Владимир Крамник: "Считаю, что на Олимпиаде сыграл хорошо"

Время публикации: 05.11.2010 00:36 | Последнее обновление: 15.11.2010 12:02

Е. СУРОВ: Левон Аронян, ваш соперник в первом туре, сказал мне о том, что вот он набрал 2800, достиг этого рубежа и успокоился. И теперь будет играть спокойно, психологический груз спал. А вот у вас в плане рейтинга… В последнее время вы высот не достигаете. По крайней мере, былых высот. Вы испытываете в этом плане какое-то угнетение?

В. КРАМНИК: Да нет, я не думаю, что и Лева успокоится, потому что на самом деле… Ну, что 2800, это довольно условная величина, мне кажется, пока ты не являешься первым в мире по рейтингу, по крайней мере, с точки зрения рейтинга успокоиться нельзя, если ты шахматист амбициозный. А и он, и я – мы, конечно, шахматисты амбициозные. Поэтому нет, я не думаю. Совершенно уверен, что и он будет пытаться стать первым в мире, и я буду все-таки как-то пытаться, стараться. Но в принципе, в шахматах так сложилось, что первое место в рейтинге – все-таки оно не настолько принципиально, сколько звание чемпиона мира. Поэтому, конечно, для меня все-таки, безусловно, с большим отрывом самым важным будет вот этот цикл и турнир претендентов, который будет в следующем году. Попробую его выиграть и выйти на матч с Анандом. То есть, конечно, это с большим отрывом намного более важно. Ну, а рейтинг – это, так сказать, попутная вещь. Конечно, хотелось бы его наращивать, больше и больше чтобы он был, но все-таки, опять же повторюсь, это не настолько принципиально. Тем более, что я уже был первым номером. Леве это еще предстоит, наверное, я надеюсь, ему эта вершина еще должна покоряться. У меня уже было и выше 2800, и первый номер, поэтому всегда повторять, конечно, приятно, но все-таки менее значимо, чем первый раз этого добиваться. Но в любом случае, конечно, мне бы тоже хотелось немножко рейтинг еще увеличивать. Нет, на самом деле, в последнее время у меня довольно позитивно в плане рейтинга все идет – так, потихонечку увеличивается, медленно, но верно. Буду стараться, но опять же, я думаю об этом не в первую очередь. Скажем, для меня выигрыш турнира крупного, конечно, важнее, чем, там, десять пунктов рейтинга. Это какой-то некий такой знаменатель, который помнишь: там, выиграл два раза я Мемориал Таля уже – единолично причем, с отрывом. Ну, приятно, помнишь это. А рейтинг – ну, был когда-то вторым, третьим, но это все забывается очень быстро.

Е. СУРОВ: Правильно ли я понимаю, что вы, как и в прежние годы, настроены всерьез побороться за звание чемпиона мира? То есть, эта цель для вас сейчас не менее важна, как когда-то?

В. КРАМНИК: Это просто по-другому. Она важна, но по-другому. Очевидно, что если какую-то цель я перед собой ставлю, то только эту, потому что какую еще. Турниров я уже много выиграл и без этого, и так далее. Но, скажем так, это совершенно другая мотивация, я чувствую, что она имеет совершенно другой оттенок; для меня это больше некое такое испытание для себя самого. То есть, пройти через это испытание, в общем-то, что-то доказать самому себе… Если раньше, пожалуй, это было больше попыткой достичь вершины, больше из побуждений максимализма, то сейчас для меня совершенно не будет, скажем так, большим разочарованием, если этого не произойдет. Но, как ни странно, при всем при этом я очень хочу, чтобы это произошло. И много работаю, и, в общем, серьезно занимаюсь над этим, но это скорее некий такой тест самому себе, чем кому-то что-то доказать. Потому что доказывать, во-первых, это не в моей философии, во-вторых – и нечего никому на данный момент в шахматах. Но для себя это было бы… Я такой, можно сказать, перфекционист по натуре, и если я что-то делаю, я хочу сделать максимально хорошо. А в данном случае это может быть только звание чемпиона мира. Поэтому если я его не добьюсь (что, конечно, возможно, безусловно), то тогда я буду считать, что не до конца, по крайней мере, вот эти годы, с 2008-го, немножко как-то что-то недоделал. Но я буду стараться.

Е. СУРОВ: Так а Мемориал Таля тогда чем для вас является? Этапом подготовки? Или это какой-то отдельный…

В. КРАМНИК: Нет, все турниры – это в какой-то степени этап подготовки. Но, конечно, это слишком серьезный турнир для того, чтобы считать его просто тренировочным. Ну, как бы я тоже хочу выигрывать крупные турниры, все-таки это тоже вехи такие в твоей биографии. Я не могу сказать, что я как-то… У меня нет такого каспаровского подхода – первое место или никакое. Этого у меня нет и никогда не было, кстати. И все-таки моя турнирная шахматная биография говорит о том, что все-таки, наверное, можно и без этого достигать вершин. У меня никогда не было такого подхода. Даже когда я играл матч с Каспаровым, у меня не было психологии, что я вот должен выиграть во что бы то ни стало. Нет, я просто играл, забыл о результате и показывал все, на что я способен. Примерно так же я действую сейчас в турнирах. Я не думаю о том, что мне надо обязательно занять первое место, а просто я приезжаю и стараюсь набрать максимальную форму, лучше всего подготовиться к турниру и показать все, на что я способен. А дальше что выйдет, то выйдет. Я и раньше никогда не был зациклен, а сейчас стал еще меньше зацикливаться на результате, особенно, если это просто международный турнир. Но, конечно же, по ходу турнира ты стараешься и по полной программе пытаешься играть и выиграть турнир. Тем более, что и в Москве, и турнир очень сильный. Тут все к тому, что надо работать серьезно.

Е. СУРОВ: Жалеете, что на Мемориале Таля не играет ваш «клиент»?

В. КРАМНИК: Ну… Нет, почему, не то, что жалею. Я бы предпочел, чтобы и он играл, и Ананд играл тоже, которого нельзя назвать моим клиентом. Нет, просто я всегда люблю играть в максимально сильных турнирах. На самом деле, для меня идеально, чтобы все вообще сильнейшие играли, потому что это меня подстегивает и дает мне такой дополнительный стимул собраться и показать максимум того, на что способен. Поэтому, кстати, мне довольно часто удавалось выигрывать такие очень сильные турниры – и прошлый Мемориал Таля, и Бильбао сейчас, - потому что это как-то мне дает еще дополнительную мотивацию некоторую – обойти Карлсена, обойти Ананда, например. Поэтому я бы предпочел, но, с другой стороны, у всех свои планы. Но, в общем-то, и без этого турнир очень сильный. С другой стороны, немножко какие-то другие лица увидеть, потому что мы с теми уже столько играем в одних турнирах – уже надоело немножко. Но мы в любом случае потом все трое будем играть в Лондоне, и все трое в Вейк-ан-Зее, так что мы еще друг на друга насмотримся.

Е. СУРОВ: Последний вопрос, который я не могу не задать, поскольку мы с вами не общались после Олимпиады. Вот сейчас прошло некоторое время, можно на трезвую голову оценить. Как бы вы оценили свое выступление в составе российской сборной?

В. КРАМНИК: Опять же, это оценивать, наверное, тренерам, но я считаю, что я действительно хорошо сыграл. Это по совершенно объективным причинам. Я достаточно всегда, мне кажется, трезво оцениваю свою игру, свои выступления. Я думаю, что я играл хорошо и сыграл хорошо, потому что, скажем так, командные соревнования все-таки сильно отличаются от личных, тем более на первой доске. Тут надо уметь быть вариативным и по ситуации в матче варьировать свою игру. И учитывая, что у меня есть опыт, мне кажется, что, по крайне мере, мой КПД на площадке (выражаясь хоккейным языком) был лучший в команде. Потому что единственный матч, который мы проиграли, я не играл. Поэтому мой КПД был максимальный, можно сказать.

Е. СУРОВ: Так вот почему вы не вышли на тот матч!

В. КРАМНИК: Ну ладно, что тут вспоминать тот матч. Так получилось, да. Но в любом случае, я считаю, что сыграл довольно хорошо, на финише там много черных держал. Потому что все-таки игра на первой доске и на любой другой – это довольно большая разница. Во-первых, сила соперников чаще всего разная, а во-вторых, намного больше ответственность. И, скажем, человек, который может блестяще сыграть на второй доске, совершенно не факт, что он сыграет очень хорошо на первой, потому что ответственность в разы выше. Просто в разы. Поэтому я думаю, что в целом я сыграл неплохо, но, скажем так, я считаю, что играл я лучше, чем результат, который я показал. Я думаю, что если б чуть-чуть было больше везения, я бы мог показать и лучше результат. Но, к сожалению, вообще надо сказать, что в этой Олимпиаде как-то с везением у всей команды было не очень хорошо.

А что касается командного результата, я думаю, что мы неплохо сыграли в целом. Как ни странно, я оцениваю результат достаточно позитивно. Во-первых, нет такого отрыва. Я считаю, что сборные России и Украины примерно равны. Мы чуть-чуть посильнее, но не более того. А на такой короткой дистанции вопрос удачи выходит на первый план. Безусловно, Украина выиграла заслуженно, но, безусловно, удача была на их стороне намного больше, чем на нашей. То есть, была игра равных двух команд, которые были сильнее других, но чуть-чуть им более улыбнулась удача. Я так оцениваю ситуацию. Совершенно элементарно могло оказаться, что мы бы выиграли Олимпиаду, а Украина стала второй. Просто чуть-чуть нам не хватило. Можно назвать это удачей, можно характером – разные люди называет по-разному. Но так или иначе, скажем так, это второе место все-таки с золотым отливом, а не с бронзовым. Я считаю, что это все-таки некий шаг вперед, так что будем еще работать, ну что делать, на следующей Олимпиаде пытаться выиграть. По крайней мере, я себе поставил задачу не уходить из шахмат, пока не выиграем Олимпиаду еще раз.

Е. СУРОВ: Здорово. Так и что же, нам теперь желать, чтобы Олимпиаду подольше не выигрывали?

В. КРАМНИК: Нет, я все-таки хотел бы следующую… Думаю, в Турции… Ну, одну из следующих двух точно я думаю, что мы выиграем. Я практически могу гарантировать это. Уверен в этом. Но, конечно, жаль: в Ханты-Мансийске был реальный шанс достаточно, но что делать…     


  



Смотрите также...