Евгений Бареев: "Кубок мира - лучший турнир Крамника за последние тринадцать лет"

Время публикации: 04.09.2013 17:14 | Последнее обновление: 04.09.2013 17:15

Публикуем фрагменты интервью с заместителем председателя Правления РШФ Евгением Бареевым. Оригинал интервью - на сайте Федерации.

– Крамник, Карякин и Андрейкин уже вышли в турнир претендентов. Остаются шансы у Грищука в Гран-при, а если турнир пройдет в Ханты-Мансийске, то будет еще один наш номинант?

– Да, будет от четырех до пяти российских игроков.

– И как будет определяться последний номинант, если турнир состоится в России?

– Последний кандидат будет определяться по совокупности достижений в последнее время. Наиболее достойный шахматист, у которого наибольший шанс этот турнир выиграть. Потому что претендентский турнир – это не участие, скажем, в Мемориале Таля. Востребован человек, который способен выстроить свою подготовку и выиграть турнир. Чем больше у нас будет участвовать сильных шахматистов, потенциально готовых выиграть этот турнир, тем лучше. Вот и посмотрим. Список кандидатов не такой уж широкий.

– Руководство РШФ примет решение или состоится какой-нибудь отборочный матч-турнир?

– Я не поленюсь повторить: кандидат будет определен по совокупности достижений за определенный период времени. Год, два. Какой смысл проводить матч-турнир или что-то, если на протяжении года проводится десяток крупнейших соревнований, в которых беспрерывно играют шахматисты? Разве неизвестно, у кого из них коэффициент выше и кто выиграл больше турниров? Или кто за сборную чаще и лучше играет?

...

– Как можно в целом оценить выступление Владимира Крамника на Кубке мира?

– Это его лучший турнир за последние 13 лет! После выигрыша в 2000 году матча у Каспарова такого глобального, яркого успеха у Володи, по сути, и не было. Конечно, он может похвастаться стабильностью, бесчисленными победами в Дортмунде, а что более существенное? Часто в решающий момент оступался. А здесь ровно, с колоссальным запасом прошел по дистанции, продемонстрировал полное превосходство над своими молодыми талантливыми оппонентами.

– У вас не складывалось впечатление, что Крамник на сей раз был в меньшей степени привязан к своим тщательно проанализированным дебютным схемам, больше творил за доской?

– Мне так не показалось. Думаю, что у Крамника везде всё посмотрено. Это заблуждение: считать, что Крамник, как в свое время Каспаров, в дебюте творят за доской. Если ты с первых ходов творишь за доской – значит, ты дома не работал!

– Вариант 1.е4 с5 2.b3, который принес Крамнику победу в матче с Кобалия – тоже домашняя заготовка?

– Хорошо помню, как Крамник перед одним из матчей глобально изучил дебют Рети. Самые разные расстановки: со слоном на g4, со слоном на f5. Полностью всё, что связано с этими структурами, как они трансформируются. Поэтому я не сомневаюсь, что после 1.е4 с5 2.b3 он изучил различные типы позиций; можно не сомневаться, что Владимир не ограничился первыми двумя ходами. Только если человек много работал дома, возникает иллюзия легкости в игре, на челе можно обнаружить печать творческого вдохновения…

– После нового яркого успеха – какие перспективы у Крамника в очередном претендентском турнире?

– Нет ни малейшей причинно-следственной связи между Кубком мира и турниром претендентов! Два разных формата, два разных контроля времени. Соревнования проходят в разных местах, в другое время года, с другими соперниками, к которым требуется другая подготовка.

Конечно, нельзя не отметить, что в этом году Крамник продемонстрировал и в Лондоне, и в Тромсе невероятную мощь! Думаю, немаловажную роль сыграл Борис Гельфанд, который всем показал, что в 40 лет, если ты правильно относишься к себе и к шахматам, ты способен доминировать в споре с молодыми талантливыми соперниками.

– За Кубком мира очень внимательно следил Гарри Каспаров. Он довольно скептически оценивает перспективы Владимира – считает, что возраст берет свое…

– Если вы спросите меня, у кого из российских гроссмейстеров больше шансов занять первое место в очередном турнире претендентов… Крамник обладает таким набором качеств, которые позволяют мне предположить, что он в состоянии занять более высокое место. Он более сбалансированный, у него больше арсенал средств ведения борьбы, за многие годы он научился готовиться к соревнованиям, подводить себя к ответственному старту в хорошей форме. Может ли кто-то из наших спортсменов занять в турнире претендентов последнее место? Любой, кроме Крамника.

– Поговорим теперь про Дмитрия Андрейкина. За последние пару лет он действительно вырос в классного шахматиста?

– К сожалению, пока слово «классный» к нему не подходит. Андрейкин – очень перспективный шахматист, очень интересный, но до классности ему еще работать и работать! В финальном матче было отчетливо видно, что он сильно уступает Крамнику.

Безусловно, у Дмитрия есть свои козыри, и ясно, что он уже проделал большую работу над собой: он редко проигрывает и умеет добиваться результата в важных соревнованиях. А это самое важное: иллюзия творчества может быть привлекательной для любителей, но для профессионалов кроме результата не существует ничего. Если нет результата, значит, ты недоработал, что-то сделал не так.

– Проведение турнира претендентов в Ханты-Мансийске – это уже практически решенный вопрос?

– Нет, этот вопрос будет обсуждаться на Конгрессе ФИДЕ в Таллинне в начале октября. Непонятно, почему до сих пор ФИДЕ официально не объявила конкурс заявок. Иначе заявку мог бы подать, скажем, Нью-Орлеан и предложил призовой фонд в два раза больше. Как всегда, ФИДЕ ведет себя несколько странно.

– А Ханты-Мансийск уже отправил заявку?

– Да, предварительно согласовав ее с РШФ. Заявка Ханты-Мансийска будет рассматриваться в Таллинне (этот вопрос уже включен в повестку дня Конгресса ФИДЕ), но я не исключаю, что какая-нибудь федерация может обратиться в суд из-за того, что официальная процедура подачи заявок так и не была объявлена. Мне это непонятно. Можно было бы разобрать несколько заявок и, в конце концов, определить лучшую. Это логично и правильно.

– Но нас-то Ханты-Мансийск вполне устраивает?

– Нас устраивает любая законная процедура. Я не сторонник закулисных игр; нечестная победа нам не нужна.

– Ну что ж, ждем завершения последнего этапа Гран-при и Конгресса ФИДЕ в Таллинне!

– Следим, болеем в Париже за Грищука. Наш девиз – ни дня без шахмат!


  


Смотрите также...