Даниил Дубов: "Не пора ли ввести понятие "адекватное подозрение"?

Время публикации: 16.03.2016 02:49 | Последнее обновление: 18.03.2016 07:32

Д.ДУБОВ:  …Этот турнир настолько депрессивный, что это - самое интересное.

М.МАНАКОВА: Что «это», я не поняла?

Д.ДУБОВ:  Беременна Мария Манакова или нет. Узнать это было главным поводом прийти на турнир.

М.МАНАКОВА: Я вот сейчас объявляю всем – я просто ляпнула! Когда стояла в очереди, то ляпнула, что я сейчас умру, если вы меня не пропустите. И вообще, кто знает, может, я беременная. Здесь был Гик, он это услышал и... На следующий день я прихожу, и меня каждый второй спрашивает - беременна ли я. Я говорю - не знаю.

Д.ДУБОВ: Да, но ты, может, зря смеёшься. Может, и на самом деле...

М.МАНАКОВА: Кстати, да. Надо пойти провериться на всякий случай.

Д.ДУБОВ:  Никогда не знаешь...

М.МАНАКОВА: Даня, а что ты сказал - депрессивный?

Д.ДУБОВ: Ну, пока как-то да. Немножко депрессивный.

М.МАНАКОВА: По игре или по внешнему виду?

Д.ДУБОВ: По совокупности. И по игре, и по внешнему виду.

М.МАНАКОВА: А что всё-таки: организация, ребята?..

Д.ДУБОВ: Ну, во-первых, эта трансляция, то есть право на копирайт, который никто не соблюдает. Мне кажется, идея сама очень здравая, я думаю, что действительно шахматы так должны развиваться - продавать право на трансляцию. Но всё-таки мне кажется, что  если ты организуешь уникальную трансляцию и её продаёшь, то она должна быть сделана достаточно хорошо. Поэтому когда я сижу, будем говорить, дома и смотрю партию Ананд - Каруана и вижу, что у Ананда сорок минут, у Каруаны семь. И тут в какой-то момент на доске появляется ход, и он вдруг почему-то уходит обратно, куда-то пропадает, причём какой номер хода я не знаю, а учитывая то, что там есть контроль, это тоже довольно интересно, то есть это слегка депрессивно. Плюс у меня сегодня уже такое довольно яркое впечатление, что... Сергей Карякин же перед турниром дал интервью, сказал, что он готовился, были сборы с командой тренеров, всё хорошо, подготовили дебюты. И вот сегодня он пришёл, пошёл Кf3-d5-e3. Я, в общем-то, догадывался, что шахматы игра ничейная и в общем-то сподвигает к подобным эскападам, но всё-таки надеялся, что не настолько всё плохо. После такой длительной подготовки, которая так сильно была разрекламирована, можно было побороться за перевес хотя бы первые два хода.

М.МАНАКОВА: А что, это же переход во всё остальное, нет? Это и в d4, и в с4, и вообще не пойми что.

Д.ДУБОВ: Кf3-d5-e3?

М.МАНАКОВА: Да. Нет?

Д.ДУБОВ: Ну, я не знаю - вам виднее, наверное.

М.МАНАКОВА: Может быть, открытие какое-то мы сейчас увидим?

Д.ДУБОВ: Да нет, никакое не открытие. Я понимаю, что против Ананда готовиться довольно депрессивно. Я сам как-то готовился к нему белыми - там действительно немножко смешно. То есть понятно, что Ананд в больших шахматах на двадцать лет дольше, чем ты, и варианты, которые ты смотришь, условно говоря, месяц, он смотрит пять лет и месяц. Это всё понятно.

М.МАНАКОВА: Непросто найти дебют?

Д.ДУБОВ: Его удивить, конечно, трудно, но всё-таки Кf3-d5-e3, как мне кажется, - это уже перебор. Я не знаю - может быть, это такой путь развития шахмат? Может быть, так все начнут играть, но меня это как-то удивило немножко.

М.МАНАКОВА: То есть сплошные разочарования.

Д.ДУБОВ: Да, я как-то пришёл и увидел итальянскую с Ка3, Кf3-d5-e3, и как-то... Вот единственное - меня Свидлер радует. Свидлер играет английское начало, а это дебют будущего, как мне кажется.

М.МАНАКОВА: Да?

Д.ДУБОВ: Да. На данный момент, мне кажется, это единственный осмысленный первый ход, где нет какого-то прямого ничейного тупика. Потому что е4 все упёрлись в Берлин. Если не Берлин, то партии интересные, но есть Берлин. И здесь, собственно, ещё раз показали, что есть Берлин. d4 - там всё хорошо, но есть Грюнфельд. А Грюнфельд – это как-то депрессивно. Правда, если Свидлер не играет [в турнире претендентов] Грюнфельд, то, может, есть какая-то причина. Я её не знаю.

М.МАНАКОВА: А может, ему просто надоело? Он же у нас такой артистический парень.

Д.ДУБОВ: Может быть. Но так или иначе, если не Грюнфельд, то всё хорошо. А на с4 и Грюнфельда вроде бы нет, а просто есть какие-то игровые позиции. Перевеса нет, зато есть игра. То есть если выбирать между с4 и Кf3-d5-e3, то мне кажется, что с4 всё-таки как-то более логично.

М.МАНАКОВА: Ну, мы узнаем - может быть, там произойдёт что-то такое сверх...

Д.ДУБОВ:  Да. Вот если Серёга выиграет, а Пётр сыграет хуже, то мои слова окажутся несколько скомпрометированными.

М.МАНАКОВА: А ты бы хотел, чтобы кто выиграл?

Д.ДУБОВ: Я болею за Петра. Но за Петра не нужен повод болеть, мне кажется, и так всё понятно.

М.МАНАКОВА: Да, он просто есть, наш Пётр.

Д.ДУБОВ: И ещё я болею за Ананда, потому что просто как-то обидно за него, что в него никто не верит.

М.МАНАКОВА: По-моему, уже все начали в него верить именно потому, что он вообще не падает духом. Сейчас за него, по-моему, большинство уже болеет.

Д.ДУБОВ: Просто объективно по совокупности достижений в период, условно говоря, с 90-х годов, я думаю, что это с большим отрывом второй шахматист после Каспарова. То есть человек выиграл первенство мира по всем версиям и, что довольно важно, на все свои матчи он отбирался. То есть он выиграл матч у Крамника, выиграл матч у Топалова, выиграл матч у Гельфанда. Ну хорошо, он проиграл Карлсену, но потом снова легко вышел на Карлсена. Не было никакого права на матч-реванш, но в принципе у него огромные достижения. И почему-то раз за разом в него не верят. Причём я помню, что то же самое было, когда он играл матч с Крамником. Как раз перед тем матчем он сыграл какой-то депрессивный турнир в Бильбао, набрал минус два или минус три без побед. И все тоже говорили, что никаких шансов. А матч с Крамником - лучший матч в жизни, который он сыграл.

М.МАНАКОВА: То есть когда ему надо, он может собраться и ни перед кем не отчитываться?

Д.ДУБОВ: Да-да. Объективно у него возраст всё-таки. Но у него есть, мне кажется, такой режим энергосбережения, когда он как бы играет - и всё по барабану, сколько наберёт, столько наберёт. Но всё-таки на один-два турнира в год он может собрать все силы, а может и вся индийская медицина работает на него или там ещё что-то, я не знаю.

М.МАНАКОВА: А возраст - это вообще очень важно сейчас? В это время, в наше время?

Д.ДУБОВ: Я не знаю.

М.МАНАКОВА: Как не знаешь? Ты же говоришь - возраст, значит, он важен? Он в плане энергии или чего? Или мозги не так работают, или что?

Д.ДУБОВ: В плане энергии, конечно. Ну не может человек играть с полной отдачей, условно, по семь часов в день на протяжении девяти дней без выходных. Вот в Гибралтар он приезжает – понятно, что он сильный шахматист. Гибралтар для него новая вещь, и он сыграл две партии, и вдруг оказывается, что выходного нет. Я не знаю, когда Ананд последний раз играл турнир, где у него не было бы выходного дня раз в два-три тура, а тут он приехал - и выходного нет. Опять же, ты сделал ничью чёрными, а это не всегда хороший результат, там просто другие какие-то проблемы появляются. То есть в этом плане энергии не хватает. Конечно, играя один-два очень важных турнира в год, он на них может собраться, никаких сомнений нет. Посмотрим.

М.МАНАКОВА: Вот ты сейчас заговорил о Гибралтаре, а я вспомнила. Сейчас один турнир был во Франции…

Д.ДУБОВ: Да, был.

М.МАНАКОВА: …то есть не секрет уже, что ты отказался играть, заподозрив там китайца в читерстве.

Д.ДУБОВ: Не секрет.

М.МАНАКОВА: Это в фейсбуке вышло, по-моему, у Муртаса. Можешь рассказать подробнее про эту историю?

Д.ДУБОВ: Да, у меня Евгений Суров упорно допытывался. Ну там история, на самом деле, больше раздута, чем реально имеет какой-то смысл. Предыстория такая, что Канны - это такой турнир, швейцарка, опен, который носит, скажем так, довольно фестивальный характер. Честно скажу – я сыграл плохо, тем не менее, остался очень доволен. Место очень красивое, всё хорошо.

М.МАНАКОВА: А призы там большие?

Д.ДУБОВ: Нет-нет. Там первый приз - может, две тысячи долларов.

М.МАНАКОВА: Маленькие призы!

Д.ДУБОВ: Это просто такое красивое место, люди приезжают отдохнуть, поиграть в шахматы, всё хорошо. И соответственно по той же причине он носит довольно  фестивальный характер. Там были забавные эпизоды, в какой-то момент было прикольно. Там в одном зале играются четыре турнира, типа три по шахматам, один по шашкам. Я во время партии трепался с Муртасом Кажгалеевым долго, и в какой-то момент к нам подошёл судья турнира по шашкам и попросил… Представь, что где-то на Аэрофлоте тебя предупреждают, тебе делают замечание, и говорят, что в следующий раз - ноль. А тут судья попросил отойти подальше, чтобы не мешать людям, которые играют в шашки. Поэтому очевидно, что это носило такой условный характер.

Что касается самой партии. В какой-то момент меня прожеребили с человеком, за творчеством которого я активно следил. Я не могу сказать, что сильно его подозревал. В итоге на туре меня объявили больным, а разговоры о подозрениях пошли уже из фейсбука.

М.МАНАКОВА: Ну и что? Меня вот беременной объявили – и ничего, терплю.

Д.ДУБОВ: Да, но у нас, к сожалению, шахматы сейчас так устроены, что если ты подозреваешь человека в беременности, то всё хорошо, а если в читерстве, то это может для тебя плохо закончиться.

М.МАНАКОВА: Для тебя это плохо закончилось?

Д.ДУБОВ: Нет, для меня пока плохо не закончилось. Но сейчас же проблема в том, что вслух ты никого не можешь подозревать. Мне уже давно интересно: что должен сделать человек, чтобы его можно было подозревать? Наверное, надо сыграть девять партий, выиграть все, причём все ходы сделать по первой линии. А если ты сделаешь три хода не по первой линии, все скажут, что человек просто гений и ты его подозреваешь зря.

Объективно – что говорить… Это был китаец с рейтингом 2250, который играл примерно на 400 пунктов сильнее. На момент встречи со мной он обыграл приличных гроссмейстеров, причём я видел, как это происходило. На четыре партии против сильных шахматистов он потратил в сумме, я думаю, примерно час и набрал 3.5 очка. И надо учитывать, что никаких античитерских мер на турнире нет, а китайцев – куча народа. Очевидно, что по ходу тура я могу сходить до номера и обратно, могу попробовать прийти на тур с ноутбуком – проверить, заметит кто-то или нет. Понятно, что его игра выглядела подозрительно. Опять же, никаких официальных обвинений я не выдвигал, но организаторы сами предложили мне такой вариант, чтобы я партию не играл, потому что за первое место всё равно уже особо не боролся.

М.МАНАКОВА: Они тебе предложили, чтобы ты не играл партию?! Потому что ты им надоел со своими подозрениями или что? Я не поняла.

Д.ДУБОВ: Нет, я связался с ними и сказал, что это выглядит подозрительно. Они сказали – да, действительно выглядит подозрительно. Я сам предложил: может, я не буду играть? Они говорят: да, если хочешь, можешь не играть, а мы тебя объявим больным. Ну и отлично, меня объявили больным. Видимо, единственную ошибку, которую я совершил – в какой-то очень хороший вечер в Каннах как-то расчувствовался и разрешил Муртасу написать об этом в фейсбуке.

М.МАНАКОВА: И там это разнеслось, да?

Д.ДУБОВ: Я не знаю, сейчас вообще очень активно все читают фейсбуки и твиттеры друг друга, а я как-то не успеваю иногда. Мне Евгений Суров написал что-то о том, что французские организаторы отреагировали, больше меня не пригласят…

М.МАНАКОВА: Они тебе это говорили?

Д.ДУБОВ: Я понятия не имею. Я вообще не знаю, где вы всё это находите. Мне они этого не говорили. Мы расходились как-то нормально, а все новости я узнаю, видимо, от Евгения Сурова. Я в контакте с человеком, который близок к организаторам и способствовал тому, чтобы я там играл, и вроде бы никаких проблем нет. Но говорят иное. А мне же интересно – никаких ссылок нет, и я не знаю, кто отреагировал, кто сказал, что больше не пригласят.

Но проблема, мне кажется, шире на данный момент. С одной стороны, есть презумпция невиновности – важная вещь, особенно для людей из Европы. Мы-то в России привыкли, что к ней относятся по-разному, но в Европе это действительно базовая вещь, на которой построено общество. С другой стороны, на данный момент уже, к сожалению, есть турниры, на которых читерить настолько легко и настолько выгодно, что… Я не знаю, как бороться с этим. Может быть, надо вводить новое понятие «адекватное подозрение». Проблема в том, что человек набрал 7 из 7, ты просишь отключить ему трансляцию – и у тебя проблемы. У меня были случаи, когда просили отключить трансляцию моих партий – подозревали меня; были случаи, когда я просил отключить – подозревал кого-то. Ни в том, ни в другом случае никто этого не скрывал. Вот есть такой шахматист Юрий Елисеев, я с ним работаю уже достаточно давно. В какой-то момент, когда мы ещё не работали вместе, играли какую-то партию, и он здорово играл турнир, его все подозревали. Я абсолютно искренне попросил отключить трансляцию и честно сказал ему об этом. Он абсолютно не обиделся. Не знаю, как-то надо, видимо, привыкать к этому. Потому что если мы будем продолжать основываться на той же презумпции невиновности, то просто никуда не уйдём.

Сейчас же ещё такая проблема, что нет никакого адекватного наказания за читерство.

М.МАНАКОВА: Согласна. Вообще нужно дисквалифицировать по жизни, чтоб не повадно было.

Д.ДУБОВ: Да. Люди плохо это понимают. Вот был случай Нигалидзе. Человек читерил два года, выиграл два чемпионата Грузии – а это самый важный чемпионат у них, я это знаю, потому что у меня приятель-грузин сильный гроссмейстер. И вот Нигалидзе попал в команду…

М.МАНАКОВА: Вошёл в историю, заработал денег…

Д.ДУБОВ: Нет, даже тупо по деньгам. Он выиграл какие-то опены. Ну хорошо, его дисквалифицировали на три года. Но ребят, Нигалидзе за это время заработал больше, чем вы сами за пять. В период дисквалификации он просто займётся чем-то ещё.

К примеру, я потенциальный читер. Я смотрю: у меня рейтинг 2650 условно. Не начать ли мне читерить? И я начинаю думать: по деньгам мне это очень выгодно. Шансов, что меня поймают, практически нет. Я буду говорить: я же гений, ребята, я молодой. Два-три турнира я могу набирать по многу очков, причём если ещё отметить такой нюанс, что человек может быть не идиот, и ему не обязательно выигрывать все партии и занимать только первые места, то это будет продолжаться годами. И в самом худшем случае, когда меня поймают, дисквалифицируют на два-три года. Это же смешно. То есть чтобы остаться в минусе по итогам всей операции, мне надо, чтобы меня поймали на третий турнир.

И ещё один важный момент в развитии шахмат. Очевидно, что читерство – очень серьёзная проблема, и очевидно, что на данном этапе в принципе её можно решить, по крайней мере, в среднем классе. Чисто интуитивно можно предположить, что если есть «слабые» читеры – гроссмейстеры типа Нигалидзе, то, может быть, они есть и где-то наверху. Не будем называть фамилии, но все мы знаем, что какие-то подозрения были в отношении разных людей. Понятно, что на самом верху примитивные меры вряд ли помогут поймать читеров. Пока-то мы ловим только тех, кто прячет телефон в туалете. Но прямо скажем, если ты гроссмейстер, ты мог бы придумать что-нибудь поумнее. Хотя бы прятать его в женском туалете, не знаю. Но если сейчас озаботиться, то на уровне среднего класса проблема решаема.

М.МАНАКОВА: Каким образом?

Д.ДУБОВ: Не знаю, у меня были разные идеи. На эту тему была история года полтора назад у нас с Владом Ткачёвым – он, как все мы знаем, очень творческий и интересный человек. Я к нему периодически приезжаю в гости и каждый раз начинаются какие-то «ля-ля тополя», но из этого получается что-то довольно интересное. Так появился тот ролик про читера – там от зарождения идеи до завершения видео прошло два дня. Мы загорелись и сняли. И вот мы обсуждали ещё такую идею, которая, к сожалению, пока не реализовалась – написать манифест. Если все шахматисты объединятся и начнут делать какие-то вещи, то читерам станет намного сложнее. Есть, конечно, какие-то вещи, которые мы не можем заставить делать, но мы можем объединиться и…

М.МАНАКОВА: И что? Для чего объединиться? Вот все говорят: «надо действовать сообща». Что мы можем сделать сообща, я не понимаю?

Д.ДУБОВ: Есть разные вещи. Во-первых, как мне кажется, разумная мера такая. Для защиты от совсем странных людей – есть грань между тем, что ты проходишь один раз перед туром металлоискатель… По собственному опыту я знаю, что, как правило, организовано это абсолютно бездарно. Я помню Кубок мира в Тромсё. Это же не чемпионат двора, это, казалось бы, важное соревнование. До матча за звание чемпиона мира остаётся два шага – выйти из Кубка мира в турнир претендентов и там выиграть. Значит, уже можно озаботиться – это не Канны с первым призом 2000 долларов. И там, в Тромсё, было божественно. Организаторы потратились и действительно, там стояла рамка, через которую всех игроков заставляли проходить. Действительно здорово. Молодцы, ребята. И был ещё вход для зрителей, а он, как не трудно догадаться, свободный. И потом эти люди встречаются в одном зале, там нет никаких канатов, никаких барьеров, у них один туалет. Мы с тренером просто смеялись. Вроде бы что-то и сделали они, но по факту – не сделали ничего.

Из разумных мер можно такую вещь сделать. Любой участник турнира может попросить дополнительно проверить сканнером любого участника. Соответственно понятно, что это должно быть платно. Я вижу это так. Условно говоря, ты платишь 100 или 200 евро. Половина идёт организаторам, половина обязательно человеку, которого ты проверяешь – за нанесённый моральный ущерб. Мне кажется, все эти вопли – «вот, мне обидно, что меня отключают от трансляции» - они бы сразу ушли, если бы за каждую отключённую партию люди получали по 100 евро. Я бы согласился с удовольствием. Платите мне 100 евро за каждую партию, во время которой вы проводите по мне сканером или отключаете от трансляции – да ради бога! Понятно, что если человек у всех вызывает подозрения, то его каждый раз будут, грубо говоря, долбать и проверять. Соответственно, если у него нет никаких проблем, то он, вместо того, чтобы говорить о том, что его дискредитируют, просто будет получать за это деньги.

М.МАНАКОВА: Так это многовато всё-таки – 100 евро. Если 2000 первый приз, то представляешь – последние 50 евро отдать за то, чтобы проверить китайца?

Д.ДУБОВ: Во-первых, очевидно, что эта сумма может быть разная для каждого турнира.

М.МАНАКОВА: Я поняла. Условно.

Д.ДУБОВ: Есть разные турниры. Но на уровне идеи мне это кажется довольно здравой мыслью. То есть когда ты заявляешь о каком-то миниподозрении и просишь проверить, то  ты действительно посягаешь в некотором роде на личное достоинство человека. То есть если ты действительно вынудил человека лишние двадцать минут, грубо говоря, общаться со сканером, то, наверное, это не очень приятно. Соответственно, если у человека есть деньги, то это уже более или менее адекватно.

М.МАНАКОВА: Хорошо, сейчас они, допустим, проносят в мобильниках, в ботинках. Но ведь придёт время… Говорят, что уже и в очках встроены какие-то программы. А скоро могут и в сами глаза встраивать что-то подобное. Ведь техника опережает шахматы, тебе не кажется?

Д.ДУБОВ: Она, безусловно, опережает шахматы, и мы всегда будем позади, в этом вопроса нет. Но реально надо решать проблемы постепенно. То есть вряд ли можно научиться ловить акул, не научившись ловить карасей. Так что давайте сначала изолируем каких-то, условно говоря, кретинов, которые прячут телефон в туалете. Это самое примитивное читерство, но этих же людей мы ловим через два года опять. Это же абсурд просто, я уже не знаю!.. Нигалидзе поймали просто потому, что во время партии Петросян, который уже давно его подозревал, проявил инициативу. Это же не то, что судьи сами поймали. Это же ты не просто играешь партию… Петросян же там по ходу партии в какие-то шпионские игры играл. Но чтобы в них играть, надо уже конкретно подозревать человека. А во время партии есть такой нюанс, что надо ещё и партию играть по возможности. Так что это – одна разумная мера. Понятно, что в широком смысле мы всегда будем позади. Понятно, что любой контакт со зрителями – это потенциальное читерство. Но мне кажется, что первоочередная цель должна быть такой – защититься от каких-то совсем примитивных вещей. Понятно, что будут какие-то сложные схемы. Понятно, что во времена Союза люди, которые играли в карты на пляже, вам расскажут, что есть такая схема, как маяки. И если в зале есть зрители, то ты никогда не сможешь с этим бороться и никогда их не вычислишь – они будут меняться, и так далее. Понятно, что проблем много. Но для начала надо решить хотя бы самые простые. Пока, на мой взгляд – может, я и ошибаюсь, - в этом плане практически ничего не делается, потому что люди, которые в этом работают, плохо понимают специфику проблемы. То есть они вложили средства, появилась такая вещь, как "метод Ригана" – ты слышала?

М.МАНАКОВА: Нет.

Д.ДУБОВ: Это один умный мужик, учёный, написал программу, которая на основе текста партии выявляет, потенциальный ты читер или нет. Я верю, что Риган – отличный учёный, раз смог такое написать. Но, к сожалению, люди не учитывают такой нюанс, что совершенно необязательно делать все ходы по первой линии. Я эту мысль пытался донести многим людям, но они не понимают. То есть просто ты можешь получить худшую позицию, можешь просто проиграть – это же абсолютно неважно. Потому что идея этой программы основана на статистическом анализе всех партий. Абстрактно это, безусловно, интересно, но реально её используя, ты можешь поймать только полного кретина, который все ходы делает по первой линии. А как можно поймать более или менее вменяемого человека, я не очень понимаю. Для этого пока не делается ничего. По факту ему ничего не мешает пронести что-то, ему не мешают провести с собой пять человек, которые будут…

М.МАНАКОВА: …"маячить".

Д.ДУБОВ: Да-да, чесать нос, двигать ушами и что-то ещё делать.

М.МАНАКОВА: А ведь это уже было у французской команды. Кстати, ты знаешь, что наш первый знаменитый читер сейчас опять благополучно играет в опенах.

Д.ДУБОВ: Феллер? Да, знаю.

М.МАНАКОВА: Человек опять играет, нормально всё.

Д.ДУБОВ: Я просто немножко интересовался спецификой проблемы. Там идея какая? В идеале было бы хорошо, если бы за это привлекали к уголовной ответственности, тогда бы сразу всё закончилось. Проблема в том, что с уголовной ответственностью это делать нельзя, это невозможно, я интересовался. Мне знающие люди, которые тоже этим занимаются, разбираются и в шахматах, и в законах, объясняли.

М.МАНАКОВА: Почему невозможно?

Д.ДУБОВ: Просто невозможно. Потому что разные страны, и мы не можем привязать всех к одному уголовному кодексу. Мы должны действовать в рамках ФИДЕ. На мой взгляд, совершенно очевидно, что должны быть какие-то жёсткие наказания. Потому что три года – это для людей просто ликвидно читерить, и вообще это даже стимул. Ты просто понимаешь по шансам, что самое худшее, что может произойти – это ты много заработаешь, а потом три года будешь заниматься чем-то другим, причём если бы ты играл сам, то за пять лет не заработал бы столько.

М.МАНАКОВА: Мне такая крамольная мысль ворвалась в голову. Скажи, а на высочайшем уровне, на уровне ФИДЕ они сами не заинтересованы в этом? Вдруг они имеют с этого что-то? Конечно, это гипотеза, это я фантазирую, но вдруг ты знаешь больше?

Д.ДУБОВ: Нет-нет, я не знаю.

М.МАНАКОВА: Если уж не высочайшем уровне… Представь, что организаторы, к примеру, в доле с победителем этого турнира.

Д.ДУБОВ: Ты же понимаешь, что это, конечно, фантазии. И я об этом знать не могу. Я понимаю, что теоретически это возможно, но реально как раз вот это ничем не подкреплено. Мне кажется, проблема в том, что там практически нет людей, которые одинаково хорошо понимают и шахматную специфику, и компьютерную. Потому что этот "метод Ригана" и само его создание выдаёт полное непонимание. Вы просто пытаетесь поймать не человека, а движок. Ты просто проверяешь: это играет Стокфиш или нет? Это единственное, что ты проверяешь.

М.МАНАКОВА: В женских шахматах можно вообще по третьей линии всю партию играть и занять одно из первых мест.

Д.ДУБОВ: Да-да. Тот же случай с Санду. Мы не будем сейчас говорить, читер она или нет, но когда к ней предъявлялись претензии, разговор шёл абсолютно на разных языках. Одни люди говорят: мы посмотрели партии и видим, что она типа совершает ошибки. А другие люди говорят: хорошо, мы же не говорим, что она играет по первой линии. То есть точно мы не знаем, но претензии-то были не в этом.

М.МАНАКОВА: А твоё-то мнение какое по той истории?

Д.ДУБОВ: Я не знаю, меня там не было. Но мне кажется, что логично будет ввести какое-то понятие, вроде «адекватное подозрение». Ты, наверное, лучше меня разбираешься в юриспруденции…

М.МАНАКОВА: Я?! Нет, я ноль!

Д.ДУБОВ: Я тоже не разбираюсь. Но как я понимаю, там есть такая стадия, когда ты – подозреваемый. Тебя в тюрьму не сажают, но ты даёшь подписку о невыезде, и твой статус всё-таки несколько меняется, у тебя есть какие-то ограничения. Соответственно, и в шахматах также. Если человек начинает играть намного выше своего рейтинга или выше ещё чего-то (это можно продумать, но мысль понятна), если он начинает вдруг показывать уникальные результаты, то его не надо ни в чём обвинять. Но, в то же время, нет ничего плохого в том, чтобы у него появились какие-то ограничения. Я не понимаю, если ты играешь блестяще какой-нибудь турнир, то какая тебе разница, есть партии в трансляции или нет? У меня, кстати, вообще была карма. Когда я играл турниры, как только попадал в трансляцию, тут же начинал хуже играть.

М.МАНАКОВА: У меня то же самое было.

Д.ДУБОВ: Мне кажется, что эта проблема высосана из пальца.

М.МАНАКОВА: А может быть, вообще задерживать эту трансляцию? Или ты считаешь, что это не имеет смысла?

Д.ДУБОВ: Не знаю. Я считаю, что что-то делать надо. И задерживать лучше, чем не задерживать. Очевидно, что это даёт какой-то бонус. Но ты же понимаешь, что весь вопрос в том, с кем мы имеем дело. Грубо говоря, это как ты квартиру будешь защищать. Ты можешь поменять один замок, а можешь поставить три замка. Следующий уровень – ты можешь поставить сигнализацию. То есть понятно, что профессионал самого высокого уровня обойдёт и твою сигнализацию, это абсолютно очевидно. Но ты защитись хотя бы от соседа.

М.МАНАКОВА: Я поняла. А как ты думаешь, на этом турнире хорошие меры предосторожности?

Д.ДУБОВ: Насколько я знаю, да. И я на это надеюсь.


  


Комментарии

Дубов производит впечатление

Счет: 6

Дубов производит впечатление интеллигентного, культурного парня.

Пожизненным исключением из

Счет: 0

Пожизненным исключением из шахмат проблему читерства не решить. Да и это будет неправильно, ведь есть другие способы решить эту проблему. Подсказки были, есть и будут в таком виде спорта, как шахматы. Играют же в футбол с нарушением правил. Так и здесь. Нужно бороться с читерством разумными способами, которые нужно искать. Понятно, что за день-два их не найдёшь. Но если задаться целью, подключить специалистов, то способы борьбы с читерством можно оптимизировать и свести желание использовать подсказки в шахматах до минимума.

Как написал недавно здесь

Счет: 0

Как написал недавно здесь один товарищ,напоминает передовицы газеты "Правда" советских
времен.

Молодец Даниил,очень

Счет: 3

Молодец Даниил,очень интересное интервью! Но думаю,китайца только зря подозреваешь.
Китай "взялся" за шахматы.И думаю в ближайшее время начнёт доминировать.Благо уже олимпийскими чемпионами стали.

Интервью не слушал, отвечу на

Счет: 2

Интервью не слушал, отвечу на заголовок. Никакого "адекватного подозрения" вводить не надо. Никто вообще не имеет права оскорблять другого шахматиста озвучиванием подозрения в читерстве. Решение совсем другое и очень простое - стандартная процедура.

Просто сделать процедуру обыска игрока столь же стандартной, как допинг-контроль в других видах спорта. Ты никого ни в чем не подозреваешь, но можешь попросить, чтобы твоего противника осмотрели на наличие электронных девайсов. Дать каждому игроку такую привилегию, скажем, два раза за турнир. Прописать как и когда это можно сделать (чтобы не выбивать игрока из концентрации, например, сразу по окончании партии или когда он не находится у доски). Захочет - попросит обыскать в ответ, используя свою квоту.

Если это станет чем-то стандартным и естественным, никаких проблем не будет.

Вводить можно всё,что

Счет: 7

Вводить можно всё,что угодно,вопрос лишь в том,как это будет действовать на практике.
Процедура обыска и сейчас есть,только она нестандартна,как и допинг-контроль,который
является весьма дорогостоящим делом и применяется только на крупных соревнованиях с
участием сильнейших спортсменов мира.Решение же проблемы видится лишь в том,что должно
быть такое место игры,куда не проходили бы никакие сигналы.

Не напоминайте мне анекдоты о

Счет: -2

Не напоминайте мне анекдоты о том, как гитлер в бункере оттягивал свой конец. :)))
Бункеры и глушилки - это не решение. В силу целого ряда причин. Лично я не хочу шахматам такую судьбу. А Вы?
Повторюсь, нужно просто сделать процедуру обыска стандартной. Работать будет прекрасно.

Все таки послушал интервью.

Счет: 0

Все таки послушал интервью. Даже немного удивился степени толковости, адекватности и способности выражать свои мысли.
Ну и еще удивило, что не считая сильно неудачного формального определения "адекватное подозрение", он в целом говорил почти то же, что и я. А идея с тем, чтобы за обыск взымать плату - вообще шедевр (почти без иронии).

В итоге, уверен, мы придем к тому, что играть будут рапид с задержкой трансляции. Уже писал несколько раз, что чемпионат мира по шахматам 2030-го года будет или рапид-швейцаркой или рапид-нокаутом. Но пока длинный контроль жив, надо ловить девайсы. И прописать стандартную процедуру как это делать, включающую право на осмотр. На данный момент проблема вполне решаемая, если будет желание её решить.

А чего удивительного? Даниил

Счет: 6

А чего удивительного? Даниил - очень разумный молодой человек.
Такое впечатление, что у вас предубеждение к носителям высшего шахматного звания :)

Гроссы - очень разные. В

Счет: -2

Гроссы - очень разные. В данном случае предубеждение, скорее, к его поколению.

Я для себя когда-то решил,

Счет: 3

Я для себя когда-то решил, что испытывать предубеждение к молодому поколению мне следует не раньше, чем я признаю себя старпёром.

А вот не играть, на мой

Счет: 1

А вот не играть, на мой взгляд, было неправильным решением. А если китаец честный? Можно вот так вот запросто лишать его шанса на полноценную норму? Все таки надо было попробовать убедить организаторов как следует его осмотреть. Думаю, это было возможно.

Вовсе и не депрессивно, много

Счет: -1

Вовсе и не депрессивно, много разумных мыслей.

Только вот с этим "И там, в Тромсё, было божественно. Организаторы потратились и действительно, там стояла рамка, через которую всех игроков заставляли проходить. Действительно здорово. Молодцы, ребята. И был ещё вход для зрителей, а он, как не трудно догадаться, свободный. И потом эти люди встречаются в одном зале, там нет никаких канатов, никаких барьеров, у них один туалет."

Даниил погорячился. И простых зрителей шмонали как следует.

Даниил очень умненько все

Счет: 3

Даниил очень умненько все рассказал, Просто молодец.
Действительно, если будут читать на самом верху, с командой , поймать практически невозможно. Все задержки трансляций, рапид, проблему могут решить только на дилетантском уровне.
На самом верхнем уровне это не поможет. Как решить проблему на самом верху, без полной изоляции игроков пока не видно.

сколько раз было использовано

Счет: 3

сколько раз было использовано слово-депрессивно? Кто посчитал?!

Даниил -конечно, парень

Счет: -2

Даниил -конечно, парень умный, в судебной практике Российской Империи один из видов решения суда гласил "оставить под подозрением" (когда не хватало прямых улик, а имелись только косвенные). Это автоматически означало нерукопожатость и превращение в своего рода морального изгоя. Но теперь это не пройдет, общество "балканизировалось", обман и мошенничество-это своего рода, доблесть, поэтому об общественном осуждении говорить не приходится. Остается прибегать ко всякого рода техническим новшествам, возможно, далеко не безвредным для играющих, особенно в связи с появлением технической возможности вживления чипов в тело человека. Если так дальше пойдет, "классика" будет постепенно вытесняться рапидом и блицем, оставаясь только на любительском уровне.

Кстати, пообщался сегодня со

Счет: -4

Кстати, пообщался сегодня со знакомыми шахматистами на израиьской первой лиге, предложение Даниила насчет платного осмотра привело в восторг не только меня. По моему, можно смело вписывать в античитинговые правила ФИДЕ. :)

При нынешнем положении дел, обвинение в читинге довольно сильно выбивает честного игрока из калеи. А если за безрезультатный осмотр он будет получать деньги, то многих это будет даже радовать. Ну и организаторам профит. :)

А если игрок специально будет

Счет: 2

А если игрок специально будет вести себя подозрительно, провоцируя обыск? :) На обысках можно будет больше заработать, чем на призах.

Ну тех, кто бегает в туалет,

Счет: -1

Ну тех, кто бегает в туалет, пускай судья бесплатно обыскивает. :) А тех, кто играет выше своего рейтинга - за бабки. :)

Смотрите также...

  • Москва, вечер пятницы. Конец 12-го тура соревнования претендентов.

    М.МАНАКОВА: ...А как оцените эндшпиль Свидлер – Гири?

    В.ТОПАЛОВ: Я думаю, ничья, конечно.

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну конечно. У Гири там опять был солидный перевес, но он, как всегда начал всё упрощать, меняться.

  • Здание Телеграфа в Москве, восьмой день турнира претендентов.

    М.МАНАКОВА: …Не выпускали?

    И.НАУМКИН: Нам сказали, что там игроки проходят, заставили ждать.

    М.МАНАКОВА: Ну, сначала игроки ходят в туалет, а потом…

    И.НАУМКИН: Нет, я сначала вошёл, а потом не мог выйти сюда, к тебе.

  • М.МАНАКОВА: Анатолий Евгеньевич, здравствуйте! Мы безумно рады вас видеть и безумно рады, что вы к нам зашли! Как вы приняли такое решение – сюда прийти?

    А.КАРПОВ: Я работаю напротив, так что мне близко.

    М.МАНАКОВА: Ну и какие ваши впечатления?

    А.КАРПОВ: Турнир интересный, партии интересные.

    М.МАНАКОВА: А вы следите за партиями в интернете?

  • Е.НАЕР: …Я читал вчера про "тело Виши". Сложная тема.

    М.МАНАКОВА: Нет, но я же права?

    Е.НАЕР: Шучу, шучу. Но мне лучше попроще вопросы.

    М.МАНАКОВА: Кстати, вот Морозевич замечает такие вещи – кто больше расслаблен, кто ещё как-то. Он бы откликнулся на эту тему, мне кажется.

  • М.МАНАКОВА: Руслан, можно с тобой поговорить?

    Р.ПОНОМАРЁВ: Можно.

    М.МАНАКОВА: Ты здесь надолго?

    Р.ПОНОМАРЁВ: До завтра.

    М.МАНАКОВА: Ну, как впечатление от увиденного?

  • Запись прямого эфира: 15.03.2016, 16.30.
    Длительность - 16 минут.

    Е.СУРОВ: 16.27 московское время, прямой эфир Chess-News, и у нас из Телеграфа Мария Манакова.

    М.МАНАКОВА: Да, я здесь.

    Е.СУРОВ: Здравствуйте! Так что сегодня там интересного происходит?

  • М.МАНАКОВА: Это президент Московской шахматной федерации.

    В.ПАЛИХАТА: А это будет видео?

    М.МАНАКОВА: Да.

    В.ПАЛИХАТА: Здравствуйте!

    М.МАНАКОВА: Здравствуйте! А вы пришли купить сувенирчики?

    В.ПАЛИХАТА: Обязательно! Детям, сотрудникам, себе лично. Вот сейчас еду за границу и буду там демонстративно носить. Пропагандировать шахматы.

  • ...К.ИЛЮМЖИНОВ: У всех участников турнира претендентов одинаковые шансы, все равно подготовлены, а победит тот, кто будет просто более психологически выдержан, и у кого будет больше желания, наверное.

    М.МАНАКОВА: А что вы называете "более психологически выдержан"?

  • Запись прямого эфира: 13.03.2016, 18.10
    Длительность - 18 минут.

    Е.СУРОВ: 18.08 московское время, это прямой эфир Chess-News. Сейчас мы связываемся с Телеграфом, где проходит третий тур турнира претендентов. На месте событий находится наш корреспондент Мария Манакова. Мария, приветствую!

    М.МАНАКОВА: Я здесь! Здравствуйте всем!

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?