Людмила Белавенец: "Алла Кушнир оставила яркий след в истории шахмат"

Вторник, 13.08.2013 00:47

Е.СУРОВ: Людмила Сергеевна, я хочу вас попросить сказать какие-то слова об Алле Кушнир. Знаю, что вы с ней были подругами.

Л.БЕЛАВЕНЕЦ: Да, нелегко мне. Вы знаете, просто как-то так случилось... Я вчера собиралась звонить ей, поздравлять с днем рождения (она больше, чем на год моложе меня, ей 72 вчера должно было исполниться), а утром мне позвонил Барский с этой совершенно неожиданной, я бы сказала, ошеломляющей новостью, от которой я еще не совсем оправилась, потому что это действительно неожиданно. Не так давно мы разговаривали, и ничто не предвещало такого. Она не жаловалась ни на какие болезни, сказала, что расшифровала какую-то подпись под монетами, и была совершенно счастлива. Поэтому я не знаю, что там случилось. И никто пока не может мне сказать, так как у нас тоже сообщение появилось только вчера. Вы смотрели?

Е.СУРОВ: У нас на сайте сообщение появилось в ночь на 11-ое.

Л.БЕЛАВЕНЕЦ: В ночь на 11-ое, правильно, утром я и увидела. А умерла она 2-го. Более того, я в Израиль позвонила своим друзьям, и они говорят, что в новостях ничего нет. То есть, может быть, ее как шахматистку уже забыли, хотя первая ее половина жизни была наполнена шахматами. И до отъезда, естественно, и после она сыграла цикл на первенство мира и проиграла только Чибурданидзе. Мы вместе играли в межзональном турнире, а потом она резко оставила шахматы и занялась наукой, окончила университет.

Я всегда считала, что она талантлива, а талантливый человек, как правило, талантлив во всем, во всяком случае, во многом. Поэтому я не сомневалась, что она будет успешна в любом роде деятельности, какой бы она ни избрала. И это невзирая на то, что ей было хорошо за тридцать. Так оно и оказалось. Там ее очень уважают и высоко ценят. Я к тому, что, наверное, в шахматах ее подзабыли, а работала она дома. Говорила, что из дома практически не выходит. Поэтому, может быть, и спохватились, что она больна, и ее не стало. Ее коллеги по работе уже через несколько дней знали, поэтому в Израиле все-таки должно было проскочить хоть какое-то сообщение. Сейчас, наверное, уже есть. Поэтому так получилось, что мы узнали с опозданием.

Е.СУРОВ: Я знаю, что после того, как она оставила шахматы, она практически ни с кем из шахматного мира не общалась.

Л.БЕЛАВЕНЕЦ: Она очень ограничила свое общение, это правда.

Е.СУРОВ: А вы с ней, судя по всему, поддерживали контакт до конца?

Л.БЕЛАВЕНЕЦ: Я общалась с ней с большими перерывами, потому что там была особая ситуация с семьей, с сыном... Знаете, человеку, у которого не все складывается – я не имею в виду ее карьеру, - хочется подвести черту под чем-то, под какими-то вещами. Мы с ней разговаривали трижды: в день ее рождения, ровно год назад я ее поздравляла; потом в середине года я послала ей свою книжку "Шахматная семья Белавенец", где много о ней написано, довольно большой кусок. Ей было очень приятно. Кстати, Барский опубликовал на сайте немного из этой книги, к ней относящееся, но не все, понятное дело. И последний раз мы говорили вот совсем недавно. Сейчас Таня Затуловская в Москве, она с ней разговаривала, видимо, последняя. Говорит, что Алла действительно была поглощена своей работой, но на здоровье не жаловалась. Так что, может быть, это случилось и неожиданно. Честно, я просто не знаю, теряюсь в догадках. Человеку одному несладко, я это хорошо знаю; даже если поплохело, кто-то может помочь, дать лекарство и так далее. Может быть, с этим связано, может быть, болезнь, о которой она не хотела говорить. Тем не менее, это, конечно, ужасно горько, не то слово.

Е.СУРОВ: Как бы вы ее как шахматистку охарактеризовали? Поведайте нам о ней как о шахматистке.

Л.БЕЛАВЕНЕЦ: Может быть, ей немножко "не повезло". Они ровесницы с Ноной – обе 1941 года рождения, Нона постарше на несколько месяцев. И получилось так, что когда Быкова в тот момент была на троне – кстати, мы поедем во Владимир отмечать ее столетие, там будет и Нона, - то первая на матч с Быковой вышла Нона. Если бы Алла чуть опередила Нону, она была бы чемпионкой мира. Просто к этому моменту сменились шахматы, сменилось к ним отношение. И конечно, многие молодые могли бы выиграть, та же Таня Затуловская, например. Но на престол взошла Нона. Она действительно была сильнее, может быть, Алле просто не хватило чего-то. Не таланта, не способностей, а какой-то целеустремленности, желания во что бы то ни стало завоевать этот титул. Хотя Нону сокрушить было очень тяжело. Тем не менее, три матча на первенство мира говорят сами за себя. Алла выступала не так плохо и была близка к успеху. Я ее очень высоко ценю.

Е.СУРОВ: А как вы считаете, почему сложилось так, что, по большому счету, об Алле Кушнир известно меньше, чем о многих соперницах ее же поколения?

Л.БЕЛАВЕНЕЦ: Потому что идет неумолимое время. Алла уехала в 1974 году, я это прекрасно помню. Естественно, ей там надо было как-то по-другому устраивать свою жизнь. У меня честолюбия немножко меньше, чем положено шахматистам, которые хотят чего-то добиться. Но тут мне так хотелось попасть в турнир в голландском Розендале, что я заняла первое место в первенстве СССР – он проходил тогда во Фрунзе, - что мне совершенно несвойственно. И попала в этот турнир. Там было два турнира претенденток. Один сделали в Грузии – из него, кстати, вышла Майя [Чибурданидзе], и один в Розендале. И там мы увиделись уже после ее отъезда. Меня, конечно, инструктировали по полной программе, а я просто говорила: да-да, конечно. Потому что Корчной к тому времени уже уехал и тоже был в Голландии. Такое время, вы же понимаете, 1976 год. Прошло уже, мягко говоря, довольно много лет, сменилось два-три шахматных поколения.

И она на этом турнире заняла первое место, попав в матч претендентов, - а мы как раз последнюю партию с ней играли. Оттуда же и Ахмыловская вышла – к сожалению, Леночки уже тоже нет.

И Алла играла потом матч с молодой, почти юной Чибурданидзе. Там выигранная была партия: у нее король стоял на а4, и она должна была сыграть Kb5 и успевала пройти. Алла поставила короля на b5, а потом задумалась для верности и хотела его вернуть на а4, а поставила автоматически на b4.

КУШНИР - ЧИБУРДАНИДЗЕ
13-я партия финального матча претендентов, 1978

68.Kb4? (после 68.Kb5 белые легко достигали победы. Например, 68...g4 69.Rb6+ Kg7 70.Ra6 - прим. CN)
И Майя ей сказала: "Переключите часы". То есть Алла потеряла темп.
68...g4 69.Kb5 g3 70.Rb6+ Kg7 1/2

Мы с ней много разговаривали, когда виделись в Розендале - это, конечно, не поощрялось, но и не было ничего страшного, все, как и всегда, смотрели на это дело сквозь пальцы. И она тогда сказала, что как бы ни закончился претендентский цикл – а это был уже четвертый ее поход за короной, - она заканчивает карьеру шахматистки. Будет ли она чемпионкой мира или где-то сорвется, там, где она остановится, она закончит свои активные шахматные выступления и займется тем, что ее тогда заинтересовало.

Конечно, очень нелегко полностью изменить жизнь уже зрелому человеку. Но, тем не менее, она это сделала и добилась успеха. То есть ее жизнь резко разделилась на две половины: ее очень высокий успех в шахматах и ее успех в науке.

Можно сказать, что в Советском Союзе в то время она была шахматисткой номер два. Первой, конечно, была Нона Терентьевна – от этого никуда не денешься, она это доказала, став пятикратной чемпионкой мира. Но все-таки три раза выходить с ней на матч, кроме Аллы, никому не удавалось.

Е.СУРОВ: Она была номером два, поэтому-то я и спросил: как же так получилось, что в последние годы, если не сказать десятилетия, о шахматистке, которая была второй в Советском Союзе, практически забыли.

Л.БЕЛАВЕНЕЦ: Время идет, люди забывают. Если вы поговорите с молодыми, то они вообще практически ничего не знают. Конечно, стали забывать, даже в энциклопедии стоит неправильная дата ее рождения.

Е.СУРОВ: 11 августа ведь у нее день рождения?

Л.БЕЛАВЕНЕЦ: 11 августа, совершенно точно.

Мы с ней были дружны много лет, с детства, вместе формировались, вместе играли, вместе начинали, вместе делали все глупости – и шахматные, и нешахматные. Понятно, что она была выше меня, и не на одну ступеньку. Хотя могу сказать, что она ценила и мои какие-то шахматные вещи. Но это неважно, речь-то не обо мне.

Я не хочу сравнивать ее с теперешними шахматистами. Сейчас время так стремительно возносит своих кумиров, в том числе и шахматных, что многие, естественно, забываются. Тем более, если бы она мелькала, скажем, в турнирах ветеранов или еще где-то, то фамилия Кушнир была бы на слуху. Но это наша история женских шахмат, и без этого имени она просто неполная.

И еще маленькая деталь: Алла уехала в 1974 году, а тогда это все-таки не поощрялось. Человек уехал – и лучше о нем уже не упоминать лишний раз. Хотя она уехала совершенно законно, подала заявление, получила разрешение. То есть никаких побегов, как, скажем, Виктор Львович [Кочной] или Альбурт. Поэтому к ней никаких претензий никто в этом смысле не имел. Тем более, что перед этим она отказалась от матча с Мартой Литинской. Она должна была играть матч и была готова его сыграть, уже уехав, как израильская шахматистка. Но тут была достигнута некая договоренность, что она откажется от матча.

Конечно, как шахматистка, она была на высоте. Но она приняла такое решение, и это личное дело каждого. Этот отъезд, видимо, тоже как-то повлиял на то, чтобы об Алле вспоминали поменьше. Ну что о Кушнир так много говорить? Она же уехала, тем более, уже и не играет – собственно, и говорить не о чем.

Но она, безусловно, является яркой страницей в истории шахмат. Просто когда появилась новая плеяда во главе с Ноной, то среди тех немногих, кто стоял рядом, была и Алла. Потом уже появились молодые шахматистки, но это пришлось ждать не один год.

Е.СУРОВ: Спасибо, Людмила Сергеевна.

Л.БЕЛАВЕНЕЦ: Я бесконечно расстроена известием, и это ничего не сказать, вы понимаете. Это половина моей жизни, особенно в шахматах, и для меня после такого известия все померкло.


  


Смотрите также...

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Запись прямого эфира: 22.11.2014, 22.25
    Длительность: 12 мин.

    Е.СУРОВ: 22 часа 24 минуты московского время, Анна Музычук в прямом эфире сейчас из Львова. Анна?

    А.МУЗЫЧУК: Да, здравствуйте, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Здравствуйте! Что у вас там происходит, вы можете рассказать? Закрытие уже состоялось?

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Печальное известие пришло из Израиля: на 72-м году жизни скончалась известная в прошлом шахматистка Алла Кушнир. Это случилось 2 августа.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Мы на Кубке мира, и рядом со мной главный герой не только второго круга, но и, пожалуй, пока что всего соревнования, Александр Арещенко. Он ещё даже не остыл после партии с Левоном Ароняном. Какие у вас сейчас эмоции? Чего вы хотите?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…