"Победа" Василия Аксенова

Время публикации: 06.07.2015 15:28 | Последнее обновление: 06.07.2015 15:35

В 76 лет, 6 июля 2009 года умер знаменитый советский, потом американский и наконец российский писатель Василий Аксенов. Но  самое главное для шахматистов, что Аксенов - автор одного из лучших рассказов, посвященных шахматам, - «Победа».

В своей жизни писатель дал десятки, сотни интервью, и для беседы с ним на рубеже веков мне захотелось выбрать какую-нибудь необычную тему. И я остановился на спорте, ведь Василий Павлович – один из немногих наших прозаиков, которые часто писали на спортивные темы. Среди героев Аксенова были футболисты и хоккеисты, боксеры и баскетболисты, теннисисты и шахматисты. Конечно, поклонники шахмат могут ограничиться только той частью интервью, которая касается шахмат, но, мне кажется, интересны и ответы, касающиеся других видов спорта.


Василий Аксенов за шахматной доской

Стадионы и болельщики, любители и профессионалы, победители и неудачники – атрибутика многих произведений писателя, особенно ранних повестей и рассказов, которые в 60-70-е годы прошлого века сделали его кумиром советской молодежи. Но и сам Аксенов был не чужд спорту: когда-то входил в сборную Медицинского института по баскетболу, любил побросать мяч в кольцо и в последние годы жизни. В маленьком городке Биаррице, на границе Франции и Испании, где Аксенов приобрел дом после возвращения из Америки, у него под окнами была сооружена баскетбольная площадка. Он проводил на ней немало часов, и его броски из трехочковой зоны, как правило, достигали цели.

Бильярд

- Василий Павлович, один из главных героев вашей культовой повести «Коллеги» - Карпов, человек с шахматной фамилией…
- Нет-нет, тогда шахматного Карпова и в помине не было. А мой Карпов играл во что угодно, только не в шахматы. Помните, он говорит: «Я спортсмен. Разве не видно? А больше всего люблю бильярд. Сыграем…»


Играет на бильярде Карпов, да не тот…

- Как всякий богемный человек, вы, наверное, и сами увлекаетесь бильярдом.
- Всю жизнь баловался, но на примитивном уровне. Правда, недавно произошло нечто невероятное… Я был в гостях у журналиста из «Московских новостей» Сергея Грызунова, где присутствовал также посол Грузии в Москве, подзабыл фамилию, и бывший министр иностранных дел Андрей Козырев. Поговорив о том о сем, мы решили сыграть партию двое на двое. Я с Козыревым - два бильярдных лоха - против другой пары, настоящих профессионалов. И случилось какое-то чудо: мы их обыграли. У меня в жизни не было такой кладки – все шары сами шли в лузу. Дальше все, как полагается, - побежденные ползали под столом, кукарекали и так далее... 

Шахматы

- А в шахматы вы кого-нибудь заставляли кукарекать?
- Когда-то я был крепким любителем, имел второй разряд. Но успехами Леонида Зорина или Аркадия Арканова похвастаться не могу.
- Однажды Владимир Солоухин написал странный текст, цитирую.
«В Доме творчества в Ялте в вестибюле играли в шахматы два еврея, - Зорин и Поженян. Еще несколько евреев смотрели на их игру. Тут же сидел и я. Вдруг в вестибюль вваливается пьяный-препьяный Аксенов:
- Вот скажи, Солоухин, почему все евреи хорошо играют в шахматы?
Я  не нашелся тогда, что ответить на этот провокационный выпад, а нашелся позднее, когда все разошлись, и сам я тоже пошел спать.
 Ну почему же все? - должен был спросить я. - Садись, я тебя сейчас разделаю под орех.
И риска не было бы никакого. Уж с пьяненьким Аксеновым я бы как-нибудь управился. Да он и не сел бы со мной играть, а сел бы в галошу».

- К сожалению, Солоухин так до конца жизни и не избавился от своего порока определенного свойства. Никаких вопросов я ему, естественно, не задавал, да и о чем его было спрашивать. А если бы мы сели за шахматную доску, как он рисует в своем воображении, то, надеюсь, ему бы я поставил мат даже выпив литр водки…


Василий Аксенов: «Победа!»

- В вашем рассказе «Победа», который впервые появился 1965 году в журнале «Юность», в партии между двумя пассажирами, гроссмейстером и «чайником», на кулаке которого татуировкой было обозначено «Г.О.», есть похожий диалог.
« - Вот интересно: почему все шахматисты - евреи? - спросил Г. О. - Почему же все? - сказал гроссмейстер. - Вот я, например, не еврей.
– Правда? - удивился Г. О. и добавил: - Да вы не думайте, это я так. У меня никаких предрассудков на этот счет нет. Просто любопытно.
– Ну, вот вы, например, вы - не еврей.
– Где уж мне! - пробормотал Г.О. и снова погрузился в свои секретные планы».

- В основе рассказа лежит реальный случай?
- Абсолютно все выдумка. Я начал писать его как юмористический. Это было в Дубултах, в Доме творчества на Рижском взморье, зимой - за окном лежали огромные сугробы снега. Днем я наблюдал, как два моих друга, известные писатели Борис Балтер и Анатолий Гладилин, играли в шахматы и все время спорили, ругались. Я и подумал: сейчас набросаю что-нибудь смешное про них. Ушел к себе в комнату, взял ручку и… забыл обо всем на свете, включая самих игроков. Писал всю ночь, не ожидал, что сюжет поведет меня совсем в другом направлении. Я испытывал какое-то странное состояние, видимо, то, что называется вдохновением. Утром прочел рассказ и сам удивился.
- Чтобы у читателя было представление, приведу три коротких эпизода.

«В купе скорого поезда гроссмейстер играл в шахматы со случайным попутчиком. Этот человек сразу узнал гроссмейстера и загорелся немыслимым желанием немыслимой победы. "Мало ли что, - думал он, бросая на гроссмейстера лукавые взгляды, - подумаешь, хиляк какой-то"».
«Игра Г. О. поражала и огорчала гроссмейстера. На левом фланге фигуры столпились таким образом, что образовался клубок шарлатанских каббалистических знаков. Весь фланг пропах уборной и хлоркой, кислым запахом казармы, мокрыми тряпками на кухне, а также тянуло из раннего детства касторкой и поносом...»
«Г. О. не заметил мата собственному королю, проигнорировал его и стал выделывать на доске что-то жуткое своими конями».

- Как шахматисты восприняли рассказ?
- Бурно реагировали, были разные споры, мнения, в основном доброжелательные. Я как-то встретил Марка Тайманова, и он оказался большим поклонником «Победы», высказал мне много комплиментов. А вот Михаил Таль упрекал меня, что это апология поражения: настоящий игрок никогда так просто победу не отдаст. Некоторые читатели тоже сожалели, что гроссмейстер проиграл Г. О. Видно, они не обратили внимание или подзабыли, и Таль в том числе, что гроссмейстер «проиграл», но уже после того, как поставил мат своему попутчику...


Михаил Таль

- Вам попадался в жизни такой типаж?
- Реально нет, но подсознательно да. Подобные диалоги через столик в железнодорожном купе у меня уже были. Взять, например, рассказ «Завтраки 43-го года». Там герой смотрит на человека, который сидит напротив, и понимает, что это один из хулиганов в их школе, который когда-то отнимал у детей их жалкие завтраки. А теперь этот подлый тип - процветающий советский деятель. Это примерно то же самое.

Да, «Победа» - какое-то особое сочинение. Мне говорили, что я находился под впечатлением Владимира Набокова, начитался «Защиты Лужина». А я, между прочим, тогда еще и не читал романа. К тому же Набоков сам был сильным шахматистом, а я все-таки далек от серьезной игры. Один умный человек философски заметил, что в этом рассказе показано отражение глубокого процесса в сознании шахматиста, соединяющего свои ходы с какими-то глубинными, потаенными ассоциациями в своей жизни, а, может быть, и не своей. Не буду с ним спорить…
- Вы встречались со многими шахматистами?
- На рубеже веков в Америке познакомился с Гарри Каспаровым, он произвел на меня приятное впечатление. Вспоминаю один смешной случай. Опытный журналист и шахматист, член Союза писателей Саша Кикнадзе – отец двух «телевизионных сыновей» - в 1978 году собрался на матч Карпов – Корчной. В Доме литераторов увидел меня и очень взволнованно сообщил: «Завтра улетаю в Багио». - «Саша, здорово, - поздравил я его. - Передай там привет. Скажи, что мы все следим и поддерживаем…» - «Да, обязательно передам Анатолию Евгеньевичу». - «Так и скажи Виктору Львовичу, что мы, писатели, за него горой стоим, горячо болеем». Кикнадзе чуть дара речи не лишился.
Кстати, позднее с Корчным я виделся в эмиграции, в Лос-Анджелесе. Раскрою вам одну тайну - в 1976-м КГБ использовало Корчного как средство устрашения. Я тогда уже ходил в диссидентах, слыл весьма сомнительной личностью. И вот, как сейчас помню, один кэгэбэшник, на очередной проработке, пристально взглянув на меня, с намеком сообщил: «А вы знаете, что Корчной попал в автомобильную катастрофу?» - «Какой ужас! Но голова-то, надеюсь, цела…» - сказал я невозмутимо.
А дело в том, что я знал о том, что у Виктора все в порядке и он в безопасности,  а человек в погонах просто пугал меня – мол, вот что ждет тебя, если будешь вести себя неправильно…


2006 год. Карпов и Корчной в одной команде. Всякое бывает…

- В другой вашей повести  - «Затоваренная бочкотара», наделавшей в свое время немало шума, главный герой Гелескопов – шахматист. Он обыграл милиционера, и тот упек его за это за решетку. Выходит, хорошо играть в шахматы не всегда полезно.
- Неожиданный вывод! Но там была еще любовная история. Будете цитировать, обязательно вставьте бурную реакцию болельщиков: «Жгентелем его, жгентелем»
«Ужо ему жгентелем… Виктор Ильич.. по мордасам, по мордасам. Заманить его в раму, а потом дуплетом вашим отхлобыстать! Жгентелем его, жгентелем!»
- Василий Павлович, извините, а что значит «жгентелем»?
- А я и сам не знаю… Ведь это была дворовая компания заядлых шахматистов, которую хлебом не корми, дай погудеть на лавочке за шахматной доской, подкалывая и подтрунивая друг над другом. Шахматные теории, всякие там испанские и сицилианские им, конечно, не были знакомы. Но у них есть своя теория, свой жаргон. И «жгентелем» для них значило немало. Может быть, это какая-то вилка конем, кто его знает.
- А вы вообще следите за шахматным процессом?
- До эмиграции следил внимательно. Ведь в прежние годы был сумасшедший интерес к шахматам. А потом жизнь меня закрутила…
- Вам известно, например, кто сейчас шахматный король?
- Само собой, - Гарри Каспаров.
 - А вот и не угадали. Между прочим, он уже давным-давно не чемпион.
- Вы меня убиваете. А куда же делся Гарри? Да, что-то тут у вас сильно запутано…


Футбол

- Наверняка вы общались со знаменитыми футболистами…
- В 60-е годы наша веселая богемная компания вела дружбу с игроками ростовского СКА – Понедельником и другими, мы познакомились с ними в ресторане «Арагви». Потом к нам примкнул Бобров. Мы вместе посещали театр «Современник», бузили, кутили. Приятно вспомнить.


Автор «золотого гола» Виктор Понедельник с сыном

А в 1962-м я летел в Японию с писательской делегацией. И оказался в одном самолете с московским «Динамо» - в Токио у команды были товарищеские матчи с разными клубами. Я сидел рядом с Игорем Численко, а сзади расположился Лев Яшин. Мы разговаривали о том о сем, и вдруг Игорь обращается ко мне: «За нами тут один стукач следит, так из-за него даже выпить нельзя. Знаешь, - говорит, - мы тебе денег дадим, а ты закажи у стюарда виски». Я ему говорю: «Да не нужны мне твои деньги, я сейчас сам возьму бутылку». Игорь открыл виски, лег на пол самолета и там, на полу, выпил свою долю. Передал мне: «Теперь ты ложись», - говорит. А мне-то чего ложиться? Я спокойно отхлебнул пару глотков. Потом Игорь обернулся и говорит Яшину: «Левка, выпить хочешь?» - «Очень». – «Ложись тогда». И Яшин полез под кресло, это я хорошо запомнил.


Лев  Яшин

В Бангкоке была долгая остановка, мы ходили по аэропорту, и опять возникла та же тема. Я купил еще одну бутылку, и мы вместе с несколькими динамовцами отправились в мужской туалет и там эту бутылку распили. По-моему, они забурели серьезно, во всяком случае первый матч в Токио проиграли с каким-то позорным счетом. А тогда японцы и играть-то еще не умели. Правда, в остальных матчах наши хозяевам наколотили. Вот такая встреча была с футболистами.
- В рассказе «Папа, сложи!» главный герой – футболист-неудачник. Дочка уводит его с трибун стадиона, но он мысленно еще там.
«Мощный рев, похожий на взрыв, долетел до него. Сергей понял, что команда забила гол».
- Что поделаешь, не всем везет. Да, Сергей играет за дубль мастеров и чувствует себя невостребованным. Кстати, мужская стихия стадиона описана мною в разных произведениях, например, в романе «Бумажный пейзаж». Компания болельщиков ходит в Лужники и, как сказали бы сейчас, фанатеет. 


Хоккей

- В повести «Рандеву» много хоккея...

«В «матче столетия» Лев Малахитов решительно защищал наши ворота от нападения жутких профессионалов из «Звездной лиги». Одну из звездных троек возглавлял сам Морис Ришар. В конце третьего периода он получил право на буллит - поединок с Левой Малахитовым, любимцем народа.
Ришар стоит, согнувшись, выставив вперед свою страшную клюшку.  Лева  в своей вратарской маске похож на паяца. Оба стоят в неожиданном звуковом вакууме после 59 минут ураганного рева. Счет 2:2. Буллит Ришара – последняя надежда «звездных» на выигрыш.  
Вот грозный Ришар покатился к Леве, могучий, сверкающий платиновыми зубами, пиратской серьгой в изуродованном ухе, хромированной головой, медленно надвигается с выпирающими мускулами, как бронированный Ланцелот, грозный Ришар, главный гладиатор мира.
«Морис, ты идешь на меня, - думал Лева, - ты идешь на меня, рыжий буйвол Канады. Мальчики мои, Локтев, Альметов и Александров, братья Майоровы и Вячеслав Старшинов, мама моя, скромный библиотекарь, ты, мой Урал седовласый, и Волга-кормилица, жена моя Нина, святая и неприступная, товарищи мои из всех кругов общества, видите, вот я стою перед ним, худенький паяц, бедный Пьеро. Морис, в тебе нет пощады, ты обо всем забыл… Сейчас ты сделаешь финт, а потом швырнешь шайбу, как кусок твоей безжалостной души, но я, худенький паяц, безжалостно ее поймаю, и в моей ловушке она забьется, пока не утихнет, и мы разойдемся с миром».
И тут Лева рванулся вперед и упал под шайбу. Она отлетела к бортику за ворота. Лева полетел за шайбой сломя голову, худеньким животом прижал к борту бизоньи ягодицы Ришара. Оба маневрировали на животах, и вдруг Лева на своем животике стремительно описал полукруг и накрыл шайбу. Ришар, рассыпающий искры, медно-ужасный, подъехал к подтянувшемуся Леве, постукал клюшкой ему в бледно-уральские глаза, всхлипнул, прижал к груди. Оба они заплакали. Снимок поцелуя обошел все газеты мира, даже «Женьминь жибао». Напечатали, правда, под рубрикой «Их нравы».

- Что здесь правда, а что вымысел?
- Все перепутано - и правда, и вымысел. Наши хоккеисты – реальные фигуры - все, кроме Малахитова, хотя он и похож на Третьяка. А рыжий буйвол Канады – это я взял из стихов Кирсанова. «Рыжий буйвол Канады в свитере туго свитом». Все остальное фантазия, включая упоминание матча с канадскими профессионалами в газете «Женьминь жибао». Самое главное для рассказа, что Малахитов – ренессансный человек, таланты его проявлялись во всех областях, он и на скрипке играл как Ойстрах...
Легкая атлетика
- Каким спортом вы сами увлекались в школьные годы?
- В 15 лет я был помощником пионервожатого в пионерлагере под Казанью, и там один профессионал спорта, работавший физруком, втянул меня в легкую атлетику, заставил делать спринтерские забеги. Он проверил мои старты на секундомере и сказал: «Какая-то у тебя немыслимая прыть, результаты просто невероятные». Думаю, все же, что его секундомер был не в порядке. Физрук научил меня прыгать в высоту стилем хорайн или, иначе, перекатом (Фосбюри тогда еще и не родился). И вот я в школе со своим стабильным прыжком на 1м 60 см стал регулярно побеждать. Причем никакой экипировки после войны не было: ни тапочек, ни шиповок, ни кроссовок. Так босиком и занимались.


Баскетбол

- В вашем «Звездном билете» я обнаружил баскетбольный эпизод.
«Я его зажал сегодня, - говорит Юрка. Забыв про новый костюм, он показывает, как проходит к щиту его соперник Галачьян, тоже кандидат в сборную, и как он, Юрка, зажимает его. Алик убеждает Юрку играть так, как играет всемирно известный негр Уилт Чемберлен».

- Баскетбол использован в повести для создания среды. Кто такой Чемберлен, у нас тогда толком никто не знал. А Алик Крамер, главный герой повести, обладал жуткой эрудицией, такой всезнайка, вот он Чемберленом и блеснул.
- Ведь вы и сами когда-то играли в баскетбол?
- Почему играл, я и сейчас играю, правда, в основном во Франции. Кстати, до эмиграции лет тридцать не брал в руки мяча. А в Америке шел как-то по тропинке, смотрю в кустах валяется мяч, а рядом щит с кольцом. Стал делать броски и подумал: «Елки-палки, как же это потрясающе!» С тех пор уже лет двадцать тренируюсь. В основном сам, но иногда приходят мальчишки какие-нибудь - черные или местные французы, с ними играю.
- А в студенческие годы занимались всерьез?
- Входил во вторую сборную Мединститута, выступал на городских соревнованиях. Но я тогда гораздо хуже играл, чем сейчас. Энергии, конечно, было побольше, но техники намного меньше.
- Ну да, баскетбольная техника у вас выросла, а литературная упала…
- Надеюсь, обе выросли, - обиделся Аксенов. - Попадание, кстати, невероятное – сам удивляюсь. Из трехочковой зоны – бух бух-бух.  
- Ваш рассказ «Любителям баскетбола» - настоящий гимн этой игре. Он посвящен Стасису Красаускасу, вы хорошо его знали?
- Это был мой друг, художник (эмблема журнала «Юность» - его работа) и профессиональный спортсмен. В баскетбол он играл неплохо, но прежде всего был потрясающий пловец. Когда уходил в штормовое море, люди собирались на дюнах, чтобы стать свидетелями этого красивого зрелища. Кстати, если не изменяет память, он был мастером спорта по водному поло. Увы, Стасис рано ушел из жизни.
Я много писал о волейболе, но особенно о баскетболе. Главный герой повести «Пора, мой друг, пора» - баскетболист, а рассказ «Свияжск» по сути грустный монолог бывшего игрока. Жизнь не слишком удалась, и он все время возвращается к счастливым дням спортивной молодости.
- Как у вас возник интерес к баскетболу?
- Благодаря появлению прибалтийских команд. Между двумя мировыми войнами Литва была чемпионом Европы, а Латвия и Эстония конкурировали с ней. Это были истинные профессионалы. Играли совсем иначе, чем советские любители. Мы впервые увидели настоящую хореографию баскетбола. Изумительные движения, искусство перемещаться по площадке… В 1948-м я побывал на первенстве Союза в Москве, куда приехали все три прибалтийские сборные. Они играли в другой баскетбол, даже по сравнению с ЦСКА, тогда он назывался ЦДКА. И мы, школьники, изучали эту технику прохода под кольцом, дриблинг, броски. А вскоре я отправился в Магадан, к своей маме, и этим новым баскетболом поразил местных аборигенов. Конечно, физически ребята там были сильнее, настоящие атлеты, но в баскет совсем не тянули. Я заметил, что они за мной внимательно следят: как я хожу по площадке, кружусь с мячом. Технику получали от приезжего мальчишки…   
Между прочим, я однажды написал большой очерк «Команда, которая любит играть в баскетбол» (о ленинградском «Спартаке» Кондрашина и Шуры Белова), и, кажется, это был первый очерк, который «Юность» опубликовал о баскетболе.


Теннис

- Почему в «Московской саге» ваши герои играют в теннис? Ведь Ельцина тогда еще не было, а в 20-30-е годы шахматы были гораздо популярнее, вспомните хотя бы фильм «Шахматная горячка».    
- Все верно. Но элита, правительственная и военная, играли в теннис. У Трифонова есть гениальный рассказ на эту тему - «Игры в сумерках», он относится к 1937-му году. В «Советском спорте» решили, что это про спорт и напечатали. А на самом деле это был такой колоссальный антисоветский рассказ…


Шарж на Аксенова Сергея Довлатова

Бокс

- В конце 60-х в «Литературной газете», как сейчас помню, на красноватой бумаге, был напечатан ваш рассказ о боксере «Поэма экстаза». Почему вы не включили его в свои книги?
- Да, хороший был рассказ. Главный герой - боксер-левша, суперменистый такой юноша, всех побеждает, у него какой-то божий дар. Увы, я потерял рассказ, вот его нигде и нет.
- Поищу для вас в библиотеке. А вам не приходилось выступать в роли журналиста, быть спортивным корреспондентом на каком-нибудь соревновании?
- В 70-е я ездил с ленинградским «Спартаком» в Тбилиси на их последний матч и сделал неплохой журналистский репортаж для «Юности». Тогда команду тренировал Кондрашин, еще жив был Саша Белов. Есть что вспомнить.


Автогонки

- Судя по повести «Поиски жанра», вы хорошо разбираетесь в автомобилях.
- Первым моим автомобилем был чудовищный «Запорожец». Я никогда не знал, поедет он или нет, и больше лежал под машиной, чем сидел за рулем. Так что волей-неволей разбирался, что к чему. А потом появились «Жигули», я стал одним из первых покупателей и ловил такой кайф от этой европейской машины, просто какая-то наркомания. Я не мог остановиться и ехал, ехал, ехал. В 1972-м отправился в Болгарию, а там один поляк мне говорит: «Вы все в СССР - идиоты. Не знаете, что есть соглашение, согласно которому советские могут без всякой визы въехать в любую страну восточного блока». Вот я и проехал все страны, включая Югославию. В результате и появилась повесть.
- Какие потом были машины?
- В Америке сначала мне хорошо послужил «Олдсмобиль-омега». Был «Форд». Потом я приобрел маленький «Мерседес», поменял его на большой. Так на нем и катался, пока не появился «Ягуар», который я купил в 2000-м. Перебрался во Францию вместе с ним – машину перегнали по морю за тысячу долларов.
Скоростью я не злоупотреблял, но в переделки попадал разные - и в Европе, и в Америке. Однажды мы с женой Майей ехали из Канн в Монако и случайно съехали с высокогорного фривея на жуткую горную дорогу без всяких ограждений – один-два колышка торчат и все. Вокруг горные пропасти, внизу бездна. Ужас! Майя закрыла глаза, и я не был уверен, что доеду до финиша. Позднее узнал, что на этой дороге снимались фильмы про Джеймса Бонда.
Машины разбивал неоднократно. Однажды это случилось на ледяной дороге из Москвы в Питер. Другой раз в Минске в меня ночью врезался пьяный поливальщик. «Жигули» вдребезги, а я, как видите, жив.


* * *

Увы, именно в своей машине в январе 2008-го Василия Аксенова подстерегала беда. За рулем писателю стало плохо, автомобиль сильно ударился об ограждение. С Василием Павловичем случился тяжелый инсульт. Встать на ноги он так и не сумел.


Вскоре после смерти Аксенова Андрей Макаревич посвятил ему одну из своих песен


  


Комментарии

Писатель-антисоветчик Аксенов

Писатель-антисоветчик Аксенов вспоминает полёт в Японию с футболистами "Динамо", включая Льва Яшина.
Какой-то "злой стукач" (приставленный "ужасным" КГБ?!) не давал бедным футболистам виски выпить. Но добрый Аксенов помог. И Яшину в том числе.
Не так давно я разговаривал с одним из врачей, которые пытались помочь Яшину в конце его жизненного пути. Если кто не в курсе, легенда советского футбола Лев Яшин погиб от алкоголизма. В последние годы жизни на последней стадии алкоголизма у него выходили органы из строя, что-то пришлось ампутировать.
Интересно, вспоминал ли тяжело больной алкоголизмом Яшин тот полёт в Токио и если да, то что он думал о "злом стукаче", мешавшим ему тогда выпить, и о "добром" Аксенове.

Во-первых, Аксёнов не

Во-первых, Аксёнов не писатель-антисоветчик, а просто большой писатель. Так же как и Вы не шахматист-сталинист, а отдельно шахматист и отдельно сталинист. Во-вторых, я Вас уверяю, алкоголизм развился у Яшина не во время полёта в Токио. И, кстати, именно при столь любимой Вами советской власти пьянство приняло столь огромные масштабы. В-тертьих, Ваша симпатия к стукачам абсолютно предсказуема.

В России "пьянство приняло

В России "пьянство приняло столь огромные масштабы" задолго до Советской власти. Есть хорошие статьи по этому поводу специалистов по этнографии.

Я читал исследования по этому

Я читал исследования по этому вопросу. Конечно, в России пьянство "приняло огромные масштабы" задолго до Советской власти. Что абсолютно не противоречит факту, что при советской власти пьянство приняло такие масштабы, каких не было даже в дореволюционной России.

"Если кто не в курсе, легенда

"Если кто не в курсе, легенда советского футбола Лев Яшин погиб от алкоголизма." (с)

Я думаю, мало кто в курсе этого. Лично я слышу впервые, беглый поиск по гуглу ничего не находит. Расскажите о достоверности информации. А если это правда, то выясняется, что в вашей любимой советской системе умели скрывать информацию от всего населения? Не может быть!

Источник информации - крупный

Источник информации - крупный врач, длительное время работавший со "звездами", страдающими алкоголизмом. И с Яшиным в том числе.
По его словам, на почве алкоголизма у Яшина развился букет тяжелых болезней (в частности, отмирание нервной ткани), которые и унесли его жизнь.

P.S. Кстати, это - не секрет. Вот тут об этом в увлекательной форме http://svpressa.ru/sport/article/2666/
"Употреблял крепкие напитки и легендарный Лев Яшин. У него рано образовалась язва желудка. Вместо того чтобы как-то лечить заболевание, вратарь много курил и нередко выпивал. Однако на это все смотрели сквозь пальцы. Играл-то он лучше всех. Но однажды это чуть не привело к межнациональному конфликту. В 60-х «Динамо» отправилось в турне по Чили. Хозяева выдвинули условие: если Яшин играет — полный гонорар, если нет — 50%. И вдруг перед одним из матчей Лев Иванович исчез. Обыскали всю гостиницу, заявили в посольство, позвонили в Москву. Там были готовы выбросить в Чили едва ли не десант! Все это воспринималось как «происки врагов».

Но вечером Яшин объявился — приехал на мотоцикле, сидя на пассажирском месте в трусах и майке, будучи сильно «уставшим». Он рассказал, что перед завтраком вышел с черного хода гостиницы на минутку покурить, причем в «семейных» трусах. И тут какой-то мотоциклист, узнав его, на ломаном русском языке предложил проехать на соседнюю улицу, где болельщики «хотели получить автографы и больше узнать о Советском Союзе». Без угощения, естественно не обошлось. Ну не мог Лев Иванович отказать трудящимся."

Ну, в статье речь идёт о временах, когда последствия были скорее глупо-комичными, но вот в последние годы жизни Яшина они уже носили явно трагичный оттенок.

Про гонорар 50% - похоже на

Про гонорар 50% - похоже на самоуправство, и выглядит слишком неофициально для того, чтобы в те годы такой договор мог быть заключен с представителями советской системы, к тому же, думаю, что репутация сов. спортсменов заботила этих представителей неизмеримо больше, чем 50% гонорара от матча. Не в карман же шло. Наоборот, на пропаганду тратились огромные деньги. Так что те, кто решил именно таким образом обосновать стремление руководителей делегации непременно выводить Яшина на поле в каждом матче, видимо, совсем молоды, и не имеют представления о приоритетах чиновников в то время.

С Яшиным, уехавшим в трусах на мотоцикле и вернувшимся выпившим... Любят авторы некоторых СМИ выдумывать истории, которые могут покзаться смешными людям, читающим такого рода прессу. Выглядит ещё менее вероятным, чем о 50%.
Не мог себе позволить любимец десятков миллионов вести себя как заурядный алкаш. Плюс дело было за границей. Даже если это такая заграница, где первый встречный мотоциклист разговаривает на русском (хоть и ломаном).

Не говоря уже о "воспоминаниях" врачей о своих знаменитых пациентах. Иногда даже о тех, кто никогда и не был их пациентом. Особенно после смерти этих самых пациентов.

Конечно,Яшин умер не от

Конечно,Яшин умер не от алкоголизма,но,безусловно,алкоголь и беспрерывное курение
значительно сократили ему жизнь.Впрочем,в то время пренебрежительно относились к
"спортивному режиму" многие знаменитые спортсмены,и неудивительно,что,например,футболисты Численко,Стрельцов,Воронин,хоккеисты Фирсов,
Полупанов,Викулов (список легко продолжить) рано ушли из жизни.Помнится,автор книги
о Стрельцове Александр Нилин даже извинялся,что "в книге очень много водки".

Проверил и достоверность

Проверил и достоверность информации от Аксенова.
"Позорное поражение" в первом матче в Японии, это ... победа со счётом 2-0 над молодежной сборной (http://fc-dynamo.ru/igry/rezult.php?gd=1962 смотрите самый низ). Может, подобный счёт и вызвал разочарование у тех, кто ожидал чего-нибудь навроде 7-0, но всё-таки, согласитесь, это не "позорное поражение с разгромным счётом".

Я к Аксенову отношусь нехорошо, скрывать этого не буду, и вот его "факты" по футболу вызывают такой вопрос - а вся гадость, что сей литератор вылил на СССР, настолько же "правдива", как и его футбольные "факты"?

"Я к Аксенову отношусь

"Я к Аксенову отношусь нехорошо, скрывать этого не буду." А кого волнует Ваше отношение к Аксёнову?

Вполне возможно,что "позорное

Вполне возможно,что "позорное поражение",к которому в глазах Аксенова была приравнена
победа со счетом 2:0 над слабым соперником-не " факт",а всего лишь,как сейчас модно говорить,его "оценочное
суждение".К тому же самому может быть приравнена его "антисоветская деятельность",как и
антисоветская деятельность Солженицына и Ростроповича.Зато,наверное,можно порадоваться
за "советскую деятельность" Максима Горького с его знаменитой цитатой "если враг не
сдается,-его истребляют".Считается,что эта цитата стала своего рода девизом и оправданием массовых репрессий в СССР.Что,впрочем,не мешало писателю жить за границей
более 10 лет...

Г-н echo2011, более

Г-н echo2011, более канонически (если так можно выразиться) цитата из Горького выглядит так: "Если враг не сдается, его уничтожают", хотя и ваш вариант тоже упоминается. Напомню вам, что АМГ написал это в 1930, до начала откровенного террора высокопоставленных чиновников ещё лет 6-7. Эта фраза была более распространена в годы войны (насчёт пленения фашистов).
Конечно, последние годы АМГ в Сов Союзе далеко не лучшие - у Солженицына в "Архипелаге" об этом подробно. Конечно, "Мать" не отнести к достижениям, но "На дне", "Жизнь Клима Самгина", "В людях" - вещи, написанные сильно. В отличие от отношения гроссмейстера ОК к Аксёнову, я к Горькому отношусь хорошо. Однако, как правильно заметил г-н Fel ни одно из вышеперечисленных "отношений" никого волновать не должно.

Смотрите также...

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • На следующий день после победы Бориса Гельфанда над Александром Грищуком корреспондент газеты «Советский спорт» попросил претендента сравнить собственные действия за доской в казанском финале с предстоящим матчем его любимой «Барселоны» против «Манчестер Юнайтед», которые сойдутся в финале Лиги чемпионов.

  • Далекий и такой мне близкий 1964-й.

    Я и мои закадычные приятели Саша Меньков и Наум Карачун каждый вечер в клубе имени Чигорина. Ведь там проходит полуфинал 33-го чемпионата СССР по шахматам.

    Лидируют опытные бойцы Семен Фурман («Сёма-финалист») и Владас Микенас («Микки»). Но наши симпатии всецело на стороне «нашего представителя» - знойного узбека Вити Манина.

  • А Каплан его Диего
    Так сказал себе сквозь зубы:
    «Если б я был полководцем,
    Я б обет дал есть лишь мясо,
    Запивая сантуринским!»
    И услышав то, дон Педро
    Произнес со громким смехом:
    «Подарить ему барана –
    Он изрядно подшутил!»

    А.К.Толстой «Осада Памбы»

  • Руководитель специализации "Шахматы" в Российском государственном университете физической культуры, спорта и туризма (РГУФКСиТ) Игорь Глек направил письмо Аркадию Дворковичу (а также несколько копий другим чиновникам), в котором просит рассмотреть новый проект введения членских взносов.

  • Дело было в начале семидесятых застойных годов в Москве.

  • Уходит наш 2014-й год. Мы все уже готовы встретить 2015-й. А мне всего 26… Или уже?

    Этот год был для меня во многом переломный, как в шахматном, так и нешахматном плане. Чемпионаты Европы - турниры, на которых профи наших дней должны играть в 15 лет, я впервые поехал туда в 25. Но не думаю, что много потерял. Для меня это большой опыт.