Ян Непомнящий: "Спасибо Карякину за спортивное поведение"

Время публикации: 25.12.2010 09:21 | Последнее обновление: 25.12.2010 09:37
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, меня зовут Евгений Суров, на связи со мной победитель Суперфинала чемпионата России Ян Непомнящий, собственной персоной. Добрый вечер.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Добрый вечер.

Е.СУРОВ: Ян, ну, во-первых, примите поздравления.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Спасибо.

Е.СУРОВ: В марте вы мне говорили о том, что год 2010-й уже считаете успешным, это было сразу после выигрыша чемпионата Европы. Что же скажете теперь, в конце декабря?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Скажем так, менее успешным он не стал. Естественно, наоборот. Действительно, такой урожайный год получился в плане турнирных успехов. Для меня это, конечно, некоторая неожиданность, но, все же, очень приятная.

Е.СУРОВ: Все-таки неожиданность, да?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Скорее да. Поскольку в Суперфинале, может быть, до начала турнира я ставил себе задачу попасть в тройку, однако, считал, что объективно это будет непросто.

Е.СУРОВ: Помню я, как в 2006 году – для вас тогда был первый суперфинал, да?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: - Угу.

Е.СУРОВ: …Я по окончании турнира разговаривал со Свидлером. Единственное, что мне запомнилось, в общем-то, из того разговора, это его восхищение, удивление игрой молодого человека по имени Ян Непомнящий. И вот наступает 2010-й год, вы обыгрываете Свидлера практически в решающей партии. И на удивление как-то легко (ну, с виду, по крайней мере, так кажется). Действительно легко удалось победить?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Ну, партия, на самом деле, была очень напряженной. Мне повезло в дебюте – в одной из немногих партий на турнире. Действительно очень удачно сложился дебют. Получилось именно то, к чему я готовился. И как раз Петр отреагировал не лучшим образом, сразу получил такой противный эндшпиль, в котором нужно было ему демонстрировать все время четкую игру. В какой-то момент он немножко расслабился, сделал ход a5, то есть, дал мне зацепку. И в форсированном варианте получилось, что просчитался. То есть, должно был сыграть точнее, и тогда получалась, видимо, все равно ничья. Но беда одна не приходит, и ход за ходом, еще две неточности, и партию уже было не спасти. А дальше просто получилось так, что в партии шла прямая линия за обе стороны, и отклониться он особых шансов не имел уже после этих ошибок.

Е.СУРОВ: Ну, вы понимали перед партией со Свидлером, что только выигрыш, в общем-то, может предоставить вам реальные шансы на чемпионство в турнире?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Естественно. Это был один из немногих моих белых цветов на этом турнире, и действительно, когда играешь против лидера соревнования, это дополнительную мотивацию придает. Хочется догнать и перегнать. Я понимал, что это отличный шанс включиться в борьбу за самые высокие места и старался его не упустить.

Е.СУРОВ: А вы считаете себя «белоцветчиком»?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Трудно сказать, «белоцветчиком» или нет, но, по крайней мере, априори белыми хочется победить, и шансы, так или иначе, предоставляются.

Е.СУРОВ: Ну, вот вы выиграли, и перед последним туром все равно так получилось, что были в отстающих. На пол-очка вы отставали от Карякина. Ну и как, верили, что Карякин оступится напоследок?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Всякое бывает, на самом деле. Действительно Сергей весь турнир провел очень ровно, и в последней партии оступился. Трудно было этого ожидать. Я считал, что ничья в его партии более вероятна, чем поражение, но все же ничья давала мне некоторые шансы зацепиться, поскольку у меня был белый цвет в последнем туре. И соперник мой достаточно боевой шахматист – Никита Витюгов всегда выходит на борьбу. Так и получилось. Другое дело, что я не сумел использовать те шансы, которые мне по ходу подвернулись ввиду того, что уже и последний тур, и нервы, и раннее начало – в общем, много было факторов, которые помешали нам с Никитой обоим показать какую-то вразумительную, я бы сказал, игру. Но все же, скажем так, шансы были. Они были и в случае ничьей Карякина. Даже я бы не удивился, если бы была у Сергея быстрая ничья. Если бы он четко разыграл дебют. Но вот он вышел достаточно неаккуратно, перепутал ходы, как он сам говорил, и…

Е.СУРОВ: Вы по ходу партии ситуацию видели на соседних досках? И наверняка что-то уже в голове представляли себе, как может сложиться в дальнейшем?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: На самом деле, я видел, что действительно позиция неясная. Правда, белые давят. То есть, у белых лишняя пешка и два слона. Но такой тип позиции, что белым нужно демонстрировать точность. Но Владимир Малахов славится… Ну, ему удалось перевести партию в эндшпиль, в техническую стадию, и было видно, что уже партия катится к такому вот завершению. Поскольку жертва фигуры на а3… Может быть, уже позиция на тот момент не держалась, но жертва фигуры, наверное, упростила белым задачу. Как раз в этот момент у меня появились какие-то шансы серьезные на победу в своей партии, и я как-то ими небрежно очень воспользовался, к сожалению.

Е.СУРОВ: Спрошу у вас на всякий случай, хотя понимаю, что вопрос не к вам. Как вы сами думаете, Карякин не допустил ли ошибку, что довольно долго уже в безнадежном эндшпиле пытался сопротивляться и тем самым, может быть, израсходовал много сил, которых ему не хватило на тай-бреке?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Ну, тема безнадежности эндшпиля достаточно спорная…

Е.СУРОВ: Спорная все-таки, да?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Ну, да. То есть, практические шансы, конечно, есть. Но другое дело, что конкретно вот с таким соперником, как Малахов, такой эндшпиль играть – занятие достаточно бесперспективное. Я думаю, что будь перевес белых куда меньше, все равно защита была бы необычайно трудна. Трудно сказать, было это ошибкой или нет. Всегда, когда играешь худшую позицию, стараешься использовать все шансы. Задним числом теперь можно говорить, но во время партии очень трудно решить, что нужно именно сейчас сдаться, чтобы сохранить силы. Я бы, на самом деле, едва ли смог настолько дальновидное решение принять. Может быть, «дальновидное» в кавычках, я не знаю. По крайне мере, это был бы неординарный случай.

Е.СУРОВ: Ну да. У вас, конечно, было больше времени для отдыха, чем у Сергея, да? Перед тай-бреком.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Может быть, минут на 40-50, да. Но, правда, я еще анализировал свою партию, ходил-смотрел, как играет Сергей…

Е.СУРОВ: А, то есть, вы были там же и, в общем-то, занимались примерно тем же, да?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Да, в этой же атмосфере. И возможности отдохнуть как таковой у меня не было. Действительно я не играл на тот момент, может быть, отдыхал, но нервное напряжение было достаточно серьезное.

Е.СУРОВ: Ну, а вот этот последний час перед партией – интересно, чем занимались? Как все-таки пытались расслабиться, не знаю, прийти в себя?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Особо просто ничего не делал. Благо в комнате стояли диванчики, я немножко полежал, попил чай. Что-то легкое очень съел, какие-то фрукты. Просто морально настраивался. Все равно это не принесло должного результата, судя по тем позициям, которые я получал – в самом начале партий, первой и третьей. То есть, видимо, нужно было еще провести подготовку теоретическую.

Е.СУРОВ: Ну да, тай-брек, конечно, анализировать – дело гибельное, наверное, потому что понятно, что шахматисты уставшие… Не безошибочная игра с обеих сторон шла – я думаю, согласитесь, да?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Ну, да.

Е.СУРОВ: Вот. А все-таки, при всем при том, что в каком-то смысле это лотерея, тай-бреки, и уж, тем более, «армагеддон» - это лотерея, но победитель один. Все-таки, может быть, уже прошло какое-то время, и вы понимаете: за счет чего удалось выиграть… Что было решающей каплей, которая перевесила в вашу пользу?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Трудно сказать. Я не то, чтобы очень старался победить – очень не хотелось проигрывать, скажем так, ни в одной из партий. Ну, а возможности были в каждой, судя по всему, если их проанализировать более-менее бдительно. Может быть, в последней партии Сергей слишком расслабился, поскольку действительно позиция не предвещала никаких сложностей в реализации, и две лишние минуты у него было. И он как-то укрепился, а это… Знаю, по себе, что это действует на нервы, когда позиция выиграна, но прямого выигрыша не видишь. Это достаточно сильно раздражает, заставляет тратить время и не позволяет играть в нормальную, адекватную силу. Может быть, черный цвет мне помог в «армагеддоне». Если бы я сам выбирал, я бы, наверное, тоже выбрал черный. Мне кажется, проще играть черными в «армагеддоне», тем более контроль не 5 на 4, а 6 на 5, так что…

Е.СУРОВ: И там после 60-го хода не добавлялись секунды, да?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Я, честно говоря, не обращал внимания в пылу борьбы, но мне кажется, что нет. По крайней мере, судья говорил, что добавления нет.

Е.СУРОВ: Тогда интересный вопрос, почему все-таки Сергей не стал играть на время в конечной позиции.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Трудно сказать. В конечной позиции просто у меня уже…

Е.СУРОВ: Прошу прощения, там, если я не ошибаюсь, - я не стоял, не смотрел вживую партию, но потом я посмотрел, - если я правильно увидел, секунд по 25 у каждого оставалось, да? Когда возник этот эндшпиль – ладья против слона.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: В этом плане я думаю, что Сергею можно только позавидовать, его хладнокровию. Он сумел признать, что позицию изжила немножко себя, и не сводить партию. Хотя, это было бы, по крайней мере, не то, что предсказуемо, но, по крайней мере, это можно было бы понять – в условиях крайне нервного напряжения «армагеддона» играть до самого победного конца. Ну, он пытался как-то выжать что мог из этой позиции, даже съел у меня все пешки. Но в конечной        позиции даже и время было примерно поровну, и у меня была правая рука, и очень удобно располагался слон. На полях b8 и а7, что позволяло мне почти не тратить времени на ход. Но это как бы все шутки, а на самом деле…

Е.СУРОВ: Король, правда, далековато был там.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Король был далековато, но я им старался почти не ходить, да. У него две фигуры были далеко. Но просто только можно сказать спасибо Сергею за какое-то спортивное – в этом плане спортивное, мне кажется, поведение. Действительно не стал сводить партию к тому, что было, насколько я помню, на каком-то женском чемпионате мира

Е.СУРОВ: Да и не только на нем. Вообще «армагеддон» славится…

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Вообще «армагеддон» действительно… Подчас в пылу борьбы забывают люди о…

Е.СУРОВ: Каких-то элементарных правилах приличия.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Ну, не то, что о правилах приличия, но о таких правилах здравого смысла, скажем так.  

Е.СУРОВ: Ну да, в этом смысле, конечно, очень достойна была сама вот эта концовка, когда пожимаете руки друг другу. Ну, правда, заставили вы его все-таки немножко. Видно было по жестам, что требовали согласиться.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Не знаю, может быть, я бы потребовал у судьи, но я просто сомневался, что в «армагеддоне» вообще можно требовать ничью у судьи. Просто не знаю точно правил. Но на самом деле я уже не боялся проиграть свою партию по времени. По крайней мере, тенденция была такая, что время у меня кончалось медленнее, чем у него.

Е.СУРОВ: Шло медленнее…

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Ну, все-таки правая рука – это тоже большое подспорье.

Е.СУРОВ: Это к вопросу о теории относительности. Тому, кому сложнее играть, наверное, для него время медленнее идет, чем для того, кому легче играть. Ну, это я так, пофилософствовал. Скажите немножко про вашего тренера, Владимира Поткина. Он ведь получил награду вместе с вами сразу по окончании турнира. Вот это неожиданная довольно новость. Тренер на моей памяти еще не получал (по крайней мере, в чемпионатах России) медаль вместе со своим подопечным, если он выиграл. Владимир Поткин – он не первый год с вами работает, да?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Да, уже три года сотрудничаем вместе, занимаемся. Получается примерно с осени 2007 года.

Е.СУРОВ: Насколько плодотворное сотрудничество? На постоянной основе, да?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Да, на постоянной основе. А плодотворное – думаю, что мне грех жаловаться. По крайней мере, судя по этому году, уж точно.

Е.СУРОВ: Но вы не раз признавались в своих интервью, что один не любите заниматься шахматами, и долго у вас не получается. В этом смысле, наверное, тренер как раз хороший помощник?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: В этом смысле да, тренер необходим, конечно, как воздух. Ну, и Володя очень приятный человек, с ним очень легко всегда общаешься. В этой связи он отличный… То есть, когда нужна какая-то компания, чтобы посмотреть позицию, даже независимо от серьезной работы, это тоже имеет место быть. Практически всегда можно приятно провести время за веселым анализом.

Е.СУРОВ: Три года вы занимаетесь. Но за последние три года у вас были как взлеты, так и падения. Рука Владимира Поткина чувствовалась больше когда?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Трудно сказать, когда она чувствовалась. Уже достаточен тот факт, что и теоретическая, и моральная, и дружеская поддержка с его стороны оказывалась всякий раз. На самом деле, когда мы только начали заниматься, я после этого, ну, почти через пару месяцев выиграл Аэрофлот-опен. Это был достаточно, мне кажется, значимый момент. Ну, и та плановая стагнация, которая у меня наблюдалась, может быть, в 2009-м году это было особенно ярко видно, - она, может быть, результат моего такого немножко не серьезного отношения к спортивным принципам шахматным. То есть, я действительно не выкладывался, относился к результатам, может быть, несколько снисходительно к своим, к хорошим или плохим. Не пытался выжимать из себя, уж точно, максимум.

Е.СУРОВ: А что или кто на вас повлиял, и вот вы изменились теперь?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: А как-то вот просто надоело. В 2009-м году играл Высшую лигу в Улан-Удэ. Игрался турнир тяжело, в какой-то момент у меня даже были шансы выйти, но закончил я его в достаточно беспросветном полтиннике. После этого как-то у меня появилась спортивная злость положительного свойства, которая заставляла и подстегивала и самому заниматься во время турнира, и серьезнее готовиться. И проходных партий я для себя не видел, и в каждой партии старался играть хорошо. Особенно, наверное, это было заметно на Кубке России, когда, - так получилось, в принципе, и при доле везения некоторой, - что, казалось бы, можно выиграть с минимальным счетом, но я просто шел не выигрывать, а играть каждую партию, не играя на ничью. Просто боролся в каждой партии. И за счет этого в первых восьми партиях потерял только пол-очка. Это уже было в полуфинале, когда действительно в какой-то момент свести игру к ничьей, ведя в счете против Санана Сюгирова. Мне кажется, все-таки спортивный элемент, который мне удалось привнести в свою игру (желание побеждать) – он достаточно ощутимо помог.

Е.СУРОВ: Скажите, Ян, по окончании турнира вы наверняка получили много поздравлений от разных людей. Были ли какие-то неожиданные поздравления? Ну, от тех людей, от которых вы не ожидали?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Трудно сказать. Я так об этом не задумывался. На самом деле, каждое поздравление приятно очень. Даже когда общаешься с человеком достаточно мало, все равно, когда он тебе поздравляет, скажем так, это не кажется неожиданным. О каких-то неожиданностях, наверное, говорить не приходится.

Е.СУРОВ: Скажите, Ян, вы следите или следили когда-нибудь за женскими шахматами?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Ну, так. Я бы сказал, краем глаза.

Е.СУРОВ: Дело в том, что сегодня, вот мы с вами разговариваем 24 декабря, стало известно имя новой чемпионки мира. Ею стала китаянка Хоу Ифань.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Ну да, вот я за этим как раз следил.

Е.СУРОВ: Следили, да, за чемпионатом мира?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: За тай-бреком.

Е.СУРОВ: И что думаете? Что думаете об игре Хоу Ифань вообще? Ну, я, естественно, вы, наверное, понимаете, намекаю на ее возраст. Она на четыре года младше вас.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Нет, ну это, безусловно, какое-то феноменальное явление. Может быть, и скорее всего, со временем достигнет уровня, скажем так, Полгар – касательно ее позиции в мужском рейтинге. И может быть, даже его перегонит. Не знаю, трудно рассуждать на этот счет. Давать прогнозы я, на самом деле, не большой мастер. Я с ней просто играл партии, в Вейк-ан-Зее это было.

Е.СУРОВ: А, вы с ней играли?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Да, три и два года назад соответственно. Ну, она играет достаточно странно – на тот момент у меня было такое впечатление. Но это было достаточно давно, и, естественно, она очень выросла как шахматистка. У меня создалось впечатление, что, может быть, в ущерб плану, она просто всегда пытается сделать в каждой позиции самый сильный ход. Немножко компьютерный такой метод. Партии ее я особо не смотрел. Наверное, судя по тому, как она прошла этот турнир, совершенно заслуженно выиграла титул. Ну, и два года назад уступила только Александре Костенюк.

Е.СУРОВ: Ну да, отличие в том, что два года назад она все делала хорошо, кроме финала – в финале она уж совсем была там настолько уставшая, что… ну, видно было просто, я был рядом там, - а в этом турнире прямо чувствовалось, что сил у нее хватило до самого-самого конца, вплоть до тай-брека. А странность ее игры все-таки в чем заключается? Именно в этом – в том, что в каждой позиции она пытается сделать такие компьютерные ходы?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Трудно сказать. Я опять-таки не смотрел серьезно партии на этом турнире, мне своих забот хватало.

Е.СУРОВ: Нет, ну вот те ваши впечатления от Вейк-ан-Зее.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Какие-то очень грубые позиционные и стратегические ошибки тогда чередовались сериями просто единственных ходов такой математической точности. Может быть, такой закаленный счет вариантов действительно такие результаты приносит положительные.

Е.СУРОВ: То есть, вы думаете, что это все-таки больше плюс, чем минус?

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Нет, ну естественно. Очень жесткий, дисциплинированный расчет. Ну, в принципе, вообще китайская школа, как мне кажется, этим славится. Тем, что в расчете вариантов они практически не ошибаются – в спокойных ситуациях, не цейтнотных.

Е.СУРОВ: Но, тем не менее, вы сами признаете, что иногда в стратегии у них бывают пробелы. В стратегическом понимании.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Ну, не то, чтобы у них, а вот конкретно…

Е.СУРОВ: Да, конкретно у Хоу Ифань.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: В четырнадцать лет трудно… Ну, это явление совершенно из ряда вон выходящее.

Е.СУРОВ: Вам двадцать лет сейчас – по современным меркам не так уж и мало. Вы чувствуете себя как, полным сил? Ну, я имею в виду не столько физически, конечно. Физически понятно: двадцать лет, дай бог вам здоровья, всего самого наилучшего, не болеть. А вот психологически, так сказать, - тем более, удачный год окончился, - у вас какой-то подъем сейчас намечается? В плане психологии я имею в виду.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Не знаю, на счет подъема, но, по крайней мере, чтобы я немножко поник, я такого не замечаю. На самом деле, рабочая ситуация. Думаю, что тот успех, который сейчас пришел ко мне, это скорее какой-то аванс, поскольку по игре я, наверное, не заслуживал. Но аванс, который нужно отрабатывать и стараться показывать игру хорошего уровня в дальнейшем. Психологически тоже, мне кажется, пока рановато, да и грех жаловаться на какие-то психологические проблемы. На самом деле, все нормально. По крайней мере, трудностей таких я пока не вижу.

Е.СУРОВ: Спасибо большое. Это был Ян Непомнящий. Желаю дальнейших успехов.

Я.НЕПОМНЯЩИЙ: Спасибо. Всего доброго.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на Суперфинале чемпионата России среди женщин. Рядом со мной Валентина Гунина, героиня, к сожалению, только предпоследнего тура, только что состоявшегося. Здравствуйте, Валентина. Почему у вас не шла игра на протяжении всего турнира, и как вам удалось сегодня лидера победить?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • И.ЛЕВИТОВ: Беспредел творится какой-то. Даже не знаю, как это комментировать. Я лично пребываю в шоке.

    Е.СУРОВ: А чего такого?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • In English
    Г.СОСОНКО: Пресс-конференция закончилась, огромное количество народа. Аплодисменты и всё остальное. Шахматисты признали, конечно, что было много ошибок, и что шансы колебались, и неожиданны две партии, которые Гарик проиграл. Но в последней партии взял реванш за всё. Сейчас закрытие происходит. Мы в эфире?

  • Е.СУРОВ: Здравствуйте. Это Chess-News, мы в Гостиной Дворковича, и вместе со мной Сергей Карякин, из Монако собственной персоной.

    С.КАРЯКИН: Здравствуйте.

    Е.СУРОВ: Сергей, ну какие ваши впечатления от этого турнира?