваться на отказ, если не на увольнение. Но - о, чудо! - начальник дал добро. Надеюсь, снимки придутся вам по вкусу, и вы узнаете о бакинском празднике ещё что-то, чего до сих пор не знали.

  • Из самой дальней по береговой линии гостиницы до места игры автобус довозит за двадцать минут при полицейском сопровождении. Движение, как сентябрьское небо, совсем безоблачным не назовёшь, но кое-где дорогу для участников искусственно (и искусно) открывают, а где-то для кортежа выделены специальные полосы. У входов в Кристальный зал не замечено даже подобия людской пробки, что для первого игрового дня Олимпиады с двумя тысячами участниками есть более чем приятная неожиданность.

  • И снова наш фотокорреспондент посетил командные первенства России в сочинской гостинице "Жемчужина". На сей раз Михаил Шолудько обнаружил в игровом зале не только знакомые лица, но и героиню сверхпопулярной нынче песни Сергея Шнурова. Рука не дрогнула, фотокамера осталась цела. И вот что в итоге получилось.

  • Руслан не лукавит: при счёте 1-1, когда его партия с Томашевским перевернулась, напряжение нещадно подскочило. Места выбывших один за другим Коробова, Непомнящего, Грищука и Волокитина не остаются вакантными и гостеприимно принимают всех, кто желает стать свидетелем драмы.

  • В Сочи в эти дни проводятся сразу несколько командных турниров чемпионата России: здесь и две главные мужские лиги, и соревнования женщин, и ветеранов, и юношей и девушек. Свидетелем всего действа стал наш фотокорреспондент Михаил Шолудько. Ему есть чем поделиться с вами.

  • Украине чемпионство было нужнее. Ну и что, что США сорок лет ждали - Россия вон четырнадцать ждёт, и ничего, ещё подождёт. Украина тоже не развалится, но сейчас ей хотелось победы, может быть, как никогда. Нам остаётся только гадать, с какой стати цифры (судьба) решили иначе. Не выиграй, скажем, Германия свой матч у Эстонии в последнем же туре - а шансы на это имелись вполне реальные, - и пресловутый коэффициент качнулся бы в сторону жёлто-голубых. Впрочем, это "если бы" выступает наружу всегда при такой системе выявления сильнейшего.

  • Один из многочисленных автобусов занимает привычное место у Кристального зала за 25 минут до начала тура. Выхожу из него и первым встречаю Джона Дональдсона с пакетом в руках, в пакете - банки с напитками, такие, как в рекламе "не день Бекхэма". Чей же сегодня будет день или не день? По обыкновению степенно и невозмутимо капитан американской сборной шагает по направлению к игровому залу и о чём-то беседует с более старшим попутчиком, которого я, увы, не распознаю.

  • Всё было сделано с запасом, и большим. Уехать из гостиницы на открытие можно было начиная с 14.45 по местному времени, время начала церемонии в пригласительных стояло 18.30 - очевидно, чтобы спокойно стартовать в семь. Автобусов огромное количество, места хватает всем; в течение трёх часов участники и гости Олимпиады постепенно добирались до Национальной гимнастической арены, где их встречали и провожали многочисленные приветливые волонтёры. Опоздать, заблудиться или угодить в давку было невозможно.

  • Прилетает одесский КВНщик из Нью-Йорка в Баку. Берёт такси:
    - Пожалуйста, Ереванский проспект, дом 3.
    Водитель поперхнулся:
    - Слушай, да, нет такой улицы...
    - Как нет?!
    - Брат, где ты знаешь такую улицу?
    Одессит в растерянности. Достаёт телефон, набирает армянское радио:
    - Скажите, пожалуйста, где в Баку находится Ереванский проспект?..