Сергей Макарычев: "Шахматного комментатора способны заменить компьютеры"

Время публикации: 07.08.2013 13:32 | Последнее обновление: 07.08.2013 13:33

Фрагмент интервью Сергея Макарычева "Московским новостям".

— Шахматы вообще хоть в каком-то виде могут быть телегеничными? Например, блиц?

— С одной стороны, блиц — это динамика, эмоции и напряжение борьбы. Но ведь секрет многовековой популярности шахмат — это загадка, это тайна, которую настоящий шахматист пытается (и зачастую не без успеха!) разгадать с помощью своего интеллекта. А в блице никаких загадок нет, это просто рефлексы, интенсивная работа рук, стук по часам и безумное количество ошибок. При таком темпе нет места для взлетов интуиции, для точных и качественных решений. Как весьма удачно подметил Борис Гельфанд, «блиц — это шахматы подворотни». Иными словами, сильно усеченный контроль времени — даже быстрые шахматы, не говоря уж о блице — убивает внутреннее богатство игры. Как иногда шутят, доски не надо, можно просто по часам постучать. Поэтому регулярный показ по ТВ партий с таким количеством ошибок выливается в дискредитацию творческого начала и уникальных способностей человека-шахматиста, человека-творца.

— Вам случалось комментировать турниры онлайн в интернете? Легко ли работать в таких условиях?

— Да, и много раз. Легко работать, когда турнир имеет и высокий статус, и богатое спортивное содержание — тогда интерес огромен. Турнир претендентов или матч за звание чемпиона мира – эти громкие названия говорят сами за себя. Однако в этом году супертурниров стало непривычно много, и люди порой не успевают отойти от одного соревнования, как начинается другое. Болельщики просто не успевают переключаться, восстановить интерес к новому турниру. Мы становимся свидетелями парадокса, когда по-настоящему масштабное соревнование не вызывает того интереса, который еще два-три года назад — на фоне имевшегося «безрыбья» — был бы ему гарантирован. К тому же тем болельщикам (нашей «ядерной» аудитории), которые интересуются сутью партии, важнее видеть не картинку сцены, на которой стоят шахматные столики и сидят напряженно размышляющие гроссмейстеры, а позицию на доске. При этом комментатора, тщетно пытающегося удержать на протяжении 4-6 часов внимание аудитории, достаточно успешно (по большому счету) способны заменить специализированные сайты с компьютерной оценкой ситуации онлайн.

— Могут ли сделать шахматы более популярными такие персоны, как Магнус Карлсен?

— Появление прежде всего Магнуса Карлсена, но, отчасти и Хикару Накамуры с Фабиано Каруаной вызвало очевидный всем финансовый подъем мировых шахмат. Сейчас в шахматном мире наблюдается вброс спонсорских денег. Что касается непосредственно Карлсена, то он не слишком типичен с точки зрения образа шахматиста. Во многих странах Европы можно встретить громадные растяжки с его изображениями, на которых он, например, рекламирует спортивную одежду. Я не уверен, что, выкладывая в социальных сетях информацию о прыжках с вышки в воду или о количестве подтягиваний, вы наиболее эффективно популяризируете шахматы, но при этом очевидно, что Магнус сейчас выполняет ту роль, которую в свое время играл Роберт Фишер. Суть ее сводится к простой констатации: «Наш обыгрывает всех!»  С этой точки зрения Магнус Карлсен очень похож на Фишера, Карпова и Каспарова, которые в период взлета выигрывали большинство турниров, в которых участвовали. В нем горит внутренний огонь, чувствуется напор.

— А в России есть шахматист, которого можно было бы раскрутить, как норвежца, из которого удалось бы сделать медийную персону?

— Для этого нужно выигрывать много и стабильно. Как в свое время Анатолий Карпов, который после скандальных противостояний с Корчным и срыва матча с Фишером именно блистательными турнирными победами доказал всем, что является сильнейшим в мире. Сейчас такого шахматиста в России я не вижу. Главные успехи Владимира Крамника, как мне кажется, уже позади, а Сергей Карякин и Александр Грищук не готовы отречься от обычных человеческих радостей, без остатка посвятив себя борьбе за шахматную корону. Ведь чтобы стать мировым чемпионом, нужно страстно этого желать, забыть обо всем кроме поставленной цели.

[...]

— Сейчас ходят разговоры о том, что пора бы ввести звание «супергроссмейстер». Это действительно необходимо?

— Есть такой анекдот, согласно которому известного ученого представляют Эйнштейну, и этот ученый, немного смущаясь, долго перечисляет свои многочисленные звания и регалии.  А в ответ, пожимая протянутую руку, слышит: «Альберт Эйнштейн». За шахматиста, как мне кажется, также должны говорить имя и результаты, а не звания.


ОРИГИНАЛ


  



Смотрите также...