Тукмаков об Иванчуке: "Один из самых выдающихся гроссмейстеров в истории, но не смог преодолеть недостатки молодости"

Время публикации: 14.06.2013 13:41 | Последнее обновление: 14.06.2013 13:46

Украинский гроссмейстер Владимир Тукмаков в ходе интервью изданию "Спорт-Экспресс в Украине" рассказал, чего, по его мнению, не хватило Василию Иванчуку, чтобы завоевать титул чемпиона мира:

"У него фантастический потенциал: по чисто шахматным компонентам он, может быть, один из самых выдающихся гроссмейстеров в истории -  гармонично развитый, универсальный игрок, который все умеет и все знает.

Но чемпионом мира не стал и теперь уже - думаю, Василий на меня не обидится - почти наверняка не станет. И дело тут вовсе не в возрасте. Проблема в том, что он не смог преодолеть свои недостатки молодости. Он не стал стабильнее или уравновешеннее. Его шахматная одержимость перехлестывала все остальное. Всегда было очевидно, что Иванчук - человек необычный. Это проявилось еще в юности, когда он начинал.

Он пер как танк, в нем видели будущего чемпиона мира. Но Василия надломила первая же неудача, когда он проиграл претендентский матч Артуру Юсупову. Иванчук вел 4:3, ему нужно было лишь не уступить в последней партии.

Но он проиграл и ее, и последующие - с укороченным контролем времени. Для Василия это стало трагедией, которая неизменно сказывалась в следующей экстремальной ситуации, и с тех пор он уступал практически во всех решающих партиях в своей карьере. Более того, чем ближе маячила шахматная корона, тем хуже он играл. Так сказывались на его психике старые «зарубки»…"

* * *

Также Тукмаков поведал интересную историю о своих взаимоотношениях с лидерами украинской сборной Иванчуком и Пономаревым на Олимпиаде-2004:

"Я пришел в сборную накануне Всемирной олимпиады-2004. И передо мной встала дилемма: кого ставить на первую доску - Пономарева или Иванчука? В 2002 году, когда Руслан стал чемпионом мира, на первой доске играл именно он, но два года спустя его лидерство было вовсе неочевидно. Я считал, что на первой доске должен играть Иванчук. Вася всегда отлично играл в команде, при этом, не находясь в самом коллективе. Я применял к нему индивидуальный подход. Говорил: «Просто играй и больше ни о чем не думай». Он не присутствовал на собраниях, я его от этого освобождал.

Пару раз он приходил. И считал, что раз уже пришел, так нужно обязательно высказаться. Если бы эти вторжения в мою парафию были разумными, я бы с удовольствием их послушал. Но, в основном, это были какие-то завиральные идеи формирования состава.

- Как реагировал на вашу позицию по поводу первой доски Пономарев?

- Не очень хорошо. Я пытался убедить Руслана, но он, скажем так, не убеждался. Пономареву эта привилегия была важна с точки зрения престижа. Ну а я руководствовался исключительно интересами команды. И хотел, чтобы это было не командирское, а согласованное решение. Пытался заходить с разных концов, но ничего не получилось. Говорить об этом с Васей особого смысла не имело: он, конечно, тоже хотел играть на первой доске.

Но тут произошло непредсказуемое. Иванчук и Пономарев пришли ко мне вдвоем. При этом назвать их в тот момент друзьями было невозможно. Было просто удивительно, как они так быстро договорились!

И вот, что я услышал. Они сказали, что готовы пойти мне навстречу: как я скажу - так и будет. Но при этом подчеркнули, что у них есть свои ставленники в команду. Причем, согласованные друг с другом. Не буду озвучивать всех деталей, но например, Павел Эльянов, по версии Иванчука-Пономарева, в команду вполне мог не попасть. Иными словами, они предложили мне договориться по принципу «баш на баш».

- А в противном случае?

- Незаменимых, как они намекнули мне, не существует. Имея в виду, естественно, меня. Такой вот ультиматум поставили мне тогда два сильнейших гроссмейстера Украины. А, может, просто проверяли на прочность... С Васей у меня нечто подобное было и до этого. В 1998 году я мог играть на Олимпиаде в Элисте, но федерация пригласила меня в команду в качестве тренера. Иными словами, у меня был выбор - играть или капитанствовать.

И тут мне позвонил Вася: «Владимир Борисович, ну что вы решили?» - «А что?» - «Ну, понимаете, если вы - тренер, понятное дело, определяете состав. А если вы - игрок, тогда его определяю я». Я отвечаю: «Вася, ну, в таком случае я -  тренер». Однако в результате я не был ни тренером, ни игроком. На Олимпиаду просто не поехал…

А в 2004-м я их выслушал и сказал: «Ребята, вы конечно великие шахматисты, и если выступите дружным фронтом, то можете попытаться меня снять. Но пока я - тренер, все эти вопросы буду решать я».

Вася ведь не знал, что на первой доске я хочу видеть именно его. А Пономарев ему, само собой, ничего не сказал. Или сказал, но что-то не то. А когда Иванчук понял, что я - за него, все разгладилось. В результате Василий закончил турнир на первой доске с показателем «плюс 6» и практически обеспечил нам победу, а Руслан набрал на второй - ровно пятьдесят процентов. Жизнь расставила все и всех по своим местам.

- После победы «заговорщики» признали свою неправоту?

- Нет. Ограничились тостами за тренера. К счастью, во второй раз ничего подобного уже не было".


  


Смотрите также...